23 Июля 2016, 13:00

Московский центр Карнеги: почему протесты в Армении сопровождаются критикой России

Захватчики здания полиции в Ереване отпустили всех заложников, которых они там удерживали, сообщил 23 июля «Интерфакс» со ссылкой на местных правоохранителей. Между тем, если Россия не откажется от односторонней ориентации на правящую элиту Армении, украинизация армянской политики может спровоцировать обострение в Нагорном Карабахе и привести к хаосу в целом регионе. Об этом на сайте Московского центра Карнеги рассуждает историк, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Сергей Маркедонов. Мы публикуем фрагменты из его статьи


Вооруженная группа захватила (17 июля. — Открытая Россия)
расположение полка патрульно-постовой службы — во время захвата погиб заместитель начальника этого подразделения, а остальных сотрудников взяли в заложники. Захватчики заявили, что представляют движение «Сасна црер» («Храбрые сасунцы») — название отсылает к средневековому армянскому эпосу о борьбе богатырей Сасуна с арабским нашествием. Они потребовали освободить из тюрьмы известного армянского комбатанта, ветерана войны в Нагорном Карабахе и радикального оппозиционера Жирайра (Жиро Сефиляна).

Сегодня против властей [Армении] работает несколько новых факторов, от которых все сложнее отмахиваться. Прежде всего, это смена поколений. В активную общественную жизнь постепенно входят люди, родившиеся накануне или уже после распада СССР и поэтому не знающие никакой иной реальности, кроме национальной независимости. Их требования носят, как правило, максималистский характер, а представленность во власти, скажем мягко, ничтожно мала. Можно говорить о том, что их представления о будущем туманны и расплывчаты, но не считаться с ними с каждым годом будет все труднее.

При этом не удовлетворен запрос на альтернативное видение будущего страны. Стремление к переменам почти не представлено в политической элите Армении, где господствуют политики, сформировавшиеся еще в советские времена и ориентированные на поддержание сложных бюрократических балансов, но не на развитие. Существующий партийно-политический спектр не дает ни четких программ, ни ярких лидеров.

Отсюда возникает спрос на радикализм, включая и насильственные действия, и терроризм, что крайне опасно для самого существования Армении. И этот тезис вовсе не преувеличение в условиях неурегулированного конфликта в Нагорном Карабахе и существующей изоляции Армении. Две из ее четырех границ (турецкая и азербайджанская) закрыты, а две другие (грузинская и иранская) из-за особенностей отношений Грузии с Россией и Ирана с Западом тоже довольно проблемные окна во внешний мир.

Поэтому не стоит недооценивать роль апрельского обострения в Нагорном Карабахе в сегодняшних протестах. С точки зрения критиков, армянские власти не проявили тогда (и не проявляли ранее) достаточной жесткости, отстаивая национальные интересы страны. С этим связано и участие ветеранов карабахского конфликта в захвате полицейского поста. Другой вопрос, в какой степени реалистичны представления предпарламентариев и различных гражданских активистов о международной реальности, если они возлагают всю вину на власть и на поддерживающую ее Россию.


Роль России

То, что Москва пытается балансировать между Арменией и Азербайджаном, многих армянских политиков и общественных деятелей не устраивает, они требуют ясности в отношениях. Наверное, это недовольство могло бы остаться в спящем режиме, если бы не недавний всплеск насилия в Карабахе, где азербайджанская армия использовала приобретенное в России оружие. Можно сколько угодно говорить о том, что у Азербайджана четыре основных поставщика вооружений (помимо России, это Украина, Израиль и Турция, через которую в страну поступают и натовские образцы), в Армении все равно многие будут уверены, что такое поведение России недопустимо.

Особенно когда Армения — единственная страна Закавказья, согласившаяся участвовать в евразийских интеграционных проектах Москвы (ОДКБ и ЕАЭС). На ее территории располагается 102-я военная база Вооруженных сил РФ в Гюмри, а российские пограничники вместе со своими армянскими коллегами охраняют границы Армении. Наконец, самая большая часть армянской диаспоры (около 1,2 млн человек) живет в России. Все это, а также то, что Кремль теснейшим образом сотрудничает с действующей властью и практически игнорирует оппозиционеров и правозащитников, создает устойчивый негативный образ России, особенно среди представителей молодого поколения, не имеющих советского опыта и воспринимающих Россию просто как одного из внешних игроков.

В итоге протесты в Армении сопровождаются жесткой критикой в адрес России. Назвать сегодня эти взгляды доминирующими нельзя, но полагаться на прежнюю инерцию в отношениях между Ереваном и Москвой (так называемую дипломатию тостов) уже невозможно. Сколько угодно (и это будет справедливо) можно говорить, что НАТО не представляет для Армении альтернативу России (хотя бы потому, что в НАТО входит Турция), а Россия активно участвует в нагорно-карабахском урегулировании (именно в Москве достигли соглашения о прекращении огня в Карабахе после недавней эскалации). Однако без трансформации российской политики на армянском направлении дело не сдвинется.

России необходимо отказаться от односторонней ориентации на правящую элиту и заняться перестройкой своей мягкой силы с просоветской ностальгии на актуальные проблемы активных слоев населения страны. Застойный сценарий чреват украинизацией армянской политики, что вдвойне рискованно из-за неразрешенного конфликта в Нагорном Карабахе. Ведь любая нестабильность внутри Армении может закончиться обострением противостояния на линии соприкосновения, вмешательством внешних сил и нарастанием хаоса уже не в одной стране, а в целом регионе.

Впрочем, карабахский конфликт до определенного предела выступает и фактором сдерживания. Политические силы Армении, включая даже радикальных националистов, опасаются, что распри внутри страны спровоцируют их геополитических оппонентов на решительные действия. А это может поставить на кон национальную государственность Армении, а не только личную биографию отдельного политика. Другое дело, что вечно эксплуатировать этот сюжет не получится и рано или поздно Армении все равно придется решать связанные с этими политиками проблемы.


Полностью статью Сергея Маркедонова «Беспорядки в Армении. Что это означает для России» читайте на сайте Московского центра Карнеги.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Захват полицейского участка в Ереване. Объясняет политолог Микаэл Золян

util