24 July 2016, 16:11

Почему нас меньше волнуют теракты в Азии и Африке? Отвечают востоковед и психиатр

На месте теракта в Кабуле, 23 июля 2016 года.

Теракты, происходящие в Азии или Африке, большинство жителей Запада, воспринимают куда менее эмоционально, чем теракты в Европе и Америке. Почему так происходит, объясняют политолог и востоковед Алексей Малашенко и художник, а в прошлом врач-психиатр Андрей Бильжо


23 июля в теракте в Кабуле погибли 80 человек, 231 пострадал. 24 июля смертник подорвался в Багдаде — 10 жертв, более 20 раненых. В ночь со 2 на 3 июля там же произошел один из крупнейших терактов за последние годы — погибли 292 человека. Но соцсети не окрашиваются в цвета флагов Пакистана или Ирана, а западные политики говорят о толерантности и жизни как высшей ценности, но лишь вскользь упоминают о терактах, сотрясающих Азию и Африку. Почему?



Политолог и востоковед Алексей Малашенко: «Мы живем в одном мире, а они — в другом»

— Так было, так и есть. Были народы, ушедшие далеко вперед, был комплекс собственного превосходства — тем более, что мусульманские страны так или иначе находились под контролем европейцев и были колониями. Отсюда и позиция, что «мы носители самых передовых ценностей, потому что, как минимум, мы живем лучше, мы создали жизнеспособное государство, у нас технологии, у нас культура» и так далее. Я бы сказал, что этот самый комплекс белого человека совершенно нормален. Так и должно быть, потому что мир меняется медленно, происходит накопление того, что называется исторической памятью. Ну как норвежец будет глядеть на пакистанцев? Он будет глядеть на них свысока. А если тот же пакистанец будет себя неадекватно или вызывающе вести в той же Европе, это естественно будет раздражать.

Мир поделен — на тех, кто ушел намного дальше, и тех, кто не знает, куда идти дальше. И этот взгляд совершенно естественен. Он не оттого, что такие плохие люди: просто мы живем в одном мире, а они — в другом. Это можно бесконечно критиковать, но такова объективная реальность, и другого быть не могло. Установка на то, что мы всегда будем впереди, а они у нас будут учиться и от нас будут зависеть, психологически и исторически оправдана. Времена меняются быстро, нужны другие подходы, нужно понимать, с кем мы имеем дело. Это все очень непросто дается, дело не в какой-то глупости европейских политиков, просто так сложилась история, вот и все. К этому нужно относиться без истерики: мы все равно от этих проблем никуда не денемся.

На месте теракта в Багдаде, 24 июля 2016 года.

Эти теракты в странах третьего мира направлены против европейцев, христиан и глобалистов — тех, которые нажимают на мусульманский Восток. Они направлены также против самих мусульман, которые подвержены глобализации, так что говорить нужно не в том плане, что про одних нужно больше говорить, про других меньше, а в том плане, что это реальная угроза для всех вне зависимости от религии.



Андрей Бильжо, художник, в прошлом врач-психиатр: «Психологически это абсолютно понятно»

— Это очень сложный вопрос. СМИ и политиков можно обвинять во многом, но на это нужно иметь какие-то права. Мне кажется, что да, с одной стороны, это несправедливо, что нужно освещать одинаково все теракты. С другой стороны, психологически это абсолютно понятно, потому что европейцы нам ближе по ментальности, по культуре и так далее. А все, что касается Азии и Африки, многие представляют как какие-то их внутренние разборки — пусть они там сами решают свои проблемы. Так, мне кажется, это представляют СМИ и среднестатистический читатель, зритель, обыватель. И я, наверное, отношусь к ним же. Я ловлю себя на мысли, что меня действительно затрагивают теракты в европейских городах, в которых я бывал, которые я знаю, среди моих друзей много европейцев и много русских, которые живут в этих странах. Что касается Пакистана, Афганистана, Индии и других, то это как будто далеко, не совсем наше, не совсем мое, хотя это ужасно, когда гибнут женщины и дети, независимо от цвета кожи и разреза глаз. Но это понимается одной частью мозга, а другая считает, что это совсем далеко. Я уверен, что необходимо говорить о любых терактах, потому что дети есть дети, женщины есть женщины, мирные жители есть мирные жители. И это ужасно, когда они погибают.

util