25 Июля 2016, 17:59

Прощаются, но не уходят. Допинг-неувязки и кое-что человеческое на «Первом канале»

Что позабавило Антона Ореха, по воскресеньям окунающегося в мир телепропаганды, в спортивной и криминальной «аналитике» на «Первом»



Кто-то уходит, не прощаясь, а кто-то прощается, — но не уходит. Все как в анекдоте.

Федеральные каналы уже две недели как обещали дать себе и нам передышку от своей аналитики, но тем не менее исправно выдают по выходным не просто привычные «заряды», но «еще и дополнительное время, а там и серия пенальти будет». Тем более, что главная тема недели как раз спортивная.

«Первый канал» выдал два полноценных часа вещания. И пускай Ирада Зейналова видит сейчас вечерами десятые отпускные сны, ее есть кому заменить. На сей раз это был Дмитрий Борисов, свежеиспеченный обладатель «Тэфи». Диму я знаю давно, знаю как хорошего парня и в силу этих личных отношений не стану ему задавать риторические вопросы из разряда: «Что ты делаешь на этом ужасном ’’Первом канале’’?» — и мораль читать не собираюсь никому. Но Борисов, конечно, никакой не пропагандист; поэтому двухчасовое воскресное «Время» больше походило на растянутый до бесконечности тривиальный новостной выпуск российского телевидения эпохи сами-знаете-кого, где тот же набор сюжетов, только каждый отдельный репортаж не по две-три минуты, как в будние дни, а минут по десять.

Но начали с того самого спорта, с Олимпиады. Телевидение — это большое производство и громоздкая технология.

Поэтому было очень заметно, что многие вещи были сделаны заранее и не вполне попадали в струю.

Поскольку изначально прогноз по допуску наших к Играм был так себе, то функционеров МОК, пляшущих под дудку или какой-то другой инструмент Вашингтона, решили заклеймить от души. Не преминули напомнить, что США вносят львиную долю в бюджета ВАДА: неспроста же! Что Дарью Клишину допустили к Рио потому, что она давно жила и тренировалась в Штатах, и, стало быть, нашим атлетам предлагали бросить родину!

Про родимую сторонушку вспомнили и в другом сюжете, когда говорили про главного информатора антидопингового расследования против России — Григория Родченкова. Мол, он сбежал отсюда и стал за океаном «выслуживаться перед новой родиной». Про Родченкова теперь вообще популярно говорить в каком-то таком контексте. Вспоминать, что сестра его получила условный срок за темненькие делишечки с таблеточками. Что сам он проходил уголовным фигурантом. Какой-то мужик в кадре возник и разводил руками — с пятого на десятое — про старого приятеля Григория, который из Америки возил таблетки чемоданами.

Только забыли коллеги с «Первого» и прочих каналов задать хотя бы самим себе пару вопросов. Сестра Родченкова действительно проходила по крайне неприятным делам. Но условный срок — это условный срок. Значит, ничего смертельного там не было? Или было, но кто-то закрыл глаза? Но если кто-то закрыл глаза, то это был наш суд, а не американский. И к кому тогда претензии? Если судили сестру, то обязательно ли попутно виноватить и ее брата, и маму с папой, и друзей-подруг? Логика-то такая получается!

А главное — никто почему-то не объясняет, каким образом при такой сестре, притом что самого Родченкова подозревали и открывали следствие, — этот человек и до, и после продолжал возглавлять наш антидопинговый центр.

Десять лет возглавлял! И в Сочи возглавлял! И орден за Олимпиаду получил! То есть либо вы, ребята, профнепригодны, если такого человека допустили, либо вы все чудесно знали, но вас абсолютно все устраивало!

И все это в обрамлении филиппик про необъективность доклада Макларена, политический заказ и набор одних и тех же кадров, повторяющихся из раза в раз: вот кто-то прыгает, вот кто-то штангу в тренировочном зале тягает, вот разминается, вот финиширует. Бедноватая видеотека оказалась по освещаемому вопросу.

И немного чудно эти заранее заготовленные сюжеты контрастировали с самыми первыми кадрами, где все радовались благополучному разрешению вопроса и даже отдавали должное мудрости МОК.

Что было дальше в двух часах эфира, я вам пересказывать подробно, пожалуй, не стану. Про загнивание Европы — само собой. Про казусность американских выборов — непременно. Про теракты в Ницце и в Германии — как полагается: мол, сами зло породили, сами прошляпили, сами и получили.

Про Эрдогана — до сих пор не определились. Все-таки недавняя ссора и тонны вываленного на турецкого вождя зловония не позволяют совсем уж моментально перестроиться на 180 градусов. Но по совокупности Эрдоган, получается, не такой скверный мужик, как, скажем, те же турецкие путчисты. Скверный, конечно, но не такой.

Однако два сюжета мне хотелось посмотреть отдельно. Что скажут про скандал в Следственном комитете? Миллион долларов взятки, Шакро Молодой — что вот об этом скажут? Сказали. Просто сказали. Коротко, по-новостному. Сюжет — один из самых коротеньких в безразмерной программе. Никакого пафоса, никаких молний и громов. То есть чисто как в выпуске новостей: только факты, и побыстрее.

Ну, а другая история — это гибель Павла Шеремета. Тут ведь не просто хороший человек погиб, а к тому же коллега-журналист. Павел же на «Первом канале» и его предтечах работал, значит, свой, как ни крути. Но тут, слава богу, все было по-человечески. Ну да, в паре фраз вспомнили, конечно, с цитатами, как Шеремет критиковал и теперешнюю власть в Киеве, — и это, в общем, тоже одна из версий, честно говоря, — но в эту сторону особо не напирали и в нестройные головы зрителей именно эту мысль настойчиво не вкладывали. Так что в этом смысле все было не пошло.

Остается только надеяться, что теперь уже катаклизмов не случится и телевидение спокойно передохнет хоть месяцок — до выборов.

Но вообще, я так подумал, что именно товарищи с телевидения должны были вздохнуть с особым облегчением после решения МОК. Вы только представьте себе, что в противном случае им пришлось бы снимать наверняка все многочасовые трансляции из Рио и в сезон отпусков забивать чем-то сетку вещания, да еще клеймить эту Олимпиаду в «аналитике» каждый день.

Так что спасибо МОК за наш спокойный — я надеюсь! — предстоящий телевизионный август.

util