27 Июля 2016, 11:55

Электоральный эксперт Аркадий Любарев: выборы — лучшее выражение политической позиции

Аркадий Любарев (справа) во время заседания «Круглого стола 12 декабря».

В конце лета у электорального эксперта, сопредседателя движения «Голос» Аркадия Любарева в издательстве «Новое литературное обозрение» выходит книга «Избирательные системы: российский и мировой опыт». Сергей Простаков встретился с экспертом и обсудил с ним его исследование, предстоящие выборы и «окно возможностей» на них для независимых кандидатов



— Как на протяжении постсоветской истории менялась роль избирательной системы в рамках всей российской политической системы?

— Говоря об избирательной системе, необходимо помнить, что в российской литературе это понятие традиционно используется в двух смыслах — широком и узком. В широком смысле это — совокупность всех общественных отношений, связанных с выборами. В узком смысле — совокупность правовых норм, определяющих, как итоги голосования трансформируются в результаты выборов. Иногда из контекста понятно, в каком смысле употребляется термин, иногда — непонятно.

В своей новой книге я пишу об избирательных системах в узком смысле этого понятия.

Если иметь в виду широкое понимание избирательной системы, то ваш вопрос можно сформулировать проще: как на протяжении постсоветской истории менялась роль выборов в политической системе России?

Вплоть до 2000 года выборы играли решающую роль в формировании органов власти — как на федеральном, так и на региональном уровнях. Результаты выборов были трудно предсказуемыми. Административный ресурс, безусловно, применялся, но его эффективность чаще всего была невысокой. Избранные представительные органы оказывались достаточно самостоятельными.

На президентских выборах была настоящая борьба. На губернаторских выборах чаще побеждали представители оппозиции, чем ставленники федеральной власти.

После 2000 года начала выстраиваться система «управляемой демократии», одной из главных составляющих которой были «управляемые» выборы. Путем множества разных манипулятивных технологий (от изменений законодательства до прямых фальсификаций) федеральная власть стала добиваться таких результатов выборов, каких хотела, а роль избирателей в системе выборов была снижена пусть и не до нуля, но до небольшого уровня.

Подготовка помещения для голосования на выборах в Госдуму в белгородской гимназии №9, 2003 год.

— Можно ли сказать, что на каком-либо из уровней власти — муниципальном, региональном, федеральном — выборы более демократичны или хотя бы не предсказуемее, чем на других уровнях? Или же в избирательной системе «вертикаль власти» работает без сбоев?

— Выборы на федеральном и региональном уровнях, действительно, стали практически полностью «управляемыми». С муниципальным уровнем сложнее. В России около 25 тысяч муниципальных образований, и они очень разные. Где-то выборы еще более управляемые, чем на региональном уровне, где-то, напротив, они вполне конкурентные.

Федеральная и региональная власть наибольшее внимание уделяют выборам в региональных центрах. С другой стороны, в этих городах наиболее самостоятельный и грамотный электорат. Еще недавно выборы мэров во многих региональных центрах были примером конкурентных выборов. Сейчас прямые выборы мэров в этих городах почти повсеместно отменены.

Тем не менее муниципальные выборы во многих случаях остаются подлинными выборами, на них сохраняется интрига, и их результаты не всегда предсказуемы. В частности, такая картина наблюдается в средних городах в относительно демократичных регионах (Красноярский край, Свердловская область, Иркутская область и других), но она возможна, например, и в Дагестане. Сейчас нередко на муниципальных выборах по партийным спискам успешно выступают малоизвестные партии, за которыми в данном городе стоят представители местной элиты, не нашедшие себя в старых системных партиях.

Даже в сельских поселениях выборы иногда преподносят сюрпризы. Так, год назад в некоторых из них побеждал «кандидат против всех», хотя эту строку допустили всего в восьми регионах.

— Согласны ли вы с идеей об особой зависимости авторитарных режимов от выборов, от одобрения гражданами «безальтернативного курса»? Насколько этот тезис применим к современной России?

— В авторитарных режимах выборы играют определенную роль, но я бы не сказал о сильной их зависимости от выборов. У авторитарных режимов есть другие источники легитимности, которые играют обычно большую роль, чем выборы. Выборы для них — дополнительный, а не главный источник легитимности.

— Скоро исполнится пять лет с тех пор, как еще при президенте Дмитрии Медведеве были возвращены губернаторские выборы и либерализовано законодательство о партиях. Насколько за это время выросла конкуренция?

— На губернаторских выборах в большинстве случаев реальной конкуренции нет. Это связано с тремя законодательными «хитростями». Во-первых, с «муниципальный фильтром», преодолеть который без помощи «Единой России» (то есть самой региональной власти) могут лишь кандидаты от КПРФ — и то далеко не во всех регионах. Во-вторых, с отсутствием возможности самовыдвижения, так как самовыдвиженцы чаще всего наиболее сильные конкуренты кандидатов от власти. В-третьих, с тем, что выборы проводятся в единый день голосования, даже если место губернатора стало вакантным за год до этого дня. Это позволяет президенту назначать исполняющего обязанности губернатора, который затем в течение нескольких месяцев готовит свое избрание.

Кандидат на должность губернатора Санкт-Петербурга от партии КПРФ Ирина Иванова (вторая слева), председатель Законодательного собрания Санкт-Петербурга Вячеслав Макаров (третий справа), кандидат на должность губернатора Санкт-Петербурга от партии «Единая Россия» Георгий Полтавченко (справа) во время репетиции выборов на должность губернатора Санкт-Петербурга на Дворцовой площади, 2014 год.

Поэтому из 64 прошедших с 2012 года губернаторских выборов лишь в одном случае кандидат от оппозиции вышел во второй тур и в нем победил.

Еще только в трех случаях главный конкурент представителя власти сумел получить более 30%, и еще в семи — между 20 и 30%.

Либерализация закона о партиях в некоторой степени повысила конкуренцию на выборах по партийным спискам. Особенно это проявилось на региональных и муниципальных выборах 2013 года, проявляется и на идущих сейчас выборах в Государственную думу.

Однако эффект от либерализации был снижен благодаря нескольким факторам. Во-первых, либерализация коснулась только численности партий. Сохранились нормы, позволяющие отказывать партии в регистрации с помощью различных бюрократических приемов, что проявилось в том числе в отношении «Партии прогресса». Во-вторых, в 2014 году были внесены изменения в избирательное законодательство, заметно снизившие конкуренцию на региональных и муниципальных выборах. В-третьих, сохранилось прямое влияние администрации на партийную систему, как в части создания фейковых партий, так и в части давления на партии, пытающиеся проявлять «излишнюю» самостоятельность.

— Насколько бы вы оценили окно возможностей для появления новых лиц, в том числе и оппозиционеров, в Думе будущего созыва, благодаря возвращению одномандатных округов?

— Окно возможностей, действительно, появилось, но оно лишь чуть-чуть приоткрыто. Закон ставит очень серьезные препятствия для самовыдвиженцев (3% подписей, жестокие нормы их выбраковки и тому подобное). Есть возможность выдвинуться от партий, освобожденных от сбора подписей, но здесь, с одной стороны, есть опасность, что партия поддастся давлению и откажется от кандидата, неугодного власти; с другой стороны, в одномандатных округах кандидату надо добиваться поддержки широкого круга избирателей, и потому выдвижение от партии с невысоким уровнем поддержки снижает его шансы (вот почему самовыдвижение было бы предпочтительнее).

Дополнительным препятствием стала «лепестковая» нарезка округов, разбавившая почти во всех регионах электорат крупных городов, где сильны оппозиционные настроения, сельским — более конформистским и более управляемым.

При этом не надо забывать, что возвращение смешанной системы в ее традиционном для России несвязанном варианте неизбежно приведет к усилению искажений в партийном составе депутатского корпуса. По прогнозам «Единая Россия» вряд ли получит поддержку абсолютного большинства избирателей, но за счет одномандатных округов доля полученных ею мандатов наверняка будет больше половины.

Председатель ПАРНАС Михаил Касьянов и член партии Вадим Лукашевич (справа налево) во время подачи документов в ЦИК России о выдвижении федерального списка кандидатов Партии народной свободы в депутаты Госдумы VII созыва и списка кандидатов по одномандатным избирательным округам.

— Какие сегодня есть аргументы в пользу участия в голосовании для избирателя, который разочаровался в российских выборах?

— Разочарование понятно, но участие в выборах для гражданина все равно остается наиболее простым, безопасным и эффективным способом выразить свою политическую позицию. Просто не надо думать, что сегодняшние выборы — это «последний и решительный бой», после которого наступит рай. Борьба за демократию предстоит долгая, и каждая избирательная кампания позволяет гражданину внести в нее свой вклад.

Есть основания полагать, что на этих выборах фальсификаций будет значительно меньше, чем на предыдущих. И это означает, что голос избирателя, пришедшего на выборы, отразится как минимум на итогах голосования, что уже немало. Но даже с учетом потенциальных фальсификаций важно понимать, что чем выше активность избирателей, тем меньше возможности для фальсификаций — и тем меньше их эффект.

Мне также понятно разочарование многих избирателей в оппозиционных партиях. Однако надо понимать, что единственный источник силы оппозиции — поддержка избирателями, и чем она слабее, тем более беспомощными они будут.

Даже если партия, которой вы хоть немного симпатизируете, не попадет в Думу (то есть не преодолеет 5-процентный барьер), для нее важно преодолеть трехпроцентый барьер, который обеспечивает ей финансовую поддержку от государства и право беспрепятственного участия в региональных и муниципальных выборах.

При этом каждый голос, поданный за партию, преодолевшую 3-процентый барьер, трансформируется в определенную сумму денег, которая эта партия будет получать следующие пять лет.

В любом случае полученные партией голоса (и проценты голосов) — это важный моральный фактор, стимулирующий или дестимулирующий ее дальнейшее участие в политике. Они также влияют на приток в партию свежих людей и спонсорской помощи.

То же самое относится и к кандидатам-одномандатникам. Даже если они не победят, но получат солидную поддержку, это будет для них стимулом дальнейшего участия в политической борьбе.

util