30 Июля 2016, 13:11

Почему в регионах пробуксовывают поставки льготных лекарств

В российских регионах жители не могут получить льготные жизненно необходимые лекарства. В аптеках не знают, чем вызваны перебои с их поставкой, врачи переадресуют вопросы к властям, а чиновники, осуществляющие закупки, ссылаются на жесткое антимонопольное законодательство. Что происходит с госзакупками в этой сфере, разбиралась Анна Ревоненко

В последние месяцы жители Псковской области страдают из-за перебоев с поставками льготных лекарств. Эти препараты из утвержденного правительством списка ЖНВЛП («жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты») «Галвус», «Беродуал», «Серетид», «Топамакс», о нехватке которых рассказало агентство FlashNord, предназначены для больных астмой, сахарным диабетом и эпилепсией. По словам местных жителей, они получают отсроченные рецепты, но нужные лекарства в аптеки не поступают уже не один месяц. При этом «платные» версии этих лекарств в аптеках есть, рассказывают жители, но они дорого стоят.

Астматик или диабетик, который не примет вовремя выписанный препарат, с большой вероятностью может умереть, рассказала нам врач-терапевт Ирина Кутузова: «Если это астматик, у него может развиться приступ бронхиальной астмы, который без оказания помощи может привести к смерти — человек просто задохнется. То же самое может случиться с больным диабетом: у него может произойти так называемый приступ гипергликемии — превышение критического уровня сахара в крови, и кома, смерть — самые страшные последствия».

Закупки для региональных и муниципальных медицинских учреждений происходят централизованно через специальные органы местной исполнительной власти. В Псковской области на основании федерального закона № 44 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» лекарства закупает государственный комитет здравоохранения и фармации.

Как устроена система закупок лекарств для государственных медучреждений, нам рассказал директор по развитию RNC Pharma, эксперт фармацевтического рынка Николай Беспалов:

«Государство должно объявить тендер на закупку определенных лекарственных препаратов. Как правило, тендеров в течение года объявляется множество — это зависит от региона и его некого внутреннего графика закупок. Там в течение года могут проводиться и сотни, и тысячи закупок. Поставщиками выступают некие оптовые компании, которые в этих тендерах играют и выигрывают право поставки тех или иных лекарственных препаратов. Подается заявка, объявляется тендер, подводятся его итоги. Как правило, эта процедура занимает две-три недели. Причин в перебоях может быть множество: несвоевременная подача заявок на проведение тендеров, технические проблемы, нерасторопность чиновников, дефицит бюджета и так далее».

По версии FlashNord, проблемы с закупками лекарств можно объяснить тем, что комитет не смог вовремя провести конкурс для определения поставщика:

«Проблема в местных чиновниках. Они закупают лекарства тогда, когда клюнет петух в одно место. Сейчас они быстро пытаются отыграть эти конкурсы (тендеры на поставку лекарств. — Открытая Россия), а это явно не неделя и не две. Здесь проблема исключительно в комитете по здравоохранению: у них есть отдел, который занимается закупками жизненно важных лекарств. Они просто в очередной раз профукали момент, и сейчас имеют проблему — лекарств нет».

Жительница Пскова Рамиля Якупова больше месяца не может получить препарат «Кеппра» для своей полуторагодовалой дочки, страдающей эпилепсией. В аптеке не говорят, когда препарат появится, поэтому семья заказала упаковку лекарства из Москвы за 3600 рублей. Когда Рамиля поинтересовалась у невролога, возместят ли ей эти средства, ей ответили, что нет: «Если вы купили, значит купили». Она обратилась в комитет по здравоохранению и фармации Псковской области. Объяснение, которое ей дали в комитете, очень похоже на то, что нам сказали в агентстве FlashNord: проводится тендер, надо ждать.

«На днях я звонила в Комитет по здравоохранению, — рассказала нам Рамиля, — и там мне сообщили, что у них пока идет тендер. Когда я спросила, каковы сроки окончания тендера, мне сказали: ну вот когда кто-нибудь предложит минимальную цену. Но можно целую вечность ждать, пока кто-то предложит чуть ли не бесплатно! Мне непонятна такая ситуация. Они знают, что у них заканчиваются лекарства, почему они раньше не объявили тендер, — например, за три месяца? Они же имеют статистику, сколько пациентов принимают эту ’’Кеппру’’».

Терапевт Ирина Кутузова предполагает, что проблему можно решить через подсчет всех льготников и необходимых им препаратов при составлении заявки на закупку:

«В принципе, все льготники стоят на учете пофамильно — можно так грамотно составить заявку на закупку этих препаратов, чтобы они им всем достались. Это вопрос организационный. Можно заранее знать, сколько понадобится на каждого больного, плюс какой-то запас, ведь новые льготники тоже могут появиться. Я считаю, что это административная недоработка; деньги, насколько я понимаю, выделяются на все это».

На сайте turchak.ru, где жители Псковской области высказывают свои жалобы и задают вопросы губернатору области Андрею Турчаку, тема льготных лекарств — одна из самых популярных среди обращений за последние месяцы. Там, например, неоднократно писала жительница Пскова Ольга Лопатникова:

«Сегодня 15.07.2016 я снова не получила лекарства Галвус, Серетид и Беродуал по рецептам, которые выписаны ещё 04.07.2016. Прошло 11 дней, номера рецептов на отсроченном обеспечении 2009, 2010, 2011. Каждый год летом история повторяется: нет лекарств, больные со смертельным диагнозом пытаются выжить без лекарств, а областная администрация и комитет по здравоохранению частично в отпуске, отдыхают. А другая часть усердно рапортует о подготовке к дням города и предстоящим выборам. А нам больным не до праздников. Не умереть бы, или Вам, Господа, это очень нужно, чтобы на нас больше не тратиться?»

Ей ответил председатель комитета Псковской области по здравоохранению и фармации Игорь Потапов:

«Уважаемая Ольга Владимировна!

Лекарственные препараты: Серетид Мультидиск пор. д/ингал. 50мкг+500мкг/доза 60доз, Беродуал Н аэр. 20 мкг+0,5 мг/доза, 200доз, Галвус таб. 50мг № 28 в настоящее время закупаются в соответствии с требованиями Федерального Закона № 44-ФЗ от 05.04.2013 „О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд“, при поступлении препаратов они будут направлены в пункт отпуска, расположенным по адресу: ул. Кузнецкая, д. 19», где рецепты находятся на отсроченном обеспечении. О поступлении препаратов Вам будет сообщено дополнительно«.

Федеральный закон № 44, на который ссылается Потапов, устанавливает особые требования для организаций, осуществляющих закупки для государственных учреждений: они не могут указывать точные наименования препаратов, поскольку это противоречит антимонопольному законодательству и ограничивает конкуренцию. Вместо этого они должны прописывать только качественные характеристики лекарств, то есть состав, дозировку, способы хранения и некоторые другие детали. В результате в аптеки могут поступать не те препараты, что прописаны пациентам, а их эквиваленты.

Дмитрий Серединцев, заместитель гендиректора ООО «РТС-Тендер», считает, что проблема в несогласованности действий врачей, закупщиков и законодателей:

«Я предполагаю, что здесь идет несостыковка задач, которые стоят перед лечащими врачами и перед закупочными подразделениями регионов, которые обеспечивают лекарствами. Дело в том, что врачам на курсах повышения квалификации презентуют новый препарат, рассказывают о его характеристиках, о том, как он влияет на выздоровление пациента. И, соответственно, врачи, не зная зачастую тонкостей законодательства в области госзакупок, рекомендуют именно этот препарат. Но им никто не объясняет, что закупки осуществляются в соответствии с антимонопольным законодательством страны. Этот конфликт уже длится на протяжении многих лет, здесь налицо необходимость закупать конкретные препараты и налицо противоречащее этой необходимости желание антимонопольных органов бороться с коррупцией и создавать условия для конкуренции на рынке лекарств. И вот эти две волны порождают не совсем правильный результат, по крайней мере, не тот, который нужен пациенту».

Мы связались с Игорем Потаповым. Он согласился дать оперативный комментарий о проблеме с лекарствами для льготников:

«На вопрос ’’вообще’’ есть и ответ ’’вообще’’: да, есть определенные проблемы, которые мы оперативно решаем. У каждого конкретного пациента своя проблема: кто-то хочет, чтобы ему дали фирменный лекарственный препарат, и не хочет принимать дженерики (незапатентованные, неоригинальные и более дешевые аналоги лекарственных. — Открытая Россия). Мы ему объясняем, что есть определенная процедура, по которой можно купить тот или иной лекарственный препарат».

Таким образом, пациенты не могут получить прописанные им препараты по двум возможным причинам. Во-первых, орган, осуществляющий закупки, не проводит вовремя необходимые мероприятия по определению поставщика. Во-вторых, тот же орган по закону не может запрашивать конкретные наименования лекарственных препаратов, и в аптеки попадают аналоги прописанных врачами средств, которые часто не подходят пациентам.

«Нам нельзя менять это лекарство(препарат „Кеппра“. — Открытая Россия), у нас очень тяжелая форма эпилепсии, — рассказывает Рамиля Якупова, — нам нельзя играть лекарствами, то еcть никаких дженериков, никаких эквивалентов — только то, что прописано и испробовано. Да и я, честно говоря, не рискну».

Ситуация критична не только в Псковской области: по данным Фонда «Здоровье» в 2015 году проблема отсроченных рецептов (по которым льготник не может получить лекарство в аптеке в течение 10 дней со дня выписки) существует в 57 регионах России. По данным исследования, наиболее худшие показатели у Ленинградской, Псковской, Мурманской областях, Кабардино-Балкарии и Камчатском крае. Хуже всего дела обстоят в Калмыкии — там объем нереализованных льготных рецептов вырос в 548 раз.

В феврале 2016 года на сессии Псковского областного cобрания депутатов Игорь Потапов сообщил, что ежедневно в Псковской области выписывается по две тысячи рецептов на льготные лекарства. «Если хоть на один день выдача льготных лекарств будет прекращена, то мы можем получить две тысячи жалоб», — сказал он. Сколько жалоб действительно было получено комитете в июне-июле, неизвестно.

util