1 Августа 2016, 17:19

Foreign Policy о всероссийской чистке. Записка «силовиков» Путину

Военнослужащие Нацгвардии во время совместных тактических учений Федеральной службы войск национальной гвардии РФ и подразделений Министерства обороны.

Политолог Марк Галеотти и журналист Анна Арутюнян в фейковом письме силовиков Путину, опубликованном изданием Foreign Policy, рассуждают о желательном ужесточении российской внутренней политики в отношении любителей Запада

Сейчас, когда Соединенные Штаты борются со своими страхами вмешательства Кремля в политические процессы, имеет смысл упомянуть, что в окружении Владимира Путина многие верят в прямо противоположное: в то, что агенты Запада пытаются организовать смену режима в России что необходимо принять меры, чтобы их остановить.

В последние несколько лет в России то и дело возникали панические настроения по поводу предстоящей «чистки» элиты. Разворачивающаяся в Турции кампания Реджепа Тайипа Эрдогана по уничтожению существующей и потенциальной оппозиции только усиливает беспокойство. Но как может начаться эта чистка, кто будет за ней стоять, как они навяжут эту идею Путину, ради какой идеологии?

В распоряжении Foreign Policy неожиданно оказался рабочий черновик (ненастоящий!) записки Путину от могущественных руководителей российских силовых органов (Совета безопасности, ФСБ, Национальной гвардии и Следственного комитета), призывающей к таким действиям. Пояснения в квадратных скобках добавлены публикаторами.

Еще раз предупреждаем: записка ненастоящая.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

Россия сражается за свое выживание в гибридной войне, развязанной США и их союзниками. Война уже ведется на многих фронтах — политическом, юридическом, экономическом и информационном. И меньше всего нам сейчас нужно предательство внутри страны. Но определенные политические элементы в стране начинают все больше походить на пятую колонну, подрывая устойчивость России в критический момент.

Российский народ по-прежнему уважает Вас, Владимир Владимирович, как лидера, но в целом у него нарастает ощущения неясности в отношении направления развития страны под Вашим руководством. Меньше половины населения выражают доверие к Госдуме, и это перед грядущими в сентябре выборами, после которых, уже этой осенью, придется принять ряд неизбежных суровых мер.

Возможно, еще более серьезный фактор — беспокойство в среде бизнес-элиты и чиновничества.

Как выясняется, их больше заботит сокращение их личных доходов, чем исторические вызовы, с которыми столкнулась страна, и их долг служить ей.

Разумеется, они по-прежнему стремятся сохранить свои активы за рубежом, несмотря на Ваш призыв к репатриации активов, и прикладывают все свои усилия к собственному обогащению, даже за счет государства. Даже в тех случаях, когда они не заняты постепенным уничтожением основ государства, продвигая так называемые либеральные экономические модели, их бурно разросшаяся нескрываемая коррупция подрывает основы косвенно, вызывая насмешки в массах, которые хотят верить, что у них есть государство, действующее в их интересах.

Недавние события в Турции показали, насколько внезапным и неожиданным может быть переворот с целью захвата государственной власти. Россия, по нашему ощущению, может не бояться неожиданного хода со стороны военных, но в ней, возможно, уже начался медленный политико-экономический переворот, провоцируемый ориентированными на зарубежные державы элементами внутри либеральной элиты, которые хотят другой Кремль, такой, который будет лучше служить их собственным экономическим интересам, даже за счет исторической миссии России. Сейчас, когда Запад организует и поощряет смену режимов от Египта до Украины, не может быть сомнений в том, что он желает успеха такого переворота.

Либеральная экономическая модель, которую поддерживает [бывший министр финансов и любимец международной экономической элиты Алексей] Кудрин, закует Россию в кандалы западных представлений о «власти закона» и экономического первенства Запада. Но, как Вы уже отметили, отвечая ему, Россия не торгует своим суверенитетом. Мы не можем принести в жертву нашу самобытную культуру и независимость ради краткосрочной выгоды от мировой экономики.

Алексей Кудрин (в центре).

Владимир Владимирович, мы считаем, что эти неблагоприятные для нас тенденции и действия на самом деле представляют для нас возможность. Настало время вновь утвердить силу центра, сконцентрироваться на модернизации, проводимой государством, и вырвать страну из рук тех, кого больше интересует личное обогащение, чем служение нации. Если это будет сделано правильно, короткая демонстративная кампания по очищению государства от элементов, которые думают, что могут ставить свое обогащение выше интересов страны, не обращая внимания на нацию и ее приоритеты, предупредит и предотвратит ползучий переворот, который уже готовится.

Кое-кто утверждает, то мы стремимся вернуться к огульным [сталинистским] перегибам 1930-х годов, когда миллионы людей погибли или перенесли страдания ради индустриализации Советского Союза, но они ошибаются. Нас вдохновляет пример Юрия Андропова [один из почитаемых Путиным политиков, бывший глава КГБ, советский лидер в 1982–1984 годах]. Истинный патриот — как и Вы, Владимир Владимирович, — Андропов также боролся с неспокойной и эгоистичной элитой, создававшей проблемы в условиях замедляющегося экономического роста. Но он не остановился перед демонстрацией непреклонной решимости публично очистить кадровую верхушку от коррумпированных и некомпетентных элементов. Средства, способные спасти страну, он видел не в рынке, а в государстве, и его трагическая преждевременная смерть привела нас в хаосу конца 1980-х годов. Андропов понимал, что публичное наказание конкретного человека, чьи нарушения вопиющи, может быть более эеффективным, чем тысяча арестов случайных людей без разбора, и мы обращаемся к его модели направленного правосудия и публичного примера.


Наши предложения

Есть настолько ненасытные и неприкрытые коррупционеры, что их поведение пятнает все государство; кроме того, они опустошают ресурсы, которые могли бы послужить другим целям. Есть те, кто просто не может и не будет выполнять свою работу так, как требуется в эти времена испытаний. И есть те, кто недостаточно предан Вам, Владимир Владимирович, как лидеру. Все это слабые места внутри страны, которые внешние силы готовы превратить в свое оружие.

При этом репрессивной стратегии государства и ответам на поддерживаемые Западом попытки подорвать нашу страну изнутри недостает энергии и согласованности. Пока усилия государства сводятся к отдельным акциям, репрессиям часто подвергаются исполнители эпизодических ролей, а не крупные фигуры; подчас они продиктованы соображениями личной вражды или конкуренции в бизнесе. Арест [либерального губернатора Кировской области] Никиты Белых, который открыто и беззастенчиво брал взятки, не помогает достичь нашей стратегической цели, пока другие такие, как он, остаются у власти. Оппозиционный лидер Алексей Навальный, несмотря на два приговора, не только разгуливает на свободе, но и забрасывает Вас петициями, добиваясь разрешения участвовать в выборах, что было бы очевидным нарушением закона, запрещающего осужденным участие в политике. Десятки мелких блогеров почти случайным образом попали за решетку за перепост экстремистских материалов, но какой сигнал посылает нам то, что Алексею Венедиктову позволено выражать антироссийские взгляды на радиостанции [«Эхо Москвы»], финансируемой принадлежащей государству компанией? Аппарат государственной безопасности превращен в инструмент, с помощью которого представители элиты сводят счеты между собой, а его следует поставить на службу интересам последовательной национальной идеологии.

Мы, лидеры различных ветвей аппарата государственной безопасности, предлагаем свои услуги. Наши организации — в частности, новая Национальная гвардия, офицеры ФСБ и сотрудники Следственного комитета — сильны, лояльны и готовы действовать. Принятый недавно под полезным «антитеррористическим» предлогом пакет законов расширяет наши возможности слежки и задержания тех, кто представляет опасность для государства. Мы призываем Вас использовать эти инструменты совместно, что положит конец распускаемым пятой колонной слухам о клановых войнах между силовыми органами.

Мы предлагаем идентифицировать и арестовать не больше 50% опасных фигур, в идеале — за одну ночь, по обвинениям финансового и морального порядка. Конкретное наполнение списка, который до акции должен сохраняться в глубокой тайне, — дело высших политических руководителей, а не наше. Осуществлять этот план надо с крайней осторожностью, чтобы им не воспользовались те, кто хочет использовать силу государства против своих противников и защитить своих друзей.

Никита Белых.

Но мы предлагаем, чтобы список, в который могут быть включены политики и представители СМИ, в основном был сконцентрирован на бизнесменах, особенно тех, чьи взгляды и деятельность несовместимы с политикой государства.

Это должно быть со всей ясностью представлено как кампания против коррупции. В конечном счете не все из тех, против кого будет направлена наша кампания, обязательно должны быть активными участниками заговора, направленного на то, чтобы вернуть нас под контроль Запада. Но, может, важнее то, что мы знаем: российскую публику всегда радует, если тех, кто ее эксплуатирует, настигает возмездие. Мы уверены, что соответствующие органы смогут в каждом деле найти финансовые нарушения, которые будут смотреться правдоподобно.

В то же время мы должны дать понять, что это единичная акция, и довести до сведения региональных властей, что Москва не потерпит использования кампании для развязывания местных междоусобиц или попыток личных приобретений. Определенные элементы инициируют антикоррупционные кампании не для борьбы с незаконными доходами, а в качестве оружия в соперничестве между силовыми органами или инструментов ведения бизнеса: внезапно компания из конкурента важного клиента превращается во врага народа, и закрытие ее оказывается делом высочайшей государственной важности. Подобное самообслуживание неприемлемо. Недавнее самоочищение Следственного комитета с целью вырвать с корнем коррупцию проведено совместными силами Следственного комитета и ФСБ, чтобы продемонстрировать сплоченность нашего аппарата безопасности и нашу готовность к действиям; очистив свои собственные ряды, мы готовы нанести удар по внутренним врагам.

Этот внезапный удар выполнит несколько важнейших функций. Он сплотит народ, который рад будет увидеть, что государство явно занимает его сторону против эксплуататорского и космополитичного верхнего класса. Мы убедились, что современные коммуникационные технологии могут быть нашими союзниками, но могут и представлять проблему. Важно будет быстро распространить нашу трактовку событий с помощью телевизионных съемочных групп, которые покажут дворцы и имущество арестованных — тактика ЦРУ, примененная против нашего союзника Януковича во время путча на Украине, — и кампании в соцсетях по мобилизации граждан в ходе чистки.

Хищениями государственной собственности — наряду с продолжающейся экономической войной Запада против России — можно будет объяснить необходимость суровых мер.

Это также напомнит экономической элите, что они живут своей комфортной жизнью только потому, что им это позволяет государство. Мы признаем, что в стратегических интересах нужно перенаправлять определенные денежные потоки в конкретном направлении, и неформальная личная выгода от хорошей работы до некоторой степени приемлема. Однако масштаб ее должен быть ограничен в государственных интересах, и, что более важно, нельзя терпеть пораженчество и нелояльность тех, кто достиг такого высокого уровня жизни благодаря щедрости государства.

Наконец, это возможность вернуть стратегические экономические интересы в руки государства. Экономическая политика Советского Союза привела к изоляции, но при этом защищала нашу экономику и суверенитет. Очевидно, что присутствие иностранного капитала ведет к иностранному контролю над значительной частью нашей экономики и наших стратегических интересов. Нужно проверить патриотизм и лояльность тех бизнесменов, которые помогают иностранным инвестициям в российские компании, и такие бизнесмены должны первыми стать объектами чистки, если мы хотим, чтобы российская экономика процветала вместе с национальной идентичностью страны.

Мы почтительно представляем это предложение на Ваше рассмотрение.

Оригинал статьи: Марк Галеотти, Анна Арутюнян, «Как начать российскую чистку», Foreign Policy, 29 июля

util