1 August 2016, 21:42

«Новая газета» о дворниках, не побоявшихся обнародовать мошенническую схему начальства

Руководство ГБУ «Жилищник района Южное Бутово» в течение долгого времени присваивало себе заработанные мигрантами и пенсионерами деньги, выяснили журналисты «Новой газеты» Дмитрий Ребров и Али Феруз. Мы пересказываем их расследование «Как работают московские дворники»



Дворник Салохиддин Хуррамов 25 июля обратился в Следственный комитет с жалобой на руководство ГБУ «Жилищник района Бутово». По его словам, «Жилищник» в течение нескольких лет присваивало себе заработанные им деньги. «Новая газета» провела расследование случая Хуррамова и других работников, которые столкнулись с такой же проблемой.

Салохиддин в июле 2015 года подписал трудовой договор с ГБУ «Жилищник района Южное Бутово», который потом был продлен бессрочно. Изначально при трудоустройстве Хуррамову за уборку одного участка предлагали 25 000 рублей — это средняя московская расценка. В договоре, по его словам, зарплата обозначена не была. Как объясняют сами дворники, зарплата должна быть прописана в наряде — в документе, в котором указывается адрес, размер участка, перечень ежедневных работ и сумма зарплаты. Документ должен подписываться работодателем раз в месяц, и к нему должен прилагаться «прейскурант», с помощью которого работник мог бы увидеть детально прописанную стоимость его труда. Таких документов Хуррамов и его коллеги не видели.

Не только зарплата не была упомянута в трудовом договоре Салохиддина: ни в одном из договоров не было указано второго адреса, который он убирал на протяжении нескольких лет. Жильцы домов, опрошенные корреспондентами «Новой газеты», подтвердили, что Салохиддин Хуррамов действительно убирался в подъездах 57 и 61 домов на Изюмской улице.

Спустя какое-то время к двум этим участкам прибавился третий — 59-й дом.

И этот участок так же не был упомянут в документах. Вместе с увеличением объема труда Салохиддину понизили зарплату — до 16 тысяч, а в документах появились адреса, к уборке которых он не имел отношения.

В это же время, по словам Хуррамова, сократились и наряды, которые они обычно подписывали: «Вначале все было нормально, мы подписывали наряд на каждый двор, если несколько домов, то выходило по три-четыре бумажки. В каждой указано, где и сколько я работаю в течение месяца. Но еще осенью их мне и остальным перестали приносить, а в апреле, накануне последнего сокращения зарплаты, принесли только один лист, причем вместо привычных адресов там был номер дома, который я никогда не убирал».

Коллега Салохиддина Улугбек работает в том же районе, и у него сходная ситуация: «Сюда я устроился в прошлом году в августе. Вначале за эту территорию мне платили 62 000. Зимой зарплату снизили до 54 000 рублей. А к весне и вовсе до 29 тысяч. Говорят, у тебя теперь расценка такая. В наряде, где указан адрес и цена работ, — дом, который я в глаза не видел».

«Новая газета» связалась с директором международной некоммерческой организации TONG JAHONI Валентиной Чупик, которая оказывает юридическую помощь трудовым мигрантам. Чупик объяснила, каким образом происходят такие махинации с документами и зарплатой работников: «Зарплата дворника зависит от площади участка. Суть мошеннической схемы такова: человек убирает участок намного большей площади, чем записано в наряде, а разницу подрядчик кладет в карман. По документам, на тех участках, которые убирает мигрант, числятся ’’мертвые души’’. Эти люди на работе не появляются, но на каждого из них заводится банковская карточка, на которую, как и на карточки реальных сотрудников, приходит зарплата. Эти деньги начальники просто снимают и берут себе. ’’Свободные’’ же участки перераспределяются между реальными дворниками».

От дворников Южного Бутово поступают жалобы не только на уборку «чужих» адресов, но и на регулярность, с которой руководство ГБУ добавляет общественные площади в нагрузку к основному участку. Эти дополнительные площади не учитываются в бумагах и не оплачиваются.

Похожая с «мертвыми душами» и в Северном Бутово. Местный «Жилищник» подавал «наверх» липовые списки, завышая число сотрудников. После первого крупного снегопада выяснилось, что чистить улицы некому.

Аналогичный эпизод можно увидеть и в Ясенево. Одна из уборщиц ГБУ «Жилищник района Ясенево», пенсионерка Юлия Лыжина, заметила, что официально начисляемая ей сумма в несколько раз больше, чем те деньги, которые выдаются ей на руки. По словам Веры Соковниной, проживающей в том доме, где работает пенсионерка, «в ГБУ на нее (Юлию Лыжину. — Открытая Россия) открыли карточку, но полгода карточка лежала в ’’Жилищнике’’, у начальника, а деньги бабушка получала на руки наличными».

Полгода Лыжина просила ей выдать карточку, но ей отказывали, ссылаясь на то, что она «где-то в бумагах». Когда женщине наконец выдали карту, она заказала выписку со счета: август 2014 года — поступление 55 782 рубля, сентябрь того же года — более 60 тысяч, октябрь — 33 394, а ноябрь — 168 143 рубля. При этом пенсионерка получала только по 10-12 тысяч.

«Жилищник» не показывал расценки за участок, не прописывал в договорах ни зарплаты, ни стоимости работ. Уборщица Светлана Царева, которая работает в том же доме, что и Лыжина, добавила, что «по непонятным причинах зарплата от месяца к месяцу у нас меняется, <...> а ведь участок не расширяется и не сужается».

Соковнина также рассказала «Новой», что недавно, придя в «Жилищник» с вопросами о выплатах, случайно заметила среди документов бумажку, где напротив фамилии «Собиров» стояло «Взять под контроль», такие же пометки были рядом с именами остальных героев истории: «Людей под контроль берут из-за того, что они начали интересоваться и пытаться разобраться в этой махинации».

Летом 2015 года Юлия Лыжина подала жалобу в прокуратуру, но дело осталось нетронутым. Салохиддину же после визита журналиста «Новой газеты» выплатили часть задолженности, но посоветовали написать заявление об увольнении «по собственному желанию».


Полный текст расследования «Новой газеты» читайте здесь.

util