3 Августа 2016, 13:43

Почему Эрдоган требует закрыть гюленовские школы в разных странах мира

Турецкие власти требуют от стран по всему миру, в том числе на территории бывшего СССР, закрыть престижные частные школы. Как эти учебные заведения ассоциируются с произошедшим в Турции мятежом, рассказывает Виктория Кузьменко


После неудавшегося путча в Турции власти страны обвинили оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, который живет в США, в причастности к организации мятежа и потребовали от Штатов его экстрадиции. Кроме того, Турция объявила охоту на его сторонников, причем по всему миру.

Администрация президента Реджепа Тайипа Эрдогана призвала правительства других государств закрыть частные элитные учебные заведения, которые финансируются фондом Гюлена. Почему правящий турецкий режим выбрал своей целью именно школы?


Турция сконцентрировала внимание на школах Киргизии

Особое внимание турецкие власти обратили на образовательные учреждения в Киргизии. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу уже дважды предупредил киргизские власти об опасности, которую гюленисты могут представлять для Киргизии. 25 июля в прямом эфире телеканала Haberturk TV он заявил о надвигающейся «серьезной угрозе братскому народу» со стороны Гюлена, который может попытаться организовать переворот «по турецкому сценарию» и в Бишкеке. По мнению Чавушоглу, опасность может исходить в том числе от частных школ, которые якобы финансируются фондом исламского проповедника.

«Мы предупреждаем о надвигающихся угрозах в рядах стран. Мы оповестили власти Киргизии, что сторонники и сподвижники организации Гюлена работают в вышестоящих органах государства, и отметили, что необходимо принять соответствующие действия. Если они не будут приняты, это приведет к изменению наших отношений», — отметил турецкий министр, намекнув таким образом на возможный разрыв отношений с республикой. Свое предупреждение он повторил 28 июля в эфире телеканала CNN Turk.


Впрочем, в Киргизии относятся к заявлениям Анкары со скепсисом. На слова турецкого министра отреагировали в киргизском МИДе: в заявлении говорилось, что Киргизия — суверенное государство, которое само в состоянии оценивать ситуацию у себя дома. Замечания Чавушоглу МИД Киргизии расценил как некорректные, похожие на ультиматум или шантаж, сообщало агентство «Sputnik Киргизия».

1 августа на заявления Чавушоглу ответил президент республики Алмазбек Атамбаев — он назвал их абсурдными. «Если такие умные, то почему у себя проспали переворот? Конечно, мы все советы выслушаем и информацию проверим. А пугать или учить нас не надо. Пуганые мы», — добавил глава государства. По словам президента, киргизско-турецкая сеть лицеев «Себат», которую имели в виду турки, работает по киргизским стандартам, их ученики получают качественное образование.

В Киргизии под патронажем киргизско-турецкой сети учебных заведений «Себат», которая, как считают многие, финансируется Гюленом, работают 9 начальных школ, две международные школы, 16 лицеев и один университет. Закрыть эти учебные заведения не так-то просто, и непонятно, куда в таком случае девать всех учащихся. Неясно и то, смогло бы ли государство, постоянно испытывающее нехватку бюджетных средств, взять сеть «Себат» на свой баланс, рассказал нам директор аналитического центра «СТРАТЕГИЯ Восток-Запад» Дмитрий Орлов.

«Турецкие учебные заведения начали открываться в Киргизии 24 года назад по просьбе официальной Анкары. Этого факта не отменяет даже ссора Гюлена с Эрдоганом. Что, по этой логике, выходит? Что власти Турции своими руками в свое время привели в Киргизию потенциальных террористов и устроителей госпереворотов? Как еще это понимать? Если же отбросить эту печальную иронию, то, безусловно, что тогда наличие в Киргизии, да и остальных тюркоязычных республиках Центральной Азии, школ Гюлена соответствовало стратегическим задачам Турции. Сейчас эти стратегические задачи не изменились, а вот с исполнителем как-то не сложилось», — объяснил эксперт.

По мнению киргизского политолога, такое пристальное внимание Турции к школам Гюлена в Киргизии может быть вызвано тем, что республика давно считается в регионе не только наиболее подверженной влиянию извне, но и потенциально уязвимой для переворотов. Ими эксперты во всем мире пугают самих киргизстанцев и друг друга с 2005 года — когда в стране свергли первого президента Аскара Акаева. «Иного объяснения заявлениям главы Турецкого МИДа пока нет. Если, конечно, не предполагать, что заявление главы Турецкого МИДа было расчитано не на Киргизию, а на ее внешнее окружение — Россию, к примеру», — добавил он.


Почему Эрдоган воюет с Гюленом

Турция в своей борьбе с гюленистами за пределами страны не ограничивается одной Киргизией. После неудачного мятежа Анкара еще более рьяно, чем раньше, требует от Вашингтона выдачи Фетхуллаха Гюлена, который перебрался в США в 1999 году. Отношения Турции с Евросоюзом стали напряженными из-за намерения турецких властей восстановить смертную казнь. Некоторые страны — кроме европейских, азиатские и африканские — попали в сложную ситуацию из-за требований Турции присоединиться к ее борьбе с гюленистами, например, через закрытие связанных с движением Гюлена частных вузов и школ.

В 1990-е годы Анкара активно способствовала продвижению этих учебных заведения в центральноазиатском регионе. Тогда она рассматривала их как главный инструмент для популяризации своей культуры, языка и идей. Режим в Турции сменился, а отношение к Гюлену и его сторонникам стало враждебным.

Отношения Эрдогана и Гюлена начали портиться в 2010 году, — когда проповедник раскритиковал гуманитарную операцию в секторе Газа, где погибли турецкие добровольцы, рассказал руководитель Санкт-Петербургского центра изучения современного Ближнего Востока Гумер Исаев. А последней каплей для Эрдогана, на тот момент еще премьер-министра Турции, стала так называемая операция «Большая взятка» в 2013 году.

«Тогда ряд высокопоставленных политиков, дети министров были замешаны в отмывании огромного количества иранских нефтяных денег. С этого момента началась острая фаза противостояния Гюлена и Эрдогана. Дальше был слив компромата на премьера, и все это, конечно, Эрдоган запомнил. И военный переворот, я думаю, оказался прекрасным предлогом для того, чтобы разобраться с движением Гюлена в Турции», — отметил эксперт.


При чем тут лицеи

Богослов проповедует умеренный суннизм и выступает за продвижение исламских ценностей через образование и социальную поддержку. Поэтому Турции с его сторонникам стали бороться в том числе через закрытие школ. После объявления Гюлена врагом режима все финансируемые им учебные заведения были национализированы и переданы на баланс министерства образования.

Но на этом официальная Анкара не остановилась — она решила бороться с гюленовскими школами по всему миру, начав с бывших республик СССР. В Узбекистане и Туркмении еще до начала активной антигюленовской кампании в июле 2016 года местные власти закрыли на территории своих стран турецкие лицеи из-за различного рода конфликтов с Анкарой. В 2013 году первым государством на постсоветском пространстве, которое под давлением Эрдогана закрыло у себя турецкие учебные заведения, был Азербайджан, один из главных стратегических партнеров Турции. В том же году дело не ограничилось только школами: своей должности лишился один из азербайджанских высокопоставленных чиновников, которого турецкие власти заподозрили в связях с Гюленом.

В 2014 году Турция потребовала закрытия более 160 гюленовских школ уже в Германии, но своего не добилась. В 2015-м Эрдоган просил правительства Казахстана, Таджикистана, Сенегала, Габона, Косово, Конго, Сомали и Японии ограничить деятельность турецких лицеев, поддерживаемых турецкими оппозиционерами, но безуспешно.

Борьба с гюленовскими школами возобновилась летом 2016 года не только в Киргизии. Призывы закрыть учебные заведения, связанные с богословом, снова зазвучали в адрес Казахстана, хотя и в более мягкой форме. Посол Турции в Астане Невзат Уянык обратил внимание местных властей на то, что не все казахско-турецкие лицеи и вузы поддерживаются официальной Анкарой.

На это власти Казахстана ответили, что не собираются закрывать неугодные Турции образовательные учреждения, поскольку все они никак не связаны с правительствами, организациями и физическими лицами других стран.

Турция потребовала закрыть турецкие школы и в Пакистане. «Ранее мы сами поддерживали сеть этих школ, но никто не подозревал, что у них есть скрытые мотивы», — объяснили в турецком МИДе. Как сообщал ТАСС, глава министерства Чавушоглу объявил, что пакистанские власти согласились пойти Анкаре навстречу в урегулировании этого вопроса.

Помимо Пакистана, на призывы Анкары откликнулись не многие. На Северном Кипре организации, которые имеют какое-либо отношение к Гюлену, признаны террористическими. А в Сомали сотрудникам образовательных учреждениям проповедника дали недельный срок, чтобы покинуть страну.

В Сомали решили закрыть школы, поскольку страна сильно зависит от турецкой помощи, но все остальные государства будут игнорировать эти требования, уверен политолог Гумер Исаев. По словам эксперта, эта инициатива Эргодана будет неудачной прежде всего потому, что страны просто не видят повода для закрытия этих учебных заведений.

util