4 Августа 2016, 12:53

The Guardian: как американцы сами вмешивались в российские выборы

Борис Ельцин во время встречи с детьми на Соборной площади Московского Кремля, 1997 год.

Дженнифер Уилсон в The Guardian проводит параллели между взломом почты Национального Демократического комитета, который предположительно осуществили прокремлевские хакеры, и тем, как американские политконсультанты помогали раскручивать избирательную кампанию Бориса Ельцина. Но можно ли ставить знак равенства между этими эпизодами?


Дональд Трамп в очередной раз шокировал американцев, когда обратился к России с просьбой украсть и опубликовать переписку Хиллари Клинтон, которая, когда была госсекретарем, по неосторожности пользовалась частным почтовым сервером.

Он сказал это, когда появились обвинения в адрес российских властей в том, что они взломали почту Национального Демократического комитета, пытаясь саботировать кампанию Клинтон.

Политологи и лидеры Демократической партии тут же выразили возмущение тем, что республиканский кандидат, пусть даже в шутку, призвал к вмешательству иностранного государства в ход американских выборов, не говоря уже о том, что это государство — Россия. Но если WikiLeaks за годы своего существования чему-то нас научил, то лишь тому, что иностранное вмешательство — глобальная практика, причем американцы это тоже хорошо умеют.

Это не первый раз, когда США и Россия вмешиваются в избирательные кампании друг у друга.

Вот малоизвестный эпизод истории отношений двух стран после Холодной войны. В 1996 году три американских политтехнолога тайно руководили кампанией по переизбранию наставника Путина Бориса Ельцина. Есть сведения, что Белый Дом, который тогда занимал Билл Клинтон, не раз оказывал им прямое содействие.

Об этом даже сняли фильм. В кинокомедии 2003 года «Раскрутка Бориса», известной в России под названием «Проект „Ельцин“», рассказана история трех американских советников, нанятых руководить кампанией по переизбранию Ельцина. Лив Шрайбер играет информационного аналитика, республиканца Джо Шумейта, Джефф Голдблюм — Джорджа Гортона, который позже руководил кампанией Арнольда Шварценеггера, а Энтони ЛаПалья — высококлассного политконсультанта Дика Дрезнера, который в начале 1980-х годов участвовал в избрании Билла Клинтона губернатором Арканзаса.

Дик Дрезнер был партнером Дика Морриса, старшего политического советника Клинтона. В то время Моррис руководил его кампанией по избранию на второй срок.

Главная тема этой комедии ошибок — различия между между российской и американской политической культурой: так, российские советники Ельцина никак не могут понять, почему американцы считают, что кандидат должен целовать маленьких детей и улыбаться перед камерами.

Но в фильме показаны и закулисные переговоры Дрезнера и Морриса о взаимных услугах. В одной из сцен Дрезнер после продолжавшихся неделями попыток убедить ближайших советников Ельцина, что тот должен лично появляться в своих агитационных видеороликах, звонит Моррису и спрашивает, не сможет ли Клинтон «позвонить и ненавязчиво дать несколько советов Борису, который делает первые шаги к демократии».

 Борис Ельцин (слева) вручает Президенту США Биллу Клинтону (справа) копию американского флага времен войны между Севером и Югом, 1998 год.

Команду консультантов набирал Феликс Брайнин, российско-американский бизнесмен с политическими связями, который был обеспокоен удачей коммунистов на выборах в Госдуму. Опасаясь, что это предвестник победы кандидата-коммуниста на президентских выборах, Брайнин обратился к близким к Ельцину чиновникам, включая первого вице-премьера Олега Сосковца, и предложил провести кампанию в американском стиле, которую считал единственным шансом не допустить коммунистов к власти.

Шумейт, Гортон, Дрезнер и Стивен Мур (присоединившийся позже пиарщик) в 1996 году дали эксклюзивное интервью журналу Time о своих приключениях во время работы политконсультантами в России. Там они описали и свое сотрудничество с администрацией Клинтона.

По их словам, они имели дело в основном с Моррисом и при разговоре пользовались кодом, называя Клинтона губернатором Калифорнии, а Ельцина — губернатором Техаса.

Источники, близкие к Ельцину, отрицали участие американских консультантов в выборах 1996 года. «Это ерунда, — заявил в 2003 году бывший глава администрации Ельцина Сергей Филатов. — Я никогда их не видел. Они вообще были не нужны. Но раз уж им заплатили, мы разрешили им тихо сидеть в „Президент-отеле“, чтобы они ни во что не вмешивались».

Режиссер картины Роджер Споттисвуд признался, что ожидал, что российские политики будут отрицать участие Америки в победе над коммунистами в 1996 году. По его словам, цель у фильма была совсем другой: «„Раскрутка Бориса“ — не история о том, как американцы спасли Россию, а взгляд на российскую и американскую политическую жизнь. Американцы принесли с собой черный пиар, прогулки кандидата в обществе заранее отобранной и обученной публики и невыполнимые обещания».

Казалось бы, фильм посвящен президентским выборам в России, но на самом деле, его главная идея другая. В глобальном мире, лишенном железных занавесов, не нужно удивляться, что у России и США есть вполне естественный взаимный интерес к выборам в странах друг друга. А еще, как говорят в России, у грязной политики «нет национальности».

По этой причине распространенное возмущение российскими связями Трампа — пустой звук для того, кто хочет узнать досконально, как на самом деле устроена внешняя политика.

Вмешательство во внутренние дела других стран так же старо, как и сама политика. Может быть, Путин хочет, чтобы Трамп стал президентом. Может быть, не хочет.

Единственный существенный вопрос здесь: кто сыграет их в кино?


Оригинал статьи: Дженнифер Уилсон,
«Раскрутка Хиллари: история взаимного вмешательства Америки и России», The Guardian, 3 августа

util