5 Августа 2016, 14:00

Стал обвиняемым, потому что хотел стать полицейским. Суд над Шамилем Казаковым

5 августа в Пролетарском районном суде Твери начинаются прения сторон по делу Шамиля Казакова, который с детства мечтал стать полицейским, но стал обвиняемым в экстремизме и оскорблении представителя власти


32-летний татарин и мусульманин Шамиль Казаков, который с детства мечтал стать полицейским и ради этого получил высшее юридическое образование, не смог устроиться участковым из-за «негласного распоряжения» — не брать на службу «мусульман и кавказцев». Именно этим начальник ОРЛС УМВД по Твери Евгений Смородов мотивировал отказ в трудоустройстве. Казаков записал разговор с ним на диктофон и включил в свой фильм «Как я в полицию устраивался», который выложил на YouTube.

«Каждого русского потереть как следует — там татарин появится», — с этой фразы Владимира Путина начинается фильм Шамиля Казакова.

Согласно закону «О полиции», «на службу в полицию имеют право поступать граждане Российской Федерации не моложе 18 лет и не старше 35 лет независимо от пола, расы, национальности, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, владеющие государственным языком Российской Федерации, имеющие образование не ниже среднего (полного) общего, способные по своим личным и деловым качествам, физической подготовке и состоянию здоровья выполнять служебные обязанности сотрудника полиции».

Кстати, несмотря на нетолерантную и незаконную «негласную установку», о которой говорил Евгений Смородов, участковыми в Твери работают Шахбанов Ризван Насретдинович, Асадов Кахраман Олихан оглы, Мустафаев Тимур Джабраилович, Костоев Ибрагим Русланович, Назурдинов Джамолиддин Бахтиерович.

Отказ в приеме на службу из-за национальной и религиозной принадлежности Казаков воспринял как дискриминацию и в своем фильме обратился к президенту Путину с просьбой «восстановить нарушенные права и наказать руководство ОРЛС МВД по г. Твери».

Смородов подал иск к Казакову о защите чести и достоинства, который не был удовлетворен, а сам Смородов был уволен. Несостоявшийся полицейский безуспешно пытался оспорить в суде отказ в трудоустройстве, но превратился в подсудимого по делу об экстремизме и оскорблении представителя власти (часть 1 статьи 282 и статья 319 УК РФ) и попал в СИЗО.

Поводом для возбуждения уголовного дела стал другой видеоролик Казакова, в котором фигурировали фотографии сотрудников полиции, изображенных в нацистской форме и эпитеты в адрес руководителя кадровой службы ОРЛС Тверского УМВД.

Экспертиза, организованная следствием, постановила, что в этом видеоролике Казаков не только оскорбляет сотрудника полиции, но и возбуждает ненависть к социальной группе «сотрудники УМВД России по Тверской области».

Адвокат Казакова Светлана Сидоркина считает такие обвинения необоснованными: «В этом ролике затронуты только два человека, и в том обращении нет ни одного слова, которое выражало бы ненависть по отношению к социальной группе „сотрудники полиции УМВД по Тверской области“».

1 августа в Пролетарский районный суд Твери выступила член гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам Елизавета Колтунова. Она критически отнеслась к выводам следственной экспертизы, в которой, по ее мнению, эксперт следствия выходит за пределы компетенции лингвиста-эксперта.

«Лингвист (эксперт со стороны обвинения. — Открытая Россия) давал оценку вопросам, которые не относятся к области лингвистики, — рассказала Открытой России Светлана Сидоркина. — Он отвечал на вопросы, которые относятся к компетенциям социолога и психолога. Это является основанием, чтобы исключить эту экспертизу из числа доказательств обвинения. Но ходатайство по этому поводу суд отклонил, как и ходатайство о назначении повторной экспертизы».

Защита также представила заключение независимого социолога, в котором говорится, что сотрудников УМВД по Тверской области нельзя считать социальной группой. Суд также отказался приобщать эти материалы к делу.

5 августа суд переходит к прениям сторон.

util