9 Августа 2016, 17:47

Паратриатлет Святославский: спортсмены с чиновниками должны активнее отвечать на вызовы

Во время церемония поднятия флага паралимпийской Сборной России в Сочи, 2014 год. Фото: Юрий Самолыго / ТАСС

Паратриатлет, чемпион России по велоспорту Ярослав Святославский рассказал Открытой России, что снятие российских паралимпийцев с Игр стоит воспринимать как позитивный вызов, и о том, что в России их финансируют по остаточному принципу

Международный паралимпийский комитет приостановил членство Паралимпийского комитета России в своих рядах. Соответственно, российские паралипийцы не смогут участвовать в сентябре в Играх, если это решение не будет успешно обжаловано.

— Что вы почувствовали, когда узнали, что Международный паралимпийский комитет приостановил членство в нем российского паралимпийского комитета?

— Это вызвало очень неприятное чувство. Конечно, это вообще несправедливо — отстранять сразу весь паралимпийский комитет, когда даже нет ни единого факта, доказательства, что пробы были подменены (в МПК подозревают подмену 11 из 27 допинг-проб российских паралимпийцев в Сочи. — Открытая Россия). Как говорят, 35 случаев нашли у паралимпийцев с подменой проб в докладе вот этого Макларена (Ричард Макларен — глава ВАДА, представивший доклад о расследовании слов бывшего руководителя московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова. Родченков заявил, что российские спортсмены употребляли запрещенные вещества, чем вызвал международный скандал. — Открытая Россия). Сейчас как раз Паралимпийский комитет России подал апелляцию в суд; мы надеемся, что Международный паралимпийский комитет все-таки возьмет повторные пробы у наших спортсменов, и мы докажем, наши спортсмены не принимают никакого допинга. Сейчас есть месяц, чтобы это все успеть сделать и доказать, что мы чисты.

— Олимпийская сборная была дисквалифицирована лишь частично, а паралимпийская выключена из соревнований полностью. Может ли это означать, что допинг больше распространен среди паралимпийцев?

— Даже если есть какие-то один-два случая... Хотя я с этим сам никогда не сталкивался, — а ведь я профессиональный спортсмен, и друзья у меня спортсмены. Нас всегда осведомляют все наши антидопинговые комиссии, всегда сообщают о запрещенных препаратах — что нельзя принимать, что можно принимать, — и за этим очень жестко следят, и нас контролируют. Поэтому если даже один-два случая и были какие-то (все может быть), — это не повод отстранять весь Паралимпийский комитет. Это как-то неправильно, потому что ребята и так получили свои травмы в жизни, у них были периоды несчастья. Для них это просто мечта, они этим живут, а отнимать мечту — это неправильно.

Ярослав Святославский.

Скорее всего, они приняли такое решение по результатам Олимпиады в Сочи, — так как мы взяли огромное количество золотых медалей, и им что-то не понравилось, они в чем-то усомнились, и решили вообще не пускать сборную. К паралимпийцам в Европе хорошо относятся; может, такая негативная ситуация сложилась именно из-за отношения к нашей стране.

— Какие условия созданы для паралимпийцев в России? Как распределяется бюджет между дисциплинами?

— Спорт есть, из бюджета выделяются деньги в поддержку паралимпийцев. У нас очень хорошо развивается, например, легкая атлетика, лыжные гонки, у меня много друзей-биатлонистов, легкоатлетов. Но какие-то дисциплины не затронуты, потому что у нас финансирование идет по остаточному принципу: на тех ребят, которые пользуются своим шансом завоевать золотые медали и вообще быть первыми, вторыми, третьими, — идет больше финансирования; у кого уже мало шансов — этот вид спорта просто не развивается. Например, у нас очень слабо развит велоспорт, которым я занимаюсь — и являюсь чемпионом России по велоспорту. Конечно, поддержка есть, федерация закупает какой-то спортивный инвентарь, но у нас всего лишь одна паралимпийская чемпионка в моем классе, и она единственная должна была поехать в Рио. А, например, легкоатлетов едет в команде пять-десять человек, Я не могу сказать, что уж слишком плачевная ситуация; все развивается.

— Какой шанс есть у российского комитета восстановить свою аккредитацию через Международный спортивный арбитражный суд?

— Я, как уже сказал, считаю, что нужно повторно взять пробу у спортсменов, индивидуально у тех, которые попали в олимпийскую сборную и уже на 100% должны ехать в Рио, и уже только реальными фактами доказывать. Какие шансы? Я не могу судить, какие шансы. Шанс есть всегда. Сейчас я разговаривал с тренером и по легкой атлетике, и со своим тренером по велоспорту: они говорят, что это просто сделано для того, чтобы временно деморализовать наших спортсменов, понизить как-то их степень подготовки. Но в любом случае для ребят это определенный вызов — у них появляется больше волевой агрессии, и когда их допустят к Олимпиаде, они всех там сделают. Они должны это именно так воспринимать.

— Достаточно ли усилий прилагают спортивные чиновники к тому, чтобы российские паралипийцы поехали в Рио?

— Самое главное, что они апелляцию уже подали. Конечно, нужно что-то делать не только чиновникам, потому что не чиновникам же вступать на Олимпиаде, они только могут попробовать донести наши слова, а всю активную позицию должны выражать наши спортсмены, как-то развивать эту тему в интернете, принимать какие то совместные решения вместе с чиновниками. Все должны действовать сообща, чтобы все услышали самих ребят.

util