10 Августа 2016, 09:00

«В заявках ресурсоснабжающих компаний могли написать что угодно»: о цене электроэнергии

Руководство Региональной энергетической комиссии (РЭК) арестовано по делу о нарушениях при формировании тарифов на электроэнергию. Следствие считает, что потерпевшими по этому делу можно считать всех москвичей, которые оплачивали электроэнергию по необоснованно высоким ценам. Но сколько горожане переплачивали, не знает никто


Первыми фигурантами дела стали руководитель упраздненной в 2016 году РЭК Павел Гребцов и его заместитель Сергей Сасим: как сообщил «Коммерсантъ», они обвиняются по статье 285 УК («злоупотребление должностными полномочиями» с причинениями тяжких последствий«). По решению Басманного суда Москвы они были заключены под стражу.

Следственный комитет расследует дело с лета 2015 года. Ранее столичная полиция, в производстве которой находилось дело, выявила факт «необоснованного включения в необходимую валовую выручку ОАО ’’Московская объединенная электросетевая компания’’ (ОАО МОЭСК) расходов на сертификацию электроэнергии». По данным следствия, Гребцов и Сасим удовлетворяли заявки МОЭСК, поданные в РЭК, в которые были включены расходы компании на проведение сертификации электроэнергии. В СК считают, что чиновники должны были исключить эту статью расходов из заявок — тогда валовая выручка МОЭСК была бы меньше, как и тарифы для москвичей на электроэнергию.

Адвокат Сергея Сасима Владимир Горелик сказал «Коммерсанту», что РЭК в 2012-2014 годах не могла исключать эту статью расходов из заявки МОЭСК, «так как на этот счет имелись соответствующие нормативные документы».

По ходатайству суда также был арестован бывший первый заместитель РЭК Михаил Яковлев: ему следствие инкриминирует то, что для исчисления тарифов на электроэнергию он привлекал не своих подчиненных, а сторонние компании. При этом, как полагает следствие, услуги таких компаний оплачивались по завышенным расценкам.

РЭК была создана в 1996 году. Весной 2016 года по решению мэра Москвы Сергея Собянина РЭК была ликвидирована, а ее полномочия были переданы Департаменту экономической политики и развития города.

Рядовым москвичам, оплачивающим электроэнергию, на практике невозможно понять, с чем связан ежегодный рост тарифов и обоснован ли он. Схема образования тарифов на коммунальные услуги никогда не была прозрачной: утверждение тарифов проходило на закрытых заседаниях упраздненной РЭК, данные не публиковались в открытом доступе. По сути это означает, что горожане не могут знать, какая часть из указанных в квитанциях сумм действительно идет на воду, свет или газ, а какая — в карман чиновникам.

Павел Гребцов.

Юрист Фонда борьбы с коррупцией Любовь Соболь рассказала нам, как была устроена схема утверждения новых тарифов на коммунальные услуги в последние годы:

— Ресурсоснабжающая организация каждый год предоставляла свою заявку на установление нового тарифа в энергетическую комиссию города Москвы. Например, в заявке пишется: нужно повысить тариф на горячую воду, потому что нам нужно проложить десятки километров новых труб. Региональные энергетические комиссии в этом процессе выступают контролерами от государства, которые утверждают этот тариф: РЭК ничего не подсчитывают, они не могут изменить заявки компаний, они могут только согласиться или не согласиться с предложенными данными. Как правило, они всегда соглашались: им приносили документы, они говорили: «Да, давайте!». Но непонятно, действительно ли эти обещанные новые трубы были проложены: никто не контролировал, выполнили ли ресурсоснабжающие компании свои обязательства или нет. На следующий год компании снова подавали заявку в комиссию на установление нового тарифа, и все повторялось.

При этом пока неизвестно, о каких годах идет речь в уголовном деле руководителей РЭК и в какой период тарифы на электроэнергию можно считать необоснованно завышенными. Отследить такого рода информацию просто невозможно, сказала Соболь:

— Пока дело находится в стадии следствия, вся эта информация будет засекречена и недоступна широкому кругу лиц. Какие-то утечки, как сейчас, существуют, но по ним невозможно оценить весь масштаб предъявляемых обвинений. Что касается установления тарифов, то они всегда подсчитывались достаточно условно, все знают об этом. Трудно сказать, что до такого-то года они были нормальные, а потом ненормальные.

По словам юриста, основным препятствием в контроле над процессом формирования цен на коммунальные услуги является закрытость данных ресурсоснабжающих компаний и секретность процесса утверждения заявок:

— Комиссия проводила свои заседания тайно: туда не допускались представители общественности или СМИ, неизвестно, по каким правилам проходили заседания, информация о них публиковалась задними числами на сайте города Москвы. Невозможно было также проверить все эти цифры, которые фигурировали в заявках ресурсоснабжающих компаний, — то есть туда могли написать все что угодно. С этим было связано требование Навального, когда он был кандидатом в мэры города Москвы. Один из предложенных им законопроектов касался тарифов ЖКХ: предлагалось, чтобы процедура установления нового тарифа была прозрачной, открытой. Заседания РЭК должны транслироваться в интернете, на них должны приглашаться представители общественности, все документы, которые подаются в заявках компаний на повышение тарифа, должны официальным образом публиковаться в интернете для того, чтобы общественные организации могли провести собственный аудит этих заявок и обосновывающих документов.

Тот факт, что потерпевшими по делу СК предлагает считать всех жителей Москвы, можно назвать как минимум необычным. Москвичам следует внимательно следить за ходом уголовного дела, считает Соболь, так как в дальнейшем может появиться возможность получить компенсации за переплаченное электричество:

— Пока непонятно, каким образом потерпевшими названы все жители города Москвы. Потерпевший имеет особый процессуальный статус: он может знакомиться с материалами уголовного дела, может участвовать в судебных заседаниях и так далее. С точки зрения здравого смысла, все жители Москвы, естественно, не могут этого сделать. Но потенциально если жители Москвы будут признаны потерпевшими и это будет установлено приговором, то можно будет обратиться в суд для компенсации расходов на завышенные тарифы. Пока такого никогда не было — это будет беспрецедентная история. Посмотрим, как все будет развиваться: не развалится ли это уголовное дело сейчас, дойдет ли оно до суда, и если дойдет, то в каком виде.

util