10 August 2016, 11:00

The American Interest: попытается ли Россия захватить еще одну часть Украины?

На востоке Украины постепенно интенсифицируются военные действия, сепаратисты обвиняют украинские спецслужбы в покушении на главу ЛНР, у пограничных переходов в Крыму сосредоточиваются российские войска, — и это тогда, когда обострение не выгодно ни одной из сторон. Ситуацию анализирует обозреватель The American Interest Дамир Марусич

Война на востоке Украины в последнее время напоминает историю про лягушку, которую варят живьем на медленном огне: интенсивность боев медленно нарастает, а международное сообщество все еще ведет себя так, как будто ничего не происходит. Тем временем в прошедший уикенд взрывом в автомобиле был ранен глава так называемой ЛНР Игорь Плотницкий; Киев и сепаратисты тут же обвинили друг друга в организации этого взрыва. Нервозные заявления украинских властей о том, что Россия отправляет через границу в Донбасс новые танки и сосредотачивает войска у пограничных переходов в Крыму, заставляют тех, кто следит за ситуацией в Украине, нащупывать кнопку паники. В воскресенье администрация Порошенко объявила о приведении своих сил в состояние повышенной боеготовности в ожидании возможного нападения России. Похоже, лягушка собралась выпрыгнуть из котелка.

Почему это происходит именно сейчас? Открытое нападение российских сил на Украину в нынешней ситуации выглядит практически бессмысленным. России нужно, чтобы лягушка была именно там, где она находится сейчас, чтобы она там постоянно варилась. Притом что европейский консенсус по вопросу санкций явно теряет устойчивость, а США, по некоторым данным, хотят заключить с Кремлем соглашение, по которому Минские соглашения будут заменены серией отдельных конкретных вех, Москве следовало бы просто сидеть и ждать развития событий. Нагло вбрасывая танки в битву с украинскими войсками, чтобы захватить больше территории, она мгновенно укрепит все более безвольную западную коалицию.

Разумеется, нельзя сбрасывать со счетов возможность того, что российское руководство жестоко просчитается. Похоже, многие быстро забыли, что, хотя почти замороженный конфликт в Донбассе — приемлемый исход для Кремля, это вряд ли был его первоначальный выбор. Путин лично не раз говорил об освобождении всей Новороссии — этот термин в первые дни боев на востоке Украины означал территорию от Донбасса до Одессы, соединяющую Россию с Приднестровьем в Молдавии. Пропагандистский барабанный бой продолжался чуть больше года, пока Кремль не развернулся на месте и не объявил о закрытии проекта, постепенно поняв, что реализовать свои амбиции ему не удастся. То, что Россия до сих пор полностью контролирует Крым и держит тысячи солдат в Донбассе, маскирует ошибку Кремля.

Строительство рабочего моста №2 через Керченский пролив. Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Может ли Кремль просчитаться еще раз? Столкнувшись с ростом себестоимости и откладыванием сроков амбициозного проекта — строительства моста через Керченский пролив (проект отдан на откуп давнему приятелю Путина Аркадию Ротенбергу, который выкачал из государства миллиарды с помощью как раз таких помпезных и бесполезных мегапроектов), — силовики могли решить, что это их последний шанс: завоевать «сухопутный мост» в Крым, пока более решительная, чем нынешний президент, Хиллари Клинтон не пришла к власти в Вашингтоне. Путинские силовики склонны к паранойе и рассматривают свое противостояние с западом как игру с нулевой суммой.

Может быть, это так, но вероятнее всего иное. Хотя российский сенатор (Франц Клинцевич. — Открытая Россия) и обвинил украинские спецслужбы в попытке убийства Плотницкого, кремлевский узкий круг хранит спокойствие. В сущности, хотя план Кремля заключается в том, чтобы предоставить событиям развиваться своим чередом, пока Европа не отменит санкции, представляется наиболее возможным, что за попыткой покушения на Плотницкого стоял сам Кремль. Это был бы уже не первый случай, когда лидеры мятежников, подталкивавшие Москву в том направлении, в котором она не хотела идти, либо погибали при загадочных обстоятельствах, либо были отправлены в отставку и заменены более уступчивыми фигурами. Обычно наблюдателям представляется, что сепаратистские головорезы идут нога в ногу с Москвой, но в действительности куда больше беспорядка. Взрыв, едва не убивший Плотницкого, вполне может оказаться предупредительным знаком слишком ретивым взбунтовавшимся бандитам, которые чувствуют, что Москва уже вступила в медленные торги, готовясь обменять их на смягчение санкций.

Что касается российских танков, пересекающих границу, и войск, сосредоточиваемых в Крыму, даже украинские военные аналитики допускают, что это может быть частью решения Москвы нарастить свои силы в Южном военном округе в ответ на совместные американо-украинские учения Sea Breeze 2016, которые будут проходить до середины сентября.

Однако для того, чтобы облегченно вздохнуть, нет оснований. Когда украинские вооруженные силы находятся в состоянии повышенной готовности, любая перестрелка может привести к выходу ситуации из-под контроля. А в том, что в случае расширения военных действий Россия планирует захватить как можно больше территории, никто не сомневается. К сожалению, это природа нестабильных полузамороженных конфликтов: даже если ни одной из сторон не выгодна новая серия военных действий, бои все же могут разгореться.

Оригинал статьи: Дамир Марусич, «Попытается ли Россия захватить еще часть украинской территории?», The American Interest, 8 августа

util