10 Августа 2016, 19:38

«Эрдоган может сделать все что угодно, если ему это выгодно». Какой будет дружба России и Турции

На первой встрече Реджепа Тайипа Эрдогана и Владимира Путина после длительного кризиса в отношениях Турции и России президенты жали друг другу руки, избегали упоминания о сбитом турками российском самолете и обсуждений войны в Сирии. По поводу ИГИЛ Путин, впрочем, отметил, что взгляды двух стран по урегулированию этого вопроса не всегда совпадали, и пообещал: "Обменяемся информацией и поищем решение«.

Политолог, тюрколог Ильшат Саетов рассказал Открытой России, в какие стороны Турция и Россия теперь смогут пойти рука об руку, а где дружбе стран помешают неоимперские амбиции

Изоляция и вынужденная дружба против врагов

Политика Эрдогана достаточно нестабильна, поэтому нет ничего удивительного в том, что в ноябре прошлого года он отдал приказ, чтобы ВВС сбили российский самолет. В ситуации международной изоляции, в которую попадает Турция, нужны новые партнеры или хорошо забытые старые партнеры, в том числе Россия и Израиль. Что сейчас и произошло — Турция восстановила отношения с Израилем, хотя экономические связи были и так хороши. В 2015 году они достигли исторического максимума по товарообороту, однако политические связи были разорваны, и они их как раз восстановили.

Лидеры обеих страны ощущают международную изоляцию, выражающуюся для России в конкретных экономических санкциях, а для Турции — в оттоке инвестиций и падении турпотока. В то же время оба государства стремятся быть если не мировыми, то по крайней мере региональными державами, что иногда сталкивает их лоб в лоб, как, например в Сирии. Что касается потепления в отношениях стран, то оно на самом деле не такое быстрое. По вчерашней встрече стало ясно, что пока нет какого-то прорыва большого. А вот письмо Эрдогана Путину с извинениями было прорывом.

Амбиции России и Турции столкнулись лицом к лицу, и из-за этого и произошел инцидент со сбитым самолетом. Если эти неоимперские амбиции обеих стран не будут находить компромиссов, то вряд ли серьезное политическое сотрудничество возможно. Но учитывая то, что Турция нуждается в России, то, я думаю, Эрдоган готов пойти на какие-то компромиссы по поводу Асада, по поводу остальных вопросов.

Турция и туристы

Турецкий президент будет добиваться от своего коллеги и восстановления туристического потока. Многие отели на Средиземном море терпят большие убытки без россиян, а недовольство миллионов турок, работающих в индустрии досуга, растет. Это опасная ситуация для Эрдогана, который пока имеет поддержку ровно половины электората. Ему нужно больше, чтобы изменить основной закон. Пока же он руководит парламентской республикой, явно превышая свои юридические полномочия. Европейцев, испуганных терактами и политическими катаклизмами в Турции, вернуть быстро не удастся, а с российскими поставщиками договориться можно. При отсутствии форсмажоров, которые, впрочем, в Турции уже достаточно обыденны, в следующем году российский поток отдыхающих может наполнить пустующие мощности отелей. Хотя ожидать 4,5 млн туристов, как в 2015 году, не стоит. Экономическое положение россиян, мягко говоря, не улучшилось, Крым возьмет свою долю, а осторожных людей среди них хоть и меньше, чем среди европейцев, но тоже немало.

Думаю, страны когда-нибудь вполне могут достигнуть того уровня отношений в экономике, которые были до инцидента с самолетом.

Отношения после удара в спину

Что касается политических связей, то я сомневаюсь, потому что они могут перерасти в какое-то военно-стратегическое сотрудничество. Это зависит от нескольких факторов, конечно. Самый главный фактор — это НАТО. Выход из НАТО для Турции — крайне тяжелый шаг, для которого требуется пересмотр всех стратегических установок. Второй фактор — это то, что доверие к Турции сильно упало после этого инцидента, и часто подчеркивалось, что ВВС Турции совершили неправомерные действия. Такое доверие к Турции тоже играет большую роль. Третий фактор — это, конечно же, психологический. Было видно, что Путин был расстроен, мягко говоря, тем, что турки сбили самолет. И вопрос — как можно дружить с тем человеком, который нанес, по его же словам, «удар в спину»? И это выражение было выбрано неслучайно: оно показывает недовольство, разочарование, и о прежней дружбе после такого инцидента говорить не приходится.

Сирийский вопрос и ИГИЛ

Лишь в отношении к запрещенной в обеих странах ИГИЛ позиции совпадают. Это позволит, например, развивать сотрудничество спецслужб в поисках боевиков, уезжающих в Сирию и Ирак через территорию Турции. Чтобы найти более серьезный компромисс на Ближнем Востоке, кому-то придется сильно уступить, при этом согласовав все тонкости с другими глобальными игроками. Возможно, именно по этому пункту Эрдоган проявит гибкость, поскольку просить у России придется много, а количество представляющих интерес предметов для торга у него ограничено.

Если со стороны России будут выдвинуты какие-то требования касательно сирийского конфликта, то Эрдоган на какие-то из них может согласиться, потому что у него, собственно, очень ограничен «инструмент», которым он может в России торговать, скажем так. Эрдоган может сделать все что угодно, если это ему выгодно.

util