11 Августа 2016, 18:48

Десять месяцев исправительных работ за желание работать в полиции

Шамиль Казаков у здания суда после освобождения с адвокатом Светланой Сидоркиной (в центре), матерью (справа) и председателем тверского отделения общества «Мемориал» Валентиной Шариповой (слева)

Пролетарский районный суд Твери приговорил Шамиля Казакова, которого не приняли на работу в полицию из-за национальности и вероисповедания, к десяти месяцам исправительных работ и освободил в зале суда. На заседании находилась корреспондент Открытой России Анна Ревоненко


Сегодня в Твери был вынесен приговор Шамилю Казакову. Виновен в оскорблении представителя власти — таково решение судьи Пролетарского районного суда Твери. Казаков обвинялся по двум статьям: «оскорбление представителя власти» (ст. 319 УК РФ) и «разжигание ненависти в отношении социальной группы „сотрудники полиции УМВД по Тверской области“» (ч. 1 ст. 282). По второй статье суд признал его невиновным и постановил освободить в зале суда. Причем в счет наказание засчитали время, которое Шамиль Казаков провел в СИЗО (с 22 июля) и под домашним арестом, поэтому от исправительных работ он освобожден. Представители стороны обвинения на оглашение приговора не пришли.

Напомним, что Шамилю Казакову отказали в трудоустройстве в полицию из-за его национальности и вероисповедания — он татарин и мусульманин. Казаков записал отказ на диктофон и сделал фильм «Как я полицию устраивался», а также попытался оспорить отказ в приеме на службу через суд, но вместо этого сам стал обвиняемым. Поводом послужило видео, размещенное Шамилем, в котором он сравнил полицейских с нацистами — очевидно, из-за дискриминации по национальному и религиозному признаку, которой он подвергся. 11 августа Пролетарский районный суд Твери огласил свой вердикт.


***
«Можно я ему хотя бы яблочко передам? Или воды? Вот нераспечатанная бутылка. Почему ему в СИЗО паек не дали сегодня?» — спрашивает мать Шамиля Казакова у приставов. Те, не отвечая, одевают наручники на ее сына, чтобы увести его из зала, пока суд удаляется для вынесения приговора.

Судебное заседание, назначенное на 10 часов утра 11 августа, растянулось на весь день. Прения сторон завершились в прошлую пятницу, и сегодня Казаков должен был выступить с последним словом, а суд — огласить приговор. 5 августа прокурор запросил для несостоявшегося полицейского два года колонии-поселения. Но сегодня по ходатайству обвинения в суде был допрошен еще один свидетель — сотрудник тверского Центра «Э» Воскобойников. Сторона обвинения утверждает, что именно он обнаружил видеоролик и пост Шамиля Казакова, в которых тот якобы оскорбил сотрудника полиции.

На вопросы адвоката Казакова Светланы Сидоркиной о том, как он нашел ролик, Воскобойников ответить не мог. «Это было давно, полгода назад, я не помню, — объяснял свидетель. — Лазаешь, смотришь в интернете, так и нашел».

Также он не вспомнил, с помощью какого компьютера обнаружил это видео, кому принадлежало устройство, хотя бы приблизительную длительность ролика или содержание поста, поэтому сторона защиты сомневается в достоверности показаний свидетеля.

После допроса свидетеля защита указала суду на многочисленные протокольные нарушения и фальсификации в ходе следствия — например, на вклейку в протокол с изменением даты его составления. Шамиль Казаков перечислил нарушения его прав во время задержания, пребывания в СИЗО и обысков в квартире его матери. Все это прокурор назвала обстоятельствами, не меняющими сути дела.

«Когда они пришли обыскивать нас, — рассказывает Танзиля Казакова, мать Шамиля, — перевернули все вверх дном: белье постельное, одежду из шкафов бросили — искали компьютер у Шамиля. А потом ногами ходили по всему этому. Мне Шамиль говорит: „Ты иди в другую комнату, следи, как бы нам ничего не подбросили“. Оперативник следственной группы услышал это и пошутил: „Сегодня у нас нет в планах вам что-то подбрасывать“. А понятые, подписавшиеся в протоколе, в этот момент сидели в другой комнате и смотрели „Поле чудес“. Подписи ы протоколе они, судя по всему, просто так поставили».

Обвинение попросило суд при вынесении приговора учесть, что Казаков, находясь в СИЗО, нарушил правила внутреннего распорядка и был помещен в карцер. Характеристика Шамиля из СИЗО была приобщена к материалам дела. Надо отметить, что практически ни одно ходатайство стороны защиты не было удовлетворено судом — разве что разрешили взять получасовой перерыв на совещание с адвокатом перед продолжением прений. Ходатайства прокурора при этом проходили без препятствий, одно за другим, не смотря на возражения адвоката подсудимого.

Ранее независимые лингвист и социолог нашли нарушения в работе эксперта следствия: лингвист рассматривал вопросы, не касающиеся лингвистики. Независимый социолог сделал вывод, что сотрудников полиции УМВД по Тверской области нельзя считать социальной группой. Только после третьего ходатайства адвоката суд приобщил заключения независимых экспертов к материалам дела.

В ходе повторных прений потерпевшие настаивали на отягчающих обстоятельствах — преступление якобы было совершено из мести за действия сотрудников полиции.

А отказ в трудоустройстве «потерпевший» начальник УРЛС УМВД по Тверской области Тисленко объяснил «неблагоприятным прогнозом»: якобы в ходе психологических экспертиз был выявлен «низкий уровень правосознания и честности» Казакова. Впрочем, в своем фильме «Как я полицию устраивался», который уже недоступен на YouTube, Казаков настаивал, что все необходимые тесты для поступления на службу он прошел и получил положительные заключения. «Героем» того фильма был бывший подчиненный Тисленко Евгений Смородов — именно он заявил Казакову о «негласном распоряжении» не брать на работу «мусульман и кавказцев». Смородов даже подавал иск к Казакову о защите чести и достоинства, но проиграл и сам был уволен.

«Прошу суд детально разобраться в обстоятельствах и вынести справедливый, объективный и беспристрастный приговор», — сказал в последнем слове Шамиль Казаков, после чего суд удалился на четыре часа для вынесения приговора.

Такой приговор — формальные исправительные работы и освобождение в зале суда — по нынешним временам вполне можно назвать «справедливым», но Казаков вместе с адвокатом намерены его обжаловать. «Конечно, мы собираемся обжаловать приговор, — сказал он корреспонденту Открытой России после заседания суда. — Мы будем добиваться полного оправдания по всем статьям, а также реабилитации и возмещения морального, материального и иного вреда, причиненного мне незаконным уголовным преследованием. Были принесены ряд физических и нравственных страданий — как мне, так и моей семье».

Хочет ли он после этой истории работать в полиции? «Конечно, — уверенно отвечает Шамиль. — Если возьмут, то с удовольствием. Я полагаю, что те представители УРЛС, которые препятствовали ранее поступлению на службу неславянской группе лиц, уже уволены из правоохранительных органов, и полагаю, что данный урок послужит хорошим примером всей России, всем регионам, в которых процветает дискриминация по национальному признаку».


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Стал обвиняемым, потому что хотел стать полицейским. Суд над Шамилем Казаковым

«Комиксами проблему не решить». Эксперты о борьбе с национальной дискриминацией

util