12 August 2016, 08:58

Los Angeles Times: уныние и обида в российском олимпийском доме на Копакабане

Беслан Мудранов.

Корреспондент Los Angeles Times Винсент Бевинс побывал в клубе российских болельщиков в Рио-де-Жанейро и обнаружил, что там не особенно радуются победам российских спортсменов, а говорят чаще о своей обиде на спортивные власти, которые не пустили треть сборной на Игры


Когда Беслан Мудранов появился в яхт-клубе «Маримбас» на пляже Копакабана на следующий день после своей победы, его встретили с молчаливой почтительностью. Около дюжины фотографов, важных персон и болельщиков наблюдали, как президент Олимпийского комитета России Александр Жуков показывает клуб дзюдоисту, выигравшему золотую медаль.

На время Игр роскошный яхт-клуб арендован Россией и переименован в Дом российских болельщиков. Стены украшены большими фотографиями российских синхронисток, гимнастов и фехтовальщиков — представителей тех видов спорта, к которым допущены россияне. Нет никаких напоминаний ни о легкой, ни о тяжелой атлетике, в которых от Игр отстранены все представители России из-за многолетней систематической государственной допинговой программы, как ее охарактеризовало Всемирное антидопинговое агентство.

Когда спортсмены и чиновники направились в VIP-зону позади сцены, Макс Коновалов, один из многочисленных волонтеров, занимающихся логистическими вопросами, переводом и тому подобным, сел за столик и бросил взгляд на меню.

«Это неправильно — то, что случилось с нами, — сказал он по-английски. — Очень жаль. Это явная политика. Но что остается нам? Мы продолжаем болеть за наших».

Мудранов, первым из россиян ставший здесь чемпионом, наконец появился на сцене. Несколько десятков россиян в патио и на террасе закусывали бразильскими крабами и русскими пельменями. «Вот его семья!» — крикнул кто-то по-русски из комнаты на втором этаже. Тут же на большом экране появилось изображение нескольких родственников Мудранова, по видеосвязи из России поздравлявших его и говоривших, как они им гордятся.

Перед сценой стояли с довольно равнодушным видом двое подростков и неторопливо помахивали российским флагом. Когда зазвучал государственный гимн, мужчина средних лет с толстым животом объяснил немногочисленным иностранцам, что надо встать. «Славься, страна, мы гордимся тобой! — во весь голос пели собравшиеся. — От южных морей до полярного края...»

Президент Олимпийского комитета России, первый вице-спикер Госдумы РФ Александр Жуков (справа) и члены российской олимпийской сборной в аэропорту Шереметьево во время проводов на XXXI летние Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро. Фото: Артем Коротаев / ТАСС

Мудранов в своей речи неловко коснулся вопроса, из-за которого столько ворчат его соотечественники. «Все знают, какая сложилась ситуация, — сказал он. — Но никого из нас это не сломило».

После того как МОК объявил, кому из российских спортсменов запрещено участие в Играх, было непонятно, сможет ли страна вообще завоевать хоть какие-то медали. Количество российских участников было сокращено с 389 до 271. И даже победы — а в среду к концу дня у России было 13 медалей разного достоинства — смотрелись в этой ситуации как-то странно.

Среди посетителей Дома российских болельщиков не было никого, кто бы сомневался, что в запрете сыграли роль геополитические соображения, а с российскими спортсменами обошлись несправедливо.

«Могло ли такое случиться с американцами? — спрашивает московский бухгалтер Надя Левина. — Чтобы молодому пареньку запретили соревноваться, даже если против него лично нет никаких свидетельств? Никогда! А в Америке много спортсменов принимают допинг. Это несправедливо». Она добавляет, что россияне отомстят — завоюют медали в тех видах спорта, которых не коснулись запреты.

На следующий день публика аплодировала российской женской команде по стрельбе из лука каждый раз, когда ее участницы попадали в «яблочко». Россиянки завоевали серебро. Золото досталось команде Южной Кореи, которая десятилетиями доминирует в этом виде спорта.

После церемонии награждения американский журналист подошел к одной из российских спортсменок, двадцатилетней Туяне Дашидоржиевой, и спросил, что она думает о запрете. Переводчик предварил вопрос извинением: «Простите, но у нас вопрос о допинге и скандале». Дашидоржиева после паузы раскритиковала МОК, который так долго тянул с решением: «Конечно, мы не можем согласиться с таким решением. Мы были в состоянии неопределенности, каждый день тренировались, но не знали, поедем ли мы сюда. Мы были подвешены в воздухе».

Особенно ее рассердило, что от Игр отстранили всех российских паралимпийцев, независимо от результатов допинг-тестов. «Мы думаем, что тут дело в политике, — сказала она. — Но я лучше не буду это комментировать».

А группа россиян, ожидавших возле Дома российских болельщиков начала вечеринки, не сдерживала свои чувства.

«Все это история про Путина и Украину, про отношение Запада к России, — говорит 28-летний Владимир Суворов, выросший в Канаде. — Есть санкции против России, и вот еще одна из них. Это способ сбить Россию на лету».


Оригинал статьи: Винсент Бевинс,
«В Доме российских болельщиков на Олимпиаде царит уныние», Los Angeles Times, 11 августа

util