16 August 2016, 14:49

Foreign Policy: битва России и Турции продолжается за закрытыми дверями

На публике Эрдоган и Путин пытаются зарыть топор войны, но вдали от камер журналистов их холодная война из-за Сирии только разгорается, пишет международный обозреватель Foreign Policy Колум Линч

Президент России Владимир Путин и его турецкий коллега Реджеп Тайип Эрдоган встретились в начале минувшей недели в Санкт-Петербурге, чтобы выправить отношения, резко испортившиеся после того, как в ноябре 2015 года Турция сбила российский бомбардировщик Су-24, который, как она утверждает, вторгся в ее воздушное пространство из Сирии.

Но в ООН на прошлой неделе не было заметно признаков потепления отношений. Как рассказали Foreign Policy источники в дипломатических кругах, российский постоянный представитель Виталий Чуркин на заседании Совета Безопасности за закрытыми дверями критиковал Турцию: она, дескать, не препятствует тому, что он назвал потоком вооружений и террористов через ее границу в Сирию. Раньше о критических высказываниях Москвы в адрес Анкары не сообщали.

Эти упреки подчеркнули напряженность, которая продолжает определять отношения России и Турции — даже во время попытки их восстановления после почти года публичных обвинений и угроз, чуть было не поставивших две страны на грань войны. Между Москвой и Анкарой остается принципиальным несогласие в том, что касается президента Сирии Башара Асада, который получает прямую военную помощь из Москвы, в то время как повстанцев, сражающихся с ним, вооружает и поддерживает Турция.

Россия «очень жестко» отзывалась о Турции, рассказал один высокопоставленный дипломат, участвовавший в заседании Совбеза.

По словам другого дипломата, заявления Чуркина повторяли «старый российский довод» о том, что Турция — та сторона, которая прежде всего позволяет экстремистам доставлять оружие и боевиков в Сирию.

«Чуркин продолжал говорить о том, как все это попадает в Сирию через границу из Турции, а та никак с этим не борется», — сказал второй дипломат.

Чуркин также призвал страны, поддерживающие сирийскую оппозицию, разорвать связи с некоторыми из антиасадовских групп. «В сущности, то, что он говорил, сводилось к следующему: „Нам действительно очень не нравится оппозиция, так что не могли бы вы ее как-то изменить?“» — сказал дипломат.

После этого заседания за закрытыми дверями Чуркин призвал Анкару пересмотреть ее отношение к роли сирийских курдов в битве с экстремистами и позволить им участвовать в мирных переговорах под эгидой ООН. Анкара считает курдскую партию «Демократический союз» (PYD), поддерживаемую Москвой, террористической организацией. Как Россия, в феврале разрешившая сирийским курдам открыть свой офис в Москве, так и США стремятся установить тесные связи с PYD и ее боевым крылом — Отрядами народной самообороны (YPG).

Как сказал журналистам российский дипломат 9 августа, Турция «должна понять, что включение курдов в дискуссию — одна из тех вещей, которые важны для суверенитета и территориальной целостности Сирии».

«Некоторым людям в Анкаре представляется, что есть некие осложняющие факторы, но это то, что, как мы считаем, должно быть сделано как можно быстрее», — добавил он.

Анкара настаивает, что сирийские курды, вдохновляемые Рабочей партией Курдистана (PKK), которую Турция считает террористической группой, не являются частью легитимной сирийской оппозиции и что если они будут играть какую-то роль в переговорах, то должны считаться частью делегации сирийского правительства. Несмотря на резкие разногласия с Москвой, Анкара решила не конфликтовать со своим соседом по черноморскому региону и принять к сведению его позицию. «В последней фазе наших отношений мы смогли перешагнуть через серьезное препятствие, — сказал Foreign Policy постоянный представитель Турции в ООН Халит Чевик. — У нас есть традиция сотрудничества, даже если мы не во всем согласны». У обоих государств есть «общее желание» восстановить отношения, добавил он.

По мнению Эндрю Тейблера, эксперта по американской политике в отношении Сирии из вашингтонского Института ближневосточной политики, заявления Чуркина отражают вероятность того, что Эрдоган и Путин не преодолели свои глубокие разногласия относительно способов завершения жестокой гражданской войны в этой стране. «Очень похоже, что проблема не разрешена», — сказал Тейблер.

Были сообщения, что США и Россия вместе стараются лучше скоординировать свои усилия по борьбе с террористами в Сирии, в том числе с «Исламским государством» и связанным с «Аль-Каидой» «Фронтом Ан-Нусра». Но дипломаты из Совбеза рассказывают, что эти переговоры приносят мало плодов.

Заместитель постпреда России в ООН Владимир Сафронков на неформальной встрече Совбеза раскритиковал США, заявив, что американцы не выполняют свое обещание определить умеренные оппозиционные группы, которые не должны стать объектами авиаударов. США обеспокоены тем, что Россия может использовать эту информацию для действий против легитимных оппозиционных групп, стремящихся свергнуть правительство Асада. «Ничто не сдвинулось с места, — сказал Сафронков членам Совбеза 8 августа. — Мы все еще не знаем, где конкретно находится умеренная оппозиция».

Несмотря на все разногласия, у Москвы и Анкары есть что предложить друг другу. Турции по силам резко ограничить возможности антиправительственных сил доставлять оружие и боевиков через границу. А Москва может помешать вооруженным группам сирийских курдов набирать силу и влиятельность.

Для большой сделки между Турцией и Россией нужно, чтобы Россия прекратила сотрудничество с курдскими повстанцами, которые оказались самой эффективной силой в боях с «Исламским государством». Турция, в свою очередь, должна будет уступить давлению Москвы и согласиться с продолжением правления Асада или какой-либо еще приемлемой для Москвы фигуры. Эрдогану трудно будет с этим смириться, учитывая его постоянные призывы к отставке Асада.

Эксперт по ООН из Европейского совета по международным отношениям Ричард Гоуэн считает, что российская критика в отношении Анкары отчасти оправданна, потому что все пять лет сирийского конфликта Турция не особенно заботилась о контроле своей границы с Сирией. «В чем-то Чуркин прав, — сказал он. — В действительности Турция совершенно не пытается перекрыть маршруты, по которым экстремисты переправляют в Сирию людей и оружие».

В конце июня Эрдоган предпринял первый крупный шаг к восстановлению нормальных отношений с Москвой, написав Путину письмо с выражением сожаления по поводу сбитого в прошлом году российского самолета. По словам нью-йоркских дипломатов, Россия ответила, сбавив тон критических атак на Турцию в том, что не касается Сирии.

В январе, на пике дипломатического напряжения между двумя странами, Россия воспользовалась рутинной процедурой голосования по продлению продолжающейся уже несколько десятилетий миротворческой миссии ООН на Кипре, чтобы осудить правительство Эрдогана за нарушение воздушного пространства этой небольшой страны.

«Мы убеждены, что такие действия негативно влияют на атмосферу переговоров и вредят гражданской авиации в регионе; их следует свернуть», — сказал Чуркин. Но в июле, когда истек мандат миссии, вскоре после выраженного Эрдоганом сожаления по поводу сбитого российского самолета, российские дипломаты не сказали ничего.

Оригинал статьи: Колум Линч, «Эксклюзив: за закрытыми дверями в ООН продолжается битва России и Турции», Foreign Policy, 15 августа

util