20 August 2016, 14:00

The Daily Beast: как Путин воюет с несуществующими террористами

Сначала он преследовал мусульман. Теперь взялся за украинцев. Кто следующий в путинском списке «террористов»? — задается вопросом Анна Немцова в The Daily Beast

Татары знали Ремзи Меметова как весельчака-повара, который лучше всех в Бахчисарае готовил плов. Его кухню особенно ценили мусульмане, посещавшие местную мечеть в религиозные праздники.

Никто в большой татарской общине города не мог и представить себе, что их любимого шеф-повара обвинят в терроризме.

12 мая в шесть утра семья Меметовых услышала стук в дверь их дома на Лазурной улице. Голос снаружи сказал: «Откройте, ФСБ».

За дверью были два следователя ФСБ, двое понятых, приглашенных присутствовать при обыске, женщина-видеооператор и несколько человек, которые не представились.

Задав несколько вопросов, они перерыли все комнаты в доме, конфисковали некоторые религиозные книги и компакт-диски. Когда Меметова уводили, соседи собрались вокруг офицеров ФСБ и стали спрашивать, зачем арестовали добродушного повара, которого все любили. Сотрудник сказал, что Меметова забирают всего на несколько минут, чтобы он подписал несколько документов.

«Позор, позор!» — скандировали люди. И скоро их худшие опасения оправдались: жена Меметова и двое его взрослых сыновей узнали, что его обвиняют в террористической деятельности и принадлежности к исламскому движению «Хизб ут-Тахрир», запрещенному в России. Вместе с ним обвинили троих соседей, арестованных в тот же день. У одного из них — Энвера Маммота — семеро маленьких детей.

Вскоре после того, как Москва в 2014 году аннексировала украинский Крым, российские спецслужбы начали гонения на мусульман на полуострове, и после многих арестов те уже прекрасно знали, что происходит, когда ФСБ задерживает одного из них.

Корреспондент The Daily Beast разговаривал с семьями нескольких татар, исчезнувших в прошлом году. Они рассказывали, что задержания, похищения людей, ложные обвинения и пытки стали частью повседневной жизни Крыма.

Во время задержания крымских татар Зеври Абсеитова, Ремзи Меметова, Рустема Абильтарова и Энвера Мамутова

И сейчас обвинения мусульман в принадлежности к «Хизб ут-Тахрир» — всего лишь часть новой большой войны президента Владимира Путина с террором, которую он ведет на Урале, в Сибири, в аннексированном Крыму и в Центральной России.

В стране заговоров и нераскрытых тяжких преступлений, где ни политики, ни гражданское общество не контролируют деятельность спецслужб, никто не может с уверенностью сказать, действительно ли был тот или иной террористический инцидент.

В нынешней войне Путина с террором неясно, какие эпизоды реальны и сколько их, а какие вымышлены.

«Бывает, что спецслужбы преследуют людей, когда им это удобно, — сказал недавно в интервью The Daily Beast председатель правозащитной организации „Мемориал“ Александр Черкасов. — Мы знаем о тысячах случаев, включая похищения и убийства мусульман на Северном Кавказе, и иногда там была реальная террористическая угроза. Нужно очень осторожно подходить к каждому эпизоду».

Проснувшись в среду утром, россияне услышали новость о террористической угрозе и услышали взрывы в Санкт-Петербурге. Около 20 машин спецслужб окружили жилой дом на Ленинском проспекте. В 11:20 прогремели два взрыва, из окна пошел дым, а на балконе одной из квартир появились люди в противогазах.

Российские власти сообщили, что в ходе этой спецоперации были убиты четверо боевиков-исламистов. По данным информагентства РИА, правоохранительные органы Кабардино-Балкарии обратились к ФСБ с просьбой задержать группу предполагаемых северокавказских боевиков, приехавших в Санкт-Петербург. ФСБ заявила, что в результате операции, помимо четверых убитых боевиков, трое были задержаны. В четверг РИА сообщило, что антитеррористические службы Кабардино-Балкарии отказались комментировать спецоперацию, которая прошла накануне.

Правозащитники уже много лет обеспокоены методами, которые применяет ФСБ на Северном Кавказе. «Сотрудники спецслужб и правоохранительных органов по-прежнему прибегают к незаконным методам, таким, как похищения людей и тайные задержания, внесудебные убийства и пытки, и при этом продолжают пользоваться почти полной безнаказанностью», — говорится в докладе Совета Европы, предварительная версия которого опубликована в апреле.

Сейчас Кремль заговорил о новой террористической угрозе, исходящей от Украины. На прошлой неделе Путин провел заседание Совета безопасности и обвинил Украину в планировании терактов и убийстве двух российских офицеров в Крыму. Он сказал, что Россия не простит это Украине, и заявил, что он будет укреплять Крым, проведет военные учения и рассмотрит «сценарии мер антитеррористической безопасности на сухопутной границе, в морской акватории и в воздушном пространстве Крыма».

Тем временем в Западной Сибири и на Урале ФСБ раскрыла «международную сеть террористической пропаганды».

На прошлой неделе, в тот же день, когда состоялось заседание Совбеза, ФСБ устроила обыск по меньшей мере в 26 квартирах и задержала 96 человек в Тюменской, Свердловской и Челябинской областях.

«ФСБ приходится демонстрировать, что она может хорошо работать и ловить террористов, — говорит политолог Игорь Бунин из московского Центра политических технологий. — Я ожидаю, что большинство задержанных окажутся салафитами, но не думаю, что они вербовали сторонников ИГИЛ».

Но с другой стороны, как рассказала The Daily Beast сотрудница Международной кризисной группы Катя Сокирянская, живущая сейчас в Турции, «в последние несколько лет некоторые российские мусульмане радикализировались, и были случаи, когда джихадисты приезжали в Сирию из Сибири, — как члены местного мусульманского сообщества, так и те, кто приезжал в Сибирь работать».

Создается впечатление, что террористы повсюду — и внутри России, и за ее пределами. Но обвинения в адрес Украины остаются самыми проблематичными на многих уровнях.

Сейчас Путин называет Украину государством, практикующим «террор», и больше не хочет иметь дело с ее руководством. От надежд Кремля разрешить украинскую проблему и добиться хотя бы частичной отмены санкций против России, похоже, ничего не осталось, и Путин говорит, что не видит смысла в продолжении мирных переговоров с «террористической» Украиной.

Многие аналитики видят здесь лишь слегка замаскированную угрозу войны, и есть часто вспоминаемый исторический прецедент.

В мае 2008 года Кремль точно так же решил прекратить контакты с тогдашним президентом Грузии Михаилом Саакашвили, а в августе началась война между Россией и Грузией, российские танки перешли границу и продвигались в направлении Тбилиси, когда было достигнуто мирное соглашение.

Сейчас трудно найти в Москве кого-нибудь, кто верит, что Кремль готов к большому конфликту с Украиной, который может спровоцировать Третью мировую войну. И при всей путинской браваде есть признаки нерешительности российской верхушки. Похоже, Путин утратил веру в свою старую команду. В прошлую пятницу он отправил в отставку руководителя своей администрации, своего давнего друга и соратника, ветерана КГБ/ФСБ Сергея Иванова.

«Иванов символизирует старую команду Путина, у которой явно нет стратегии, она реагирует инерционно», — сказал The Daily Beast прокремлевский политический аналитик Юрий Крупнов.

Путин любит перенимать язык Запада и использовать его против западной политики. Так, в Сирии, атакуя поддерживаемых Западом противников режима Асада, он утверждает, что сражается с террористами. Теперь он говорит, что террор угрожает России и он будет бороться с ним так же, как это делает Запад, но в случае с Россией опасность исходит от Украины.

«Война с терроризмом — это новый тренд, — сказал Черкасов. — Это кажется серьезным и Западу, и многим в России».

В последние два года больше дюжины украинцев были обвинены в организации терактов или содействии им. По меньшей мере четверых из них сейчас судят в Ростове, недалеко от украинской границы.

Путинская ФСБ задержала семерых подозреваемых в так называемой террористической атаке на Крымский полуостров, которая, по заявлению ФСБ, произошла 7 августа. И Москва, и Киев начали военные учения у Черного моря. Россия объявила о развертывании в Крыму зенитных комплексов С-400 и укрепила оборону полуострова.

«Я считаю, что ФСБ оказывает на Путина сильное давление после этого нападения на Крым, но ему меньше всего нужна настоящая война с Украиной сейчас, когда российская экономика пошла вразнос», — сказал Бунин.

Тем временем президент Украины Петр Порошенко привел свои вооруженные силы в состояние готовности к сражению с российской армией в любой момент.

В последние несколько месяцев война ФСБ против терроризма коснулась многих мусульман на Северном Кавказе и на Урале. В прошлом году пятерых мусульман приговорили к тюремным срокам в Башкирии. Но особую враждебность Россия проявляет к мусульманам Крыма, преимущественно татарам. В начале этого месяца 14 крымских мусульман были обвинены в «организации террористической деятельности».

«Сначала их „пятнадцать минут“ растянулись на два месяца, потом они, вероятно, поняли, что у них нет никаких улик против отца, но продержали его за решеткой еще пару месяцев, — сказал The Daily Beast по телефону старший сын Меметова Дилявер, — и, если суд признает его виновным, он проведет в тюрьме больше десяти лет».

Эта серия арестов напомнила крымским мусульманам о депортации 1944 года, когда Иосиф Сталин обвинил татарскую общину в коллаборационизме во время нацистской оккупации и приказал погрузить больше ста тысяч татар в товарные вагоны и отправить их в Центральную Азию.


В этом году ФСБ расследовала больше двух тысяч эпизодов, связанных с террористической деятельностью. «Похоже, в трех разных районах Крыма запустили конвейер репрессий, чтобы выдавить татар с полуострова», — сказал The Daily Beast журналист радио «Свободная Европа» Антон Наумлюк.

В этом году Наумлюк проследил за дюжиной дел новых российских «террористов». «В результате арестов ФСБ крымские мусульмане стали значительно более единым сообществом», — сказал он.

Татары согласны. «Никто из нас не собирается снова покинуть Крым, мы уже побывали изгнанниками», — сказал The Daily Beast Дилявер Меметов.

В том, что касается настоящей войны с Украиной, едины и россияне. Они ее не хотят. Даже предполагаемые террористические угрозы не могут убедить их (по меньшей мере слушателей «Эха Москвы»), что война — это хорошая идея. Соцопрос, проведенный на прошлой неделе радиостанцией, показал, что 82% слушателей против наступательных операций российской армии в Украине.

Армия, скорее всего, развернута не будет, но ФСБ станет еще активнее.

Оригинал статьи: Анна Немцова, «Путинская сверхциничная „война с террором“», The Daily Beast, 19 августа


util