21 Августа 2016, 10:15

Административный ресурс на двух чашах весов: как пройдут выборы

Сентябрьские выборы не будут прозрачными, а тем более честными хотя бы уже из-за одной шизофренической ситуации, в которой окажутся власти на местах

17 августа «Ведомости» написали, что в преддверии сентябрьских выборов правительство рассматривает вариант замены очередной пенсионной индексации (дорого) на разовую выплату. Если остановятся на предвыборной выплате, это будет означать, что в России наряду с государственной допинговой программой существует еще и правительственная программа по подкупу избирателей. Все-таки в России свыше 42 млн пенсионеров-избирателей, а разовую выплату должен утвердить премьер Медведев, который по совместительству является еще и лидером «Единой России».

Нынешнюю думскую кампанию режим проводит под флагом честности и открытости. Недостатка в «правильных» словах избиратели не испытывают, но отказываться от административного ресурса власти не намерены.

Когда одномандатные округа нарезаются таким образом, что более либеральный городской избиратель в обязательном порядке разбавляется сельским жителем, — это административный ресурс. Когда кампанию переносят на отпускной сезон, а бенефициаром низкой явки становится «Единая Россия» (ее электорат методом начальственного принуждения все равно пригонят на участки) — это тоже административный ресурс. Когда Российская партия пенсионеров попадает под пресс ЦИКа и Верховного суда, потому что администрацию президента категорически не устраивает список ее одномандатников — это админресурс в квадрате. Хватает специфики и в регионах.

Пример Дагестана: на любых выборах эта республика с населением в 3 млн человек традиционно поддерживает ставленников власти. В 2011 году за «Единую Россию» там проголосовало 91,4% (при явке 91,1%).

Каким способом достигаются такие умопомрачительные результаты, все всегда понимали: местная власть включала на полную катушку административный ресурс. Некоторые подробности об этом неиссякаемом ресурсе вскрылись сейчас, когда неизвестные выложили в сеть аудиозапись одного дагестанского совещания. Люди, разбирающиеся в кавказской политике, узнали на пленке голос заместителя руководителя администрации главы и правительства республики Дагестан Алексея Гасанова. Ему внимали главы местных муниципальных образований. Основной вопрос повестки дня — как вынудить неугодных депутатов, прежде всего из партии «Родина», добровольно сняться с выборов.

Больше всего Гасанов боится скандала: «Если [те, кто должны сняться, будут заявлять], что вы или ваши помощники заставили и так далее, пусть лучше тогда не приходит, пусть лучше не снимается, если они все будут стучаться в газету, прокуратуру и т.д. Тогда находите других людей, которые им объяснят, что жаловаться нельзя». Остается только догадываться, в чем секрет убедительности этих «других людей».

Однако уже через несколько минут политическая целесообразность берет верх над осторожностью, и Гасанов призывает снимать неугодных кандидатов, несмотря на публичные последствия: «Партия власти проиграть не может. Партия власти не может выиграть со скандалом.<...> Надо снимать. Это политическая борьба. Пусть что хотят в газетах пишут. Что там такой-то давит, сякой-то давит. Мы защищаем интересы нашей партии — партии, которую основал Путин».

Из речей Гасанова следовало, что республиканское руководство боялось не только «Родины», а вообще всех несистемных кандидатов. Тряслись большие начальники и за собственные кресла: «Шевченко (самовыдвиженец Максим Шевченко. — Открытая Россия) притащит нам скандал, Юзик (Юлия Юзик выдвигается от ’’Парнаса’’ при поддержке ’’Открытых выборов’’. — Открытая Россия) притащит нам скандал, они несут ощущение, что власти нет, что мы ничего не контролируем, что на наше место должны прийти другие, которые все контролируют».

В итоге Гасанов призвал всех «работать тонко, аккуратно» и заявил, что «у каждого снятого есть автор», и когда все эти «авторы» сделают свою часть общего дела (то есть убедят всех неугодных сняться), их 4 августа примет сам президент Дагестана Рамзан Абдулатипов.

Если бы в России действовала западная политическая логика, дагестанская запись произвела бы вокруг себя разрушения, сравнимые с уотергейтскими. Но скандала не случилось, все лишь дают осторожные вынужденные комментарии. Лидер «Родины» Алексей Журавлев: «Мы ограничены в ресурсах. Приходится распылять ресурс на Госдуму и на сбор подписей, что не всегда получается» (в итоге «Родина» осмелилась участвовать в Дагестане только в муниципальных выборах, а с выборов более высокого уровня партийцы снялись). Глава ЦИК Элла Памфилова: «В прессе появляется, что вот, мол, многие партии ослабли, сняли кандидатов. У нас многие партии сейчас, которые мы зарегистрировали, — это по их инициативе, добровольно они снимали сами целый ряд кандидатов. Скорее всего, потому что целый пакет документов не все смогли бы представить».

Вероятно, совещания, аналогичные дагестанским, проходят сейчас во всех регионах.

C одной стороны, ответственные за выборы чиновники боятся оказаться крайними, ведь если за кремлевскими фразами о честных и прозрачных выборах скрывается хотя бы даже одно только пиар-содержание, то в рамках этой самой пиар-кампании ничего не стоит схлопотать уголовное обвинение в фальсификации выборов. Но с другой стороны, в голове каждого ответственного чиновника сейчас вспыхивает и тревожно мигает фраза дагестанского начальника над начальниками: «Никто нас никогда не поймет, если наша партия проиграет или неубедительно выиграет». И эти вечные слова, похоже, все-таки перевесят любые новые страхи.

Поэтому чиновники, которые до недавнего времени ломали голову, как не допустить к честным выборам неудобных кандидатов, теперь начинают думать, как нейтрализовать «неправильную» агитацию, ну а дальше примутся «тонко и аккуратно» катать «карусельщиков» в день голосования.

util