23 August 2016, 12:06

«Это люди с активной позицией». Как живет либеральный книжный клуб в Екатеринбурге

Олег Краев

На разных площадках Екатеринбурга прошло несколько встреч нового книжного клуба «Либеральный Екатеринбург». Олег Лутохин поговорил с координатором клуба, гражданским активистом Олегом Краевым о миссии этого проекта, о границах теории и практики и о ненасильственном гражданском сопротивлении


11 мая 2015 года, в день рождения Надежды Савченко екатеринбуржец Олег Краев принял участие в серии одиночных пикетов в поддержку арестованной украинской летчицы. В тот день вместе с другими участниками группы гражданских активистов «Екатеринбург — за свободу» он был задержан по подозрению в организации «несанкционированного публичного мероприятия». Это не заставило его перестать участвовать в публичных мероприятиях. Краев и сам их организовывает — одним из его проектов стал книжный клуб «Либеральный Екатеринбург».

— Как возникла идея организовать книжный клуб и почему вы решились посветить его либерализму?

— Год назад я общался с (активистом. — Открытая Россия) Феликсом Ривкиным и Михаилом Борисовым, председателем регионального отделения партии «Парнас». Они рассказывали, как в 1990-х годах друзья собирались и обсуждали разные книги. Тогда доступ ко многим текстам был закрыт, почтовый адрес Борисова был указан как адрес независимого издательства, на который из-за рубежа приходили книги. Одну из них он дал мне почитать. Это было «Свободное общество» Фридриха фон Хайека. Так же я являюсь активистом группы «Екатеринбург — за свободу». Мой коллега предложил прочитать книгу «Современная политическая философия» Уилла Кимлики. Она меня очень заинтересовала. Захотелось обсудить, но тогда к этому никто не был готов. Вот я и решил собрать кружок: ведь когда обсуждаешь прочитанное с другим человеком, чтение становится эффективнее. Идеи открываются с разных сторон, это очень интересно.

Ну и потом, у коммунистов же в Екатеринбурге есть кружки. Я подумал: чего это коммунисты тут со своими кружками о марксизме балансируют на грани агрессии? Они очень активно ведут агитацию по всей стране. А о либерализме никто не рассказывает. Все знают о неких правах человека, а что за этим стоит, даже не догадываются. Мало кто себе представляет, как глубоко там можно копать.

— Как прошло первое собрание и какой текст обсуждали?

— Встреча прошла совсем недавно. Начали с обсуждения «Либерального равенства» Уилла Кимлики. Собрались в Библиотеке Белинского. Пришли без предупреждения. Сказали, что хотим обсудить книги. Сотрудники отреагировали положительно, но попросили согласовать с руководством. Я писал заявку, в которой обещал, что на собрании не будет звучать критика действующей власти. С одной стороны, все понятно — областная организация; с другой — библиотека, по идее, — свободное культурное пространство. Другое такое пространство в городе — «Ельцин-Центр». Туда мы и пришли, чтобы собраться во второй раз. Встреча прошла в книжном магазине «Пиотровский». Там снова был Кимлика с критикой марксизма.

— На третьей встрече вашего клуба обсуждалась «Революция без насилия» Ганди. Чем вызван такой резкий переход от политической философии к мемуарам борца за независимость Индии?

— Клуб преследует две цели. Первая — простая: достичь взаимопонимания между читателями, чтобы они были уверены, что разговаривают на одном языке и подразумевают одно и то же под конкретным понятием. А вторая — перейти от теорий к практике и понять, как применить обсуждаемые идеи для достижения личных целей. С моей точки зрения, Ганди — как раз великий практик. Недостаточно знать какие-то либеральные идеи: их нужно реализовать. Ганди понимал важность волеизъявления и важность выбора. Без волеизъявления нет свободы.

— Следующий «Либеральный Екатеринбург» пройдет в офисе регионального отделения партии «Парнас». С чем на этот раз связан выбор площадки?

— Клубу, конечно, нужна постоянная площадка. Но пока такой нет, мы собираемся в разных местах. Мне показалось, что офис «Парнаса» — подходящее место, ведь главная тема сегодня — выборы: ходить или не ходить? за кого голосовать? К тому же «Парнас» пропагандирует либеральные ценности. У меня был контакт сотрудника, я позвонил, и все решилось. Они очень открытые.

— Вас не смущает, что это похоже на предвыборную агитацию?

— Нет, ведь дело не в конкретной партии, а в важности волеизъявления. В России на выборы ходят 20% граждан, это невероятно мало. Если бы явка была 90%, а по результатам выиграла «Единая Россия», это уже был бы большой плюс. Победитель на таких выборах понимал бы, что он зависит от воли народа, а не от воли какого-то назначенца.

— Тебя как гражданского активиста не расстраивает такая низкая явка вкупе с дискредитацией либеральных ценностей?

— А чего расстраиваться? Конечно, большинство верит тому, что показывают по телевизору, и живет в этой реальности. Человек должен быть свободен экономически, у него должно быть свободное время, чтобы прийти в библиотеку. А если этого времени нет, он ничего нового и не познает. Но я убежден, что 1% активного населения — уже достаточно для перемен. Все либеральные изменения делают единицы. Тот же Ганди, после него — Мандела, Мартин Лютер Кинг и другие последователи: все они изъявляли свою волю и боролись, но боролись ненасильственными способами. Такая борьба сопряжена с большими рисками, требует больше самоотверженности и большей самодисциплины. Здесь можно вспомнить бойкоты времен расовой сегрегации в США. Чернокожие не просто отказались ездить в автобусах, где им были доступны только задние места. За этим отказом стояла большая сеть договоренностей и альтернативных решений: собирали деньги на бензин, развозили своих братьев на личном транспорте. Им запрещали посещать клубы и бары, а они приходили и занимали столики. Когда одного выгоняли и даже избивали, приходил другой на свой страх и риск. Все эти акции были заранее спланированы.

Здесь возникают сложные моменты, которые и нужно обсуждать. К примеру, Ганди был противником службы в армии, но когда возникла необходимость, он пошел на фронт помогать раненым. Это пример того, как можно искать точки пересечения разных интересов, чтобы прийти к продуктивному сотрудничеству.

— «Либеральный Екатеринбург» можно считать попыткой обнаружить эти точки пересечения?

— Клуб — это скорее просветительская инициатива. А поиск точек пересечения интересов и поводов для сотрудничества — более активная, практическая деятельность. Переход к практике — одна из целей, но пока она не достигнута.

— Литературных кружков всегда было много. Вы действительно надеетесь что-то изменить таким способом? Или это просто желание не утонуть посреди всего происходящего?

— Конечно, кружки всегда были, потому что людям свойственно общаться, объединяться. Если у человека есть желание, то он найдет в каждом городе сторонников, которые уже собираются, обсуждают книги, мнения, интересуются происходящими событиями и их различной оценкой. Любая мирная активность приводит к положительным изменениям. Стоит обращать внимание на направление движения в сторону мира, дружбы и взаимовыгодного сотрудничества.

— Что за люди приходят обсуждать книги?

— Это люди с активной позицией, которые пока не знают, куда эту активность направить. Они часто ходят на митинги, но не в качестве выступающих, а, скорее, чтобы посмотреть, узнать и определиться. Клуб дает им возможность через обсуждение идей прийти к общим выводам. На наши встречи ходят те, кто чувствует себя чужим в тотальном засилье телевизионной пропаганды. Они ищут себе подобных и объединяются. Но в таком подходе всегда есть опасность превратиться в секту, поэтому закрытости следует избегать.

Вообще, конечно, люди очень разные: от левых до националистов. Я как-то пришел в офис «Парнаса», где обсуждали сотрудничество либералов с националистами в связи с включением в список партии Мальцева. Туда пришли организаторы местного «Русского марша». На самом деле эти люди не соответствуют расхожему представлению о националистах. Если бы вы случайно оказались на «Русском марше» в Екатеринбурге, вы бы даже не поняли, что маршируют националисты. Все лозунги мирные, никаких экстремистских высказываний насильственного характера там нет.

— Что показала дискуссия? Сотрудничество либералов с националистами возможно?

— Я не возьмусь пересказывать аргументы сторон: чтобы понять, нужно там присутствовать. Скажу лишь, что в их идеях ничего странного и экстраординарного нет. Как и все, они выступают за защиту «наших» интересов, но пока не могут объяснить, кто такие «мы». Они ищут какой-то маркер и находят маркер «русский», а кто такие русские, объяснить очень сложно. Их ставит в тупик ссылка на тезис Льва Гумилева, который он высказывает в «Этногенезе», — о том, что этнос не зависит ни от языка, ни от территории.

— Ты работал наблюдателем на избирательных участках. В этом году политологи в голос заявляют, что парламент будет трехпартийным, а некоторые известные люди призывают бойкотировать выборы. Как ты относишься к этим призывам и пойдешь ли в этом году?

— Если честно, не хотелось бы никуда идти, принимать участие в выборах ни в каком качестве. Но выхода нет, потому что надо изъявлять свою волю, за тебя это никто не сделает. Ну и потом, в сентябре пройдут выборы в уральский парламент. И вот эти выборы для нас куда важнее с практической точки зрения. Здесь важно заранее ознакомиться с программами одномандатников.

Если человек хоть раз поработает наблюдателем, у него никогда не возникнет идеи бойкота выборов. Стоит вживую понаблюдать за процессом, там много интересного. К примеру, ты видишь, насколько автоматически люди относятся к процедуре голосования: предъявляют паспорт, берут бюллетень и останавливаются у кабинки, пытаются вернуться к информации о кандидатах, потому что только что поняли, что ничего о них не знают. Пытаются вернуться, а им говорят: «Вы куда с бюллетенем, ставьте галочку и опускайте в урну». В общем, это очень интересно. Там я познакомился с Александром Грезевым, координатором движения «Голос». Он являет собой яркий пример активиста, которые нам сегодня необходимы для формирования институтов гражданского общества. Нам нужны медиаторы, активные свободные люди с большим числом связей.

util