24 Августа 2016, 14:22

Vox: «Допинговый скандал и извращенная беспроигрышная стратегия Путина»


История с допингом в российском спорте показала, что Путин способен извлечь выгоду даже из, казалось бы, катастрофической для России ситуации, пишет в интернет-издании Vox политолог Марк Галеотти


Это казалось катастрофой для изголодавшейся по славе путинской России: накануне Олимпийских игр разразился грандиозный допинговый скандал, затронувший не только спортсменов и тренеров, но и государственную машину. Допинг — наследие советских времен, которое никогда никуда не уходило.

В ноябре 2015 года Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) опубликовало доклад с жесткой критикой российской практики. Международная ассоциация легкоатлетических федераций (IAAF) полностью отстранила Россию от соревнований, а независимое расследование по заказу ВАДА занялось проблемой более глубоко.

В июле был опубликован доклад о том, что в российском спорте действовала не просто крупномасштабная институционализированная допинговая программа — в ней участвовало министерство спорта и даже печально известная ФСБ.

ВАДА предложило полностью отстранить российских спортсменов от Олимпиады, но МОК на это не решился. Вместо этого он переложил ответственность на федерации отдельных видов спорта. В результате большинство спортсменов — 270 из 437 — допустили на Игры, но отстранили всю паралимпийскую сборную.

На первый взгляд, это чудовищное унижение для режима, который очень заботится о своем международном престиже. Кроме того, скандал продемонстрировал беспорядок в государственных структурах — Россия долго не могла решить, как на все это ответить. Но Кремль справился с ситуацией лучше, чем можно было ожидать. Фактически стратегия Путина в этой ситуации оказалась извращенной, но беспроигрышной.


Согласно кремлевской схеме


Шаг первый: жульничай, если можешь, — нужна победа любой ценой.

В конечном счете легитимность режима во многом основана на идее, что при Путине россияне побеждают — и присоединяя Крым без оглядки на международное право, и вынуждая Вашингтон признать роль России в Сирии, и даже создавая чудодейственную вакцину против лихорадки Эбола, лучшую в мире.

Шаг второй: если жульничество вскрылось, отрицай все, несмотря на любые улики.

Исполняющий обязанности председателя Всероссийской федерации легкой атлетики (Вадим Зеличенок. — Открытая Россия) назвал первый отчет ВАДА «политическим заказом», а министр спорта Виталий Мутко утверждал, что обвинения не подкреплены никакими фактами. Слова Мутко были ложью.

Шаг третий: если это не поможет, говори, что ты ничем не отличаешься от всех остальных, тебя просто дискриминируют.

Здесь пример показал Путин, заявив о «целенаправленной кампании» против России, основанной на «двойных стандартах», принципе коллективной ответственности и отмене презумпции невиновности.

Тем временем применяй все доступные рычаги — открытые и тайные, легальные и нелегальные, — чтобы подорвать позиции обвинителей и минимизировать ущерб от скандала.

Отказ МОК, в отличие от Международного Паралимпийского комитета, от полного запрета участия представителей России — возможно, на МОК повлияла угроза Путина расколоть олимпийское движение — оказался подарком для Москвы, так как позволил переключить внимание на отдельные федерации, а не иметь дело с единым МОК. Эти более мелкие организации столкнулись со смесью интенсивных попыток добиться дружеского расположения, угроз крупных коллективных исков и, по сообщениям некоторых европейских контрразведчиков, попыток подкупа или шантажа отдельных ответственных лиц.


Чемпион по оппортунизму

Так или иначе, Путин, по-видимому, удовлетворен результатом. Если бы использование возможностей и управление кризисными ситуациями были олимпийскими видами спорта, он, скорее всего, получил бы в первом виде золотую медаль, а во втором, возможно, бронзовую.

Большая часть российских олимпийцев приняла участие в Играх, и есть медали, которыми можно побренчать перед российской публикой, чтобы отвлечь ее от коррупционных скандалов и тяжелого экономического положения в стране. Более того, когда у России дела идут хуже, чем обычно, это попросту можно списать на иностранные махинации.

В то же время Путина успокаивает то, что в очередной раз попытки внешнего мира приструнить или наказать Россию за ее нарушения провалились — или их последствия были по меньшей мере сведены к минимуму. Европейский суд по правам человека отодвинут на второй план (Россия приняла закон, согласно которому выполнение его решений не обязательно), наблюдателей ОБСЕ в Донбассе блокируют пророссийские боевики, Совбез ООН стал заложником российского вето. В истории с МОК и другими спортивными организациями России удалось избежать унижения с помощью комбинации блефа, угроз, выкручивания рук и балансирования на грани войны.

Наконец, благодаря неоднозначной реакции спортивных организаций и неутомимой работе кремлевской пропагандистской машины запреты превратились в средство вколачивания в российскую публику путинской идеи о том, что россияне стали объектами «гибридной войны» Запада, которую тот ведет на политическом, экономическом и культурном фронтах. Недаром тренер сборной по боксу Александр Лебзяк перед отъездом российских спортсменов в Рио сказал, что они отправляются на войну.

Полное отстранение российской команды от Паралимпийских игр, пусть и вполне разумное в сложившихся обстоятельствах, оказалось подарком для пропагандистов. Председатель Паралимпийского комитета России (Владимир Лукин. — Открытая Россия), назвал это «грубейшим нарушением прав человека». Представитель МИД Мария Захарова, известная своей пламенной риторикой, превзошла себя: «Решение о недопуске на Паралимпийские игры всей российской паралимпийской сборной поражает своей подлостью и бесчеловечностью. Это предательство тех самых высоких правочеловеческих стандартов, которые лежат в основе современного мира».

Конечно, Путин предпочел бы, чтобы государственная допинговая программа осталась незамеченной и накачанные запрещенными средствами российские спортсмены, как и те, кто не пользовался такими тайными методами, привезли богатый урожай медалей. Но противоречащая здравому смыслу правда в том, что он нашел способ извлечь выгоду из скандала.

И Путин вышел из всей этой ситуации как хитроумный и ловкий борец, в последний момент добившийся своеобразной победы, когда он был на грани не просто провала, а, что еще ужаснее для него, унижения.


Оригинал статьи: Марк Галеотти,
«Олимпийский допинговый скандал и извращенная беспроигрышная стратегия Путина», Vox, 23 августа

util