24 August 2016, 19:37

Война с ИГИЛ или борьба с курдами? Что означает турецкая операция в Сирии

24 августа Турция начала спецоперацию «Щит Евфрата» на территории Сирии. Военные эксперты Александр Гольц и Павел Фельгенгауэр объясняют, есть ли здесь связь с примирением Путина и Эрдогана и в чем заключаются истинные мотивы Анкары


Турецкое агенство «Анадолу» сообщило, что армия и ВВС страны начали операцию по освобождению города Джараблус от боевиков ИГИЛ. Газета Hurriyet рассказала о вводе турецких танков на территорию Сирии и уточнила, что спецназ пересек границу в 11:07 по местному времени (совпадает с московским).

Вчера, 23 августа, глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу заявил, что Турция готова оказать поддержку сирийским оппозиционерам, которые готовились к штурму Джараблуса, захваченного террористами «Исламского государства».

По информации от турецких военных источников, на которые ссылается телеканал CNN Turk, ВВС Турции нанесли по меньшей мере 224 удара по 63 позициям боевиков ИГИЛ.

Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что спецоперация турецкой армии в сирийском Джараблусе направлена против террористической группировки «Исламское государство» и партии «Демократический союз» сирийских курдов: «Минувшей ночью наши силы безопасности начали операцию на севере Сирии против угрожающих нашей стране таких террористических организаций, как ИГ и ДС. Надо поставить точку в этих нападениях, осуществляемых с той стороны границы против нас». Президент Турции уточнил, что спецоперация будет завершена, когда угроза нападений на Турцию со стороны приграничных районов Сирии будет устранена.

По данным «Би-би-си», одна из целей Анкары — не позволить сирийским курдам закрепиться на границе с Сирией. Власти Турции опасаются, что курды могут создать автономную область, и это будет способствовать усилению курдского сепаратизма внутри страны.

«Ситуация складывается таким образом, что район, который сейчас турецкий спецназ освобождает от ИГИЛ, мог быть захвачен курдским ополчением, с которым у Турции, мягко говоря, есть серьезные противоречия, — отмечает военный эксперт Александр Гольц. — И чтобы не дать курдам расширить зону своего контроля, турки, которые рассчитывают, что обеспечат таким образом контроль со стороны поддерживаемых ими отрядов оппозиции, и предприняли эту операцию».

Агенство Reuters со ссылкой на сирийское государственное телевидение сообщило, что МИД Сирии обвинил Турцию в нарушении суверенитета страны, добавив, что любая контртеррористическая операция, проводимая в Сирии, должна быть согласована с властями.

По мнению военного эксперта Павла Фельгенгауэра, примирение президента России Владимира Путина с президентом Турции Реджепом Эрдоганом непосредственно связано с решением начать спецоперацию: «До этого Турция бы не решилась». «Турки уже сказали, что проинформировали Россию о начале этой операции. Впрочем, они ее осуществляют при поддержке отнюдь не России, а сил западной коалиции», — уточняет Гольц.

Российский МИД не в восторге от наступления турецких танков при поддержке авиации США и союзников. «В Москве глубоко обеспокоены происходящим в районе сирийско-турецкой границы, — говорится в заявлении ведомства. — Прежде всего, вызывает тревогу возможность дальнейшей деградации обстановки в зоне конфликта, в том числе с учетом возможных сопутствующих жертв среди мирного населения и обострения межэтнических противоречий между курдами и арабами.

Как считает Фельгенгауэр, возможности перемирия Эрдогана с президентом Сирии Башаром Асадом нет, потому что в этом случае президента Турции «зарежут». «Мне кажется, Асад как лидер неприемлем для Турции, — соглашается Александр Гольц. — Вопрос об Асаде является главным противоречием между Россией и Турцией в отношении Сирии».

util