30 August 2016, 09:00

The New York Times: распространение лжи как мощное оружие России

Фото: Marko Djurica / Reuters

Дезинформационные кампании, которые Россия ведет против стран Запада, — не просто приемы идеологической борьбы. Это составная часть российской военной доктрины, уверен корреспондент The New York Times Нил Макфаркуар


Во время оживленных споров о том, нужно ли Швеции стать военным партнером НАТО, официальные лица в Стокгольме внезапно столкнулись с тревожной проблемой — потоком искаженной или полностью ложной информации в соцсетях, создающей в обществе неадекватное представление о ситуации.

В соцсетях били в набат: если Швеция, нейтральное государство, подпишет соглашение с НАТО, альянс разместит на шведской территории секретное ядерное оружие; НАТО может напасть на Россию с территории Швеции без ее одобрения; натовские военные, пользуясь неприкосновенностью, будут насиловать шведских женщин, не опасаясь уголовного преследования.

Все это была ложь, но дезинформация начала просачиваться в традиционную прессу. А когда министр обороны Петер Хультквист ездил по стране, выступая перед избирателями в защиту договора о партнерстве, к нему постоянно приставали с вопросами по поводу этих выдумок.

«Люди к этому не привыкли, и они пугались, спрашивая, чему вообще можно и нужно верить», — рассказал пресс-секретарь министра Маринетта Ню Радебо.

Как часто бывает в подобных случаях, шведские власти так и не смогли найти первоисточник ложных сообщений. Но и они, и многочисленные аналитики и эксперты из американской и европейских разведок указывают на Россию как на главного подозреваемого, замечая, что противодействие расширению НАТО — важнейшая внешнеполитическая задача президента Владимира Путина, который в 2008 году пошел на вооруженное вторжение в Грузию, чтобы не допустить такой возможности.

В Крыму, Восточной Украине, а теперь и в Сирии Путин выставил напоказ модернизированную и набравшую сил армию. Но ему недостает экономической силы и мощи государства в целом, чтобы противостоять НАТО, Евросоюзу и США. Вместо этого он делает крупные вложения в программу «информационного оружия», пользуясь множеством средств, чтобы сеять распри и сомнения. Цель заключается в том, чтобы ослабить единство членов НАТО, посеять разногласия в их внутренней политике и смягчить их позицию в отношении России.

«Москва рассматривает международные отношения как систему спецопераций и искренне верит, что она сама — объект спецопераций Запада, — говорит Глеб Павловский, который до 2008 года участвовал в создании кремлевской информационной машины. — Я уверен, что есть множество центров, участвующих в сочинении этих лживых историй, и некоторые из этих центров связаны с государством».

Во вбросах ложной информации нет ничего нового: во времена идеологических битв Холодной войны Советский Союз посвящал этому значительные ресурсы. Но сейчас дезинформацию рассматривают как важный аспект российской военной доктрины: она ориентирована на политические споры в странах, выбранных в качестве целей, и значительно более хитроумна и объемна, чем в прошлом.

Поток сбивающих с толку лживых рассказов настолько силен, что и НАТО, и Евросоюз создали специальные службы по выявлению и опровержению дезинформации, в особенности исходящей из России.

Тайные методы Кремля всплыли на поверхность и в США, как говорят американские чиновники, называющие российскую разведку наиболее вероятным источником публикации украденной хакерами переписки Национального Демократического комитета, осложнившей президентскую кампанию Хиллари Клинтон.

Кремль пользуется как традиционными СМИ — информационным агентством «Спутник» и сетью телеканалов RT, — так и скрытыми, каналами, которые почти невозможно проследить. По словам пресс-секретаря шведской Службы безопасности Вильгельма Унге, Россия проводит широкомасштабное информационное наступление с использованием обоих подходов: «Мы имеем в виду все: от интернет-троллей до пропаганды и дезинформации, распространяемой такими медиакомпаниями, как RT и „Спутник“».

Фундаментальное предназначение дезинформации, по мнению экспертов, — подорвать доверие к официальной версии событий и даже саму идею, что существует какая-то правдивая версия, и создание своего рода политического паралича.

Фото: Максим Шеметов / Reuters

Самая известная успешная дезинформационная кампания — первоначальные попытки скрыть развертывание российских сил, захвативших Крым в начале 2014 года. Летом того же года Россия запустила головокружительную серию теорий, объясняющих гибель рейса MH17 Malaysian Airlines над Украиной: по некоторым из них, виновато было ЦРУ, а по самой экзотической — пилоты украинских истребителей, которые по ошибке приняли малайзийский лайнер за самолет президента России. Это облако версий скрывало простую правду: плохо обученные мятежники случайно сбили самолет ракетой, которую получили от России.

Москва непреклонно отрицает, что пользуется дезинформацией для оказания влияния на общественное мнение на Западе, а обвинения в открытых или скрытых угрозах называет «русофобией».

«Складывается ощущение, что, как в хорошем оркестре, многие страны Запада практически в ежедневном режиме обвиняют Россию в том, что она кому-то угрожает», — заявила недавно на брифинге официальный представитель российского МИДа Мария Захарова.

Проследить, как был осуществлен конкретный вброс дезинформации, трудно, но и в Швеции, и во многих других местах эксперты обнаружили характерный рисунок, который, по их мнению, связан с кремлевскими дезинформационными кампаниями. «Динамика всегда одна и та же: сначала это появляется где-то в России, на сайтах государственных СМИ, на подобных им сайтах или где-то еще из той же серии, — рассказывает шведский журналист и юрист Андерс Линдберг. — Потом фальшивый документ становится источником новостей, распространяемых на ультраправых или ультралевых сайтах. Те, кто полагается на такие сайты как на источник новостей, публикуют ссылки на них, и новости распространяются. Никто не может сказать, откуда они взялись, но в результате они превращаются в ключевые вопросы политики в области безопасности».

Хотя темы могут варьироваться, цель всегда одна и та же, считают Линдберг и другие. «Русские создают цельную картину мира, а не просто придумывают факты, — отмечает он. — И главная мысль у них такая: не верьте никому».

Информационное оружие — это не какой-то отдельный проект, придуманный кремлевским специалистом, а интегральная часть российской военной доктрины — то, что некоторые высокопоставленные военные называют «решающим фронтом». «Возросла роль невоенных способов в достижении политических и стратегических целей, которые в ряде случаев по своей эффективности значительно превзошли силу оружия», — написал в 2013 году начальник генштаба ВС России генерал Валерий Герасимов.

Первостепенная цель Кремля — Европа, где рост поддержки правых популистов и снижение популярности Евросоюза создали восприимчивую аудиторию для консервативных, националистических и авторитарных идей путинской России. В прошлом году Европарламент обвинил Россию в «финансировании радикальных и экстремистских партий» в странах ЕС: в 2014 году Кремль дал кредит в $11,7 млн французской ультраправой партии «Национальный фронт».

«Русские прекрасно умеют обхаживать любого, кто что-то имеет против либеральной демократии: от правых до левых экстремистов», — считает обозреватель шведской издательской группы MittMedia Патрик Оксанен. Центральная идея, по его словам, заключается в том, что «либеральная демократия коррумпирована, неэффективна, хаотична и, в конце концов, недемократична».

Еще одна идея, которую обычно не излагают открытым текстом, — что европейские правительства недостаточно компетентны, чтобы справиться с кризисами, с которыми они столкнулись, в частности, иммиграцией и терроризмом, и что все их руководство — американские марионетки.

Акция против сексуальных домогательств со стороны мигрантов в Берлине, январь 2016 года.Фото: Hannibal Hanschke / Reuters

В Германии беспокойство по поводу насилия со стороны иммигрантов выросло, когда 13-летняя девочка российского происхождения сказала, что мигранты якобы ее изнасиловали. Репортаж российского государственного телевидения сделал историю общеизвестной. Даже после того как полиция опровергла заявление «жертвы», министр иностранных дел России Сергей Лавров продолжал порицать Германию.

В Великобритании, как считают аналитики, кремлевские англоязычные СМИ интенсивно поддерживали кампанию за выход из Евросоюза, хотя и заявляли о своей объективности.

В Чехии пугающие сенсационные истории, изображающие США, Евросоюз и иммигрантов как злодеев, появляются ежедневно: их распространяет группа из примерно сорока пророссийских сайтов.

Во время учений НАТО в начале июня эти сайты писали, что Вашингтон через альянс контролирует Европу при помощи Германии, играющей роль местного шерифа. Повторяя дезинформационную кампанию, развернутую в Швеции, стали появляться сообщения, будто НАТО планирует разместить в Восточной Европе ядерное оружие и собирается атаковать Россию, не спрашивая разрешения у местных властей.

Опрос, проведенный этим летом пражским экспертным центром European Values, показал, что 51% чехов оценивает роль США в Европе как негативную, только 32% положительно относятся к Евросоюзу и как минимум четверть верит в те или иные составные части дезинформации. «Информация показывает, как менятся общественное мнение под воздействием дезинформации из этих источников, — констатирует заместитель директора экспертного центра по общественно-политическим вопросам Якуб Янда. — Они стараются выглядеть, как обычные СМИ, хотя у них есть скрытые цели».

Не все российские попытки дезинформации были успешны. Редакции «Спутника» на нескольких скандинавских языках не смогли привлечь достаточное количество читателей, и их пришлось закрыть — они проработали меньше года.

И RT, и «Спутник» позиционируют себя независимыми альтернативными голосами. «Спутник» утверждает, что он «рассказывает нерассказанное», хотя большинство его публикаций агрегировано из других источников. Лозунг RT — «больше сомневайтесь».

Оба СМИ изображают Запад мрачным, расколотым, грубым, упадочным, наполненным агрессивными иммигрантами и нестабильным. «Они хотят создать картину Европы как континента, приближающегося к коллапсу», — сказал в интервью министр обороны Швеции Петер Хультквист.

Иногда создается впечатление, что канал RT одержим идеей представить жизнь в США как ад. К примеру, в репортажах со съезда Демократической партии не было речей делегатов — вместо этого внимание корреспондентов было сфокусировано на разрозненных протестных акциях. RT поддерживает республиканского кандидата Дональда Трампа как неудачника, оклеветанного официальной прессой.

Владимир Путин, генеральный директор МИА «Россия сегодня» Дмитрий Киселев и главный редактор телеканала RT (Russia Today) и МИА «Россия сегодня» Маргарита Симоньян. Фото: Михаил Климентьев / пресс-служба президента РФ / ТАСС

Главный редактор RT Маргарита Симоньян заявила, что канал объявили угрожающим, потому что он предлагает альтернативное освещение событий по отношению к «англо-американскому медийно-политическому истеблишменту». RT, по ее словам, хочет предоставить «перспективу, отличную от эхо-камеры медиа-мейнстрима».

Дезинформационная программа Москвы, нацеленная на Запад, появилась еще во времена Холодной войны: тогда это называлось «активными мероприятиями». В программу входила публикация похищенной или вымышленной информации в сочувствующих индийских газетах в надежде, что ее подхватят на Западе, рассказал специалист по Холодной войне, профессор Гарвардского университета Марк Крамер.

Так была распространена версия, что СПИД — это проект ЦРУ, и в нее десятилетия спустя кто-то продолжает верить. Когда-то, до распада Советского Союза в 1991 году, Кремль предлагал в качестве идеологической альтернативы коммунизм. Теперь, как говорят эксперты, идеологический компонент испарился, но цель ослабления противников сохраняется.

В Швеции недавно появилась целая серия причудливых поддельных писем и новостных публикаций о НАТО — все они связаны с Россией.

Одна из подделок — на бланке министерства обороны и с подписью министра Хультквиста — была просьбой к крупной шведской фирме продать артиллерийские орудия Украине. В Швеции это было бы нарушением закона. Разъяснения пресс-секретаря министра Маринетты Ню Радебо положили конец этой истории в Швеции, но на международных конференциях Хультквисту до сих пор иногда задают вопросы о никогда не существовавших планах продаж.

Россия сделала как минимум одну открытую попытку повлиять на обсуждение вопроса о НАТО. Старший советник российского Института стратегических исследований — экспертного центра, связанного с Кремлем и СВР, — Владимир Козин во время семинара этой весной выступал против каких-либо изменений в нейтральном статусе Швеции.

«Нужно ли им на самом деле терять свой нейтралитет? — говорил он о шведах. — Позволять размещение новых американских военных баз на своей территории и отправлять свои войска участвовать в сомнительных региональных конфликтах?»

Любыми методами, с любой идеей Россия явно хочет победить в любой информационной войне, как недавно дал понять самый знаменитый российский телеведущий Дмитрий Киселев, директор организации, которая руководит «Спутником». Выступая этим летом на 75-летии Совинформбюро, Киселев заявил, что эпоха нейтральной журналистики закончилась. «Если мы занимаемся пропагандой, то и вы тогда тоже занимаетесь пропагандой», — заявил он, адресуя эти слова западным журналистам.

«Сейчас убить одного вражеского солдата стоит на порядки дороже, чем во Вторую мировую войну, тем более, в Первую мировую или в средние века, — говорил он в интервью государственному телеканалу „Россия-24“. — Но если вам удается его убедить, тогда его не нужно убивать».


Оригинал статьи: Нил Макфаркуар,
«Мощное оружие России — распространение лживых историй», The New York Times, 28 августа

util