1 September 2016, 11:24

СК как инструмент внутриэлитных разборок. Дело новосибирского экс-губернатора Василия Юрченко


Журналист новосибирского портала «Тайга.инфо» Ярослав Власов специально для Открытой России рассказывает об истории вражды двух бывших новосибирских губернаторов, которая вылилась в уголовное дело против одного из них — Василия Юрченко

1 сентября проходит очередное заседание суда по делу Василия Юрченко. Он один из региональных руководителей, потерявших должности из-за пристального внимания СК. Но его, в отличие от Вячеслава Гайзера, Александра Хорошавина и Никиты Белых, оставили на свободе, а реальные причины отставки — аппаратная борьба и передел сфер влияния в третьем городе России.

Юрченко обвиняют в продаже земельного участка в центре Новосибирска по заниженной стоимости под строительство гостиницы фирме «Тактика», аффилированной с «Русскими отелями» Олега Дерипаски. Дело дошло до суда в декабре 2015 года, хотя было возбуждено еще летом 2013-го. Это классический пример того, как элиты используют для внутренней борьбы правоохранительные органы. И к уголовному преследованию, и к отстранению привел конфликт с Виктором Толоконским, возглавлявшим сибирское полпредство президента РФ с сентября 2010 по май 2014 года, ныне — красноярским губернатором.


Противостояние с Толоконским

16 марта 2014 года Владимир Путин уволил единоросса Василия Юрченко «в связи с утратой доверия», что до этого случилось только с мэром Москвы Юрием Лужковым, да и то при Дмитрии Медведеве. Решение, принятое в разгар подготовки к выборам мэра Новосибирска, стало едва ли не основной причиной поражения кандидата от правящей партии Владимира Знаткова и победы КПРФ.

В день голосования в штабе коммуниста Анатолия Локтя работал помощник Толоконского, бывший сенатор Виктор Игнатов. Позднее он стал первым замом Локтя, сейчас же баллотируется в Госдуму в Новосибирской области от «Единой России», хотя еще в 2013 году был изгнан из партии — формально за противостояние креатуре правительства Юрченко на выборах уполномоченного по правам человека в регионе.

Толоконский возглавлял Новосибирскую область с 2000 года. Он стал полпредом в 2010-м, кресло губернатора занял его первый зам Юрченко. Тот сразу же заменил главу территориального управления ФОМС, отдал новым людям ключевые посты в строительной и земельной отраслях, а также в здравоохранении, чем спровоцировал первую волну публичной критики от полпреда.

Лагерь Толоконского также использовал недовольство депутатов заксобрания и некоторых чиновников. Юрченко как выходец с завода «Сибсельмаш» прослыл жестким и несговорчивым руководителем. Бывший вице-губернатор Андрей Ксензов оценивал его стиль управления как «авторитарный». «Его [Юрченко] следовало понять, вычислить, тогда становилось проще», — вспоминает бывший глава департамента массовых коммуникаций облправительства Андрей Гладченко, который сейчас руководит региональным отделением незарегистрированной Партии прогресса.

В то же время Василий Юрченко пытался изменить клановую систему управления, сложившуюся при Толоконском. Он активно приглашал «варягов» в правительство, чем тоже вызывал раздражение местных. Тамбовец Кирилл Колончин стал вице-губернатором по соцполитике, начальник финуправления ФСИН Галина Бабкина — министром экономического развития, петербуржец, выходец из группы компаний «Конкорд» Сергей Лош — начальником управления социального питания, самарец Леонид Шаплыгин — министром здравоохранения.

«Одни объясняли действия Юрченко личной неприязнью, другие — тем, что люди Толоконского заняли все хлебные места, — заметил политолог Алексей Мазур. — Если первые воспринимали это как месть Юрченко команде Толоконского, то вторые — как чистку Авгиевых конюшен».

Обмен ударами на уровне правоохранительных органов начался в 2012 году. Сначала МВД возбудило дело в отношении зятя Толоконского Игоря Мордковича о хищениях при реконструкции новосибирской филармонии через его компанию, которая по основному профилю занимается поставкой медицинских приборов, но тут занялась строительными работами и стала субподрядчиком. Затем — в отношении нового главы земельного департамента облправительства, человека Юрченко, Романа Шилохвостова, а также по факту хищения бюджетных средств при организации инновационного форума «Интерра».

Переломный момент наступил в августе 2013 года — Юрченко вызвали на допрос в СК по делу о продаже земельного участка. Материалы получило Сибирское окружное управление СК (ныне — Пятое следственное управление), подчиняющееся напрямую Москве. Основными свидетелями обвинения стали экс-соратники Толоконского: начальник управления Росимущества по Новосибирской области Олег Галлямов, занимавший пост главы земельного департамента облправительства при Толоконском, и бывший вице-губернатор Владимир Анисимов, ныне известный девелопер.

Глава региона в ответ обвинил «власти Новосибирска», мэром которого Толоконский был в 1994–2000 годах, в «бездумном» выделении земли и принятии «коррупционного» постановления, разрешавшего предоставлять ее без торгов. Юрченко также связал давление на его подчиненных с решением закрыть крупнейший в Сибири вещевой рынок — Гусинобродскую барахолку. Из-за попыток реформировать ее в начале 2000-х были убиты два вице-мэра — Игорь Беляков и Валерий Марьясов. «Гусинку» называли источником доходов крупнейших ОПС, в том числе «Труновских», в связи с которыми признаны виновными бывший вице-мэр Новосибирска Александр Солодкин и его отец — экс-советник Толоконского по спорту и его близкий друг Александр Солодкин-старший. Закрыть барахолку смог только Анатолий Локоть в конце 2015 года.

Дальше ситуация развивалась по нарастающей: обыски в облправительстве, следственные действия в Промышленно-логистическом парке, департамент перспективного развития которого возглавлял сын Юрченко Дмитрий и наконец анонимная публикация в ЖЖ фрагментов материалов разработки СК по Юрченко, включая банковские счета и бизнес его родственников. Дело вел следователь Юрий Хорошавин. Адвокат экс-губернатора Александр Балян говорил, что до 85% «компромата» в ЖЖ являлись служебными записками СК.

Через два месяца после публикации анонимки Юрченко «утратил доверие» Путина. Некоторые депутаты заксобрания требовали от губернатора ответов на компромат еще в январе 2014-го. Среди них был коммунист Андрей Жирнов, действующий региональный парламентарий и советник Локтя.

«С одной стороны, Юрченко — это плоть от плоти системы. Когда-то он пользовался системой, ее административным ресурсом, в том числе в диалоге с депутатами, теперь же он сам стал ее жертвой, — рассказал Открытой России Жирнов. — С другой, его сняли в день присоединения Крыма — надо было показать, что у нас с жульем все-таки борются».

Андрей Гладченко не согласен с депутатом: «На мой взгляд, Юрченко отличается [от глав Сахалина, Коми и Кировской области, арестованных после возбуждения дел] тем, что стал единственным человеком, который решил сопротивляться. Кроме того, тот факт, что он остался на свободе, может говорить о необоснованности дела».


Консервация Новосибирской области

Собеседники Открытой России считают, что Юрченко сразу не арестовали, потому что в марте 2014 года еще не были очевидны последствия международных санкций и «режим был мягче», а также из-за того, что экс-губернатору и его защите удалось затянуть дело. Кроме того, у Юрченко остались связи в бизнес-кругах.

«У него, у членов его семьи постоянно проходят обыски, чтобы он всегда был на крючке, — считает Жирнов. — Василий Алексеевич [Юрченко] — один из первых кандидатов на роль „сакральной жертвы“ в рамках показной борьбы с коррупцией, если возникнет такая потребность».

После отставки Юрченко регион возглавил бывший мэр Новосибирска Владимир Городецкий, последователь политики Толоконского.

«В день снятия Юрченко в Новосибирск сразу приехали федеральные каналы. Я давал им комментарии о том, что было и хорошее, и плохое во время его правления, — рассказал Мазур. — Все хорошее они вырезали, все плохое оставили. Юрченко продолжал развитие значимых парковых проектов, а сейчас же [при Городецком] появились совершенно коррупционные схемы вроде идеи построить четвертый мост и мусороперерабатывающие заводы, оплатив недополученный доход инвесторов из областного бюджета. То есть раньше все поделили, а сейчас начали делить то, что запланировано на будущее. Преемникам просто не останется ничего, только долги».

Хоть Юрченко и на свободе, он потерял значительную долю влияния. Часть его команды осталась в региональном правительстве, но не имеет веса, например, его первый зам Анатолий Соболев практически лишился реальных полномочий, но еще числится рядовым вице-губернатором. За строительную отрасль региона теперь отвечает бывший зам Городецкого в мэрии Сергей Боярский — человек, чье имя прочно ассоциируется с точечной застройкой. Его решения критиковали не только Юрченко и системная оппозиция, но и общественники из архитектурного движения «Искалеченный Новосибирск», и экс-депутат Госдумы Илья Пономарев, представлявший регион в парламенте.

«Является ли нормальным, что чиновник Боярский живет в новом доме на улице Урицкого [в Новосибирске], а соседний с ним дом — на минутку, памятник архитектуры — развалился из-за уплотнительной застройки и ошибок проектирования, а десятки семей пришлось срочно расселить за счет бюджета?» — писал Пономарев. Он также утверждал, что Боярский имел недвижимость в Болгарии, оформленную на его гражданскую жену.


Забытые дела

По мнению собеседников, оба уголовных дела Юрченко представляют собой наименее доказуемые эпизоды из всей его спорной деятельности. «Почему-то выбрали либо дела, которые не стоят выеденного яйца, либо те, что затрагивают наименьшее количество „заслуженных“ людей», — заметил Мазур.

Например, СК не удалось довести до суда дело о хищении 152 млн рублей при строительстве Промышленно-логистического парка. Кроме того, не была дана правовая оценка продажи здания бывшего Совнархоза в центре Новосибирска фирме, среди учредителей которой значились его супруга Наталья и бывший вице-премьер Республики Алтай Анатолий Банных, — об этом упоминалось в опубликованном «компромате», 85% которого, по оценкам адвоката, представляли собой цитирование справок, которые готовил СК.

Свидетели обвинения по делу, дошедшему до суда, меняют показания — гособвинение вынуждено зачитывать их слова, сказанные во время следствия. Более того, в июле прокуратура отозвала сразу 45 свидетелей, среди которых были представители «Тактики», купившей спорный участок, высокопоставленные чиновники и экс-депутат Госдумы Валентин Бобырев, работавший замгендиректора «Базового элемента» в 2002-м. В суде его называли основным лоббистом интересов «Русских отелей». Сейчас компания «Экология-Новосибирск», одним из учредителей которой стал тот же Бобырев, получила госконтракт на строительство мусороперерабатывающих заводов в регионе по договору концессии — инвестор вложит 6,5 млрд рублей, а областное правительство под руководством Городецкого гарантировало ему компенсацию недополученных доходов из бюджета в течение 40 лет, если заводы будут недостаточно загружены.

В суде над Юрченко также был допрошен Виктор Толоконский, который признал, что именно он инициировал прокурорское преследование экс-губернатора. Бывший полпред не отрицал, что это он дал Юрченко указание отдать участок под строительство гостиницы, когда тот был его первым замом, но впоследствии посчитал продажу «по заниженной стоимости» незаконной.


Заложники фамилии

Адвокаты губернатора через прессу заявляют, что дело разваливается в суде. Кроме того, 1 февраля сам Юрченко провел онлайн-конференцию на сайте dirty.ru, во время которой негативно оценил работу Локтя и Городецкого, выразив готовность снова возглавить регион. Возможно, поэтому уже 3 февраля Life сообщил о новых обысках у Юрченко и его сына «по делу о хищении в Промышленно-логистическом парке». Федеральные «Вести» и вовсе посвятили этому свой первый сюжет, поставив Владимира Путина вторым.

1 марта Василий Юрченко провел часовую видеоконференцию на крупнейшем новосибирском сайте «НГС». А 17 марта СК сообщило главе областного союза журналистов Андрею Челнокову, что во время обысков у жены Юрченко якобы обнаружен документ с заголовком «Концепция медийной кампании по поддержке Н.». В нем приводится «план» повышения активности «Н.» в СМИ и его планов «вернуться в политику». Челнокова попросили предоставить следствию информацию «об обращениях Юрченко к журналистам Новосибирской области» в рамках этой «кампании», если такие были.

Отвечая на запрос, Челноков говорит, что о подобных фактах он не знает, предлагает СК «обратиться к руководителям СМИ» и дает собственную не подкрепленную фактами оценку: «Кто о Юрченко, кроме как о подсудимом, еще хоть что-нибудь писал — к тому наверняка и обратились пресловутые представители». Правоохранительные органы, по данным Открытой России, рекомендовали владельцам наиболее влиятельных СМИ избегать публикаций о бывшем чиновнике вне контекста его уголовных дел.

В июле СК сообщил о возбуждении дела в отношении супруги экс-губернатора Натальи Юрченко. Ее заподозрили в неуведомлении о виде на жительство в Австрии и оставили под подпиской о невыезде в Новосибирске. В августе перед возобновлением суда прошли новые обыски в квартире сына Юрченко — на этот раз по делу матери.

Сам экс-губернатор не стал связывать следственные действия у родственников с его уголовным делом, отказавшись давать комментарии Открытой России через своего представителя.

По мнению Андрея Жирнова, любая реальная попытка вернуться в политику обернется для Юрченко «черной меткой» и возможным арестом. Андрей Гладченко же считает, что именно Юрченко «как директор завода» пригодился бы Новосибирской области в ее нынешнем состоянии, но это вряд ли произойдет при действующем президенте.

util