5 Сентября 2016, 17:20

Bloomberg View: «Договор России с Японией наконец-то возможен»

Фото: Сергей Красноухов / ТАСС

Россия и Япония могут прийти к соглашению о передаче спорных островов Курильской гряды, но Путин не будет просто продавать острова — ему нужно стратегическое партнерство, чтобы меньше зависеть от Китая, пишет колумнист Bloomberg View Леонид Бершидский

Президент России Владимир Путин сейчас больше, чем когда-либо, готов к компромиссу с Японией, который завершит территориальный спор двух стран, продолжающийся со времен окончания Второй мировой войны. Обе стороны еще в мае начали делать пробные шаги к примирению, и, возможно, после нескольких десятилетий фальстартов наконец-то удастся прийти к соглашению.

В недавнем интервью Bloomberg Путин объяснил, почему соглашения до сих пор нет: «Речь идет о поиске решения, при котором ни одна из сторон не будет чувствовать себя внакладе, ни одна из сторон не будет чувствовать себя ни побежденной, ни проигравшей». Это и есть самое сложное: России, в которой гордость по поводу победы во Второй мировой войне — один из столпов национальной идентичности, придется для завершения спора с Японией отказаться от небольшой части территории. Даже предшественник Путина Борис Ельцин, который отчаянно нуждался в японских инвестициях и который был на «ты» с японским премьером Рютаро Хасимото, не смог заставить себя расстаться хотя бы с одним из южных островов Курильской гряды, на которые Советский Союз заявил права в 1945 году, когда Япония капитулировала.

В 1956 году Советский Союз и Япония были близки с соглашению, когда парламенты обеих стран ратифицировали возвращение Японии острова Шикотан и крошечного архипелага Хабомаи. В интервью Путин сказал, что Япония отказалась выполнять соглашение, «а затем и Советский Союз как бы свел тоже на нет все договоренности в рамках этого договора». На самом деле все было не совсем так: Советский Союз был взбешен договором о безопасности, который Япония подписала с США, и в 1960 году объявил ей, что передаст острова только в случае вывода всех иностранных войск с японской территории. Советы опасались военного присутствия США на расположенных в стратегически важном районе Курильских островах, а Японии была необходима защита от военной мощи СССР, Китая и Северной Кореи.

Следующий шанс разрешить территориальную проблемы выпал в 1990-х годах, при президенте Ельцине, но он уже столкнулся с обвинениями в продаже России Западу. К тому же у него были очень хорошие отношения с Германией и ее канцлером Гельмутом Колем, который был готов увеличить инвестиции, передать технологии и обеспечить техническую помощь в знак благодарности за согласие России с объединением Германии. Ельцин, впрочем, не был таким уж сторонником централизации, а российский Дальний Восток расположен очень далеко от Москвы. Региону во многом приходилось полагаться на свои собственные силы, и он был вынужден устанавливать экономические связи с Китаем и Японией.

Для Путина с его куда более активной националистической позицией обсуждать территориальные уступки оказалось еще труднее.

К тому же во времена дорогой нефти и газа у России было много денег, которые она инвестировала в Дальний Восток, чтобы снять с повестки дня любую угрозу сепаратизма, которая для кремлевского правителя — что-то вроде навязчивой идеи.

При Путине государственная программа развития Курильских островов, которая при его предшественнике провалилась из-за отсутствия средств, наконец начала работать. На островах с населением около 20 тысяч человек, которое в первые пятнадцать постсоветских лет заметно сократилось, появились новые дома, дороги и современный аэропорт, который позволил установить надежное сообщение с материком. Традиционная для островов рыбная промышленность тоже получила некоторую государственную поддержку. Не было похоже, что у России когда-нибудь появится причина отдать какие-либо из островов, особенно с учетом ее планов воздать на одном из них, Матуа, большую базу Тихоокеанского флота.

Шикотан. Фото: Николай Малышев / ТАСС

Но падение нефтяных цен и попытка Запада изолировать Россию после конфликта с Украиной в 2014 году изменила расклад. Япония присоединилась к режиму санкций, и переговоры о завершении территориального спора прекратились — как раз тогда, когда договор был необходим России больше, чем в любой момент с 1990-х годов.

Несмотря на проблемы с бюджетом, Путин не отменил планы развития Дальнего Востока, о которых он говорил в интервью Bloomberg. Разработка полезных ископаемых, которыми регион очень богат — там сосредоточено 30% российского золота, а также огромные запасы нефти и газа, — требует лучшей инфраструктуры, большего количества обученных инженеров, лучших условий для местных жителей. Путин хочет, чтобы регион стал новой базой для российской космической программы; недалеко от Хабаровска строится космодром. Государственная программа развития Курил до 2025 года предполагает вложение 70 млрд рублей — больше, чем получают некоторые значительно более крупные регионы.

Урезание расходов для Путина — не вариант: он уверен, что противники на Западе будут рады распаду России. Кремль обратился за поддержкой к Китаю. Но несмотря на всю готовность Китая к сотрудничеству в обмен на доступ к ресурсам российского Дальнего Востока, укрепление отношений — дело рискованное.

Конфронтация с Западом превратила Китай в единственного в мире крупного партнера России, а в Москве опасаются ползучей колонизации огромных малонаселенных территорий Дальнего Востока китайскими рабочими и фермерами.

Любую сделку по передаче земли в аренду китайским компаниям местная пресса преподносит чуть ли не как измену. России нужен еще один партнер в регионе, желательно богатый и технологически продвинутый.

Правительство Синдзо Абэ почувствовало возможность и в мае сделало Путину предложение о японских инвестициях в обмен на решение курильской проблемы. Абэ предлагал план сотрудничества в областях энергии, транспорта, сельского хозяйства, технологий, здравоохранения, городской инфраструктуры, культуры, малого и среднего бизнеса. В ответ Путин подчеркнул, что Россия своими территориями не торгует, но он был рад активизировать дипломатические контакты. Правительство Абэ сочло это настолько многообещающим, что даже учредило пост министра экономического сотрудничества с Россией; на эту должность назначили министра экономики Хиросигэ Сэко, который теперь совмещает два поста.

Встреча Путина и Абэ в пятницу во Владивостоке не принесла новостей о прорыве. Но склонность Путина к оппортунизму делает решение возможным. Советский Союз однажды уже согласился уступить два острова. Путин не будет казаться предателем, если постепенно вернется к условиям договора 1956 года, возможно, через какие-то промежуточные варианты — например, создание совместной администрации.

Пока Кремль осторожен и не подает никаких знаков. В интервью Bloomberg Путин сказал, что решение проблемы потребует «очень высокого уровня доверия», такого же, какой у России установился с Китаем. Он явно обеспокоен крепкими связями Японии с США, и ему необходима уверенность, что Абэ не пытается просто купить острова вместо того чтобы стать стратегическим союзником, который нужен России на Дальнем Востоке.

Оригинал статьи: Леонид Бершидский, «Договор России с Японией наконец-то возможен», Bloomberg View, 5 сентября

util