5 Сентября 2016, 18:14

Телеунавоживание. Восторг и сдержанность по поводу выборов в США и России

Валерий Фадеев

Антон Орех оценил пропагандистский дебют Валерия Фадеева на «Первом канале»

Мне показалось, что на телеке и вовсе каникул не было. Не успели пропагандисты вроде бы уйти на перерыв, как вот они, голуби, обратно в эфире со своей шарманкой.

Для препарирования я на сей раз выбрал «Первый канал», но не по «алфавиту», а потому что в «команде произошла замена». Вместо Ирады Зейналовой на поле унавоживания наших мозгов вышел Валерий Фадеев.

Там, по слухам, была целая интрига. С одной стороны, «Первый» собирался конкурировать с Киселевым и тянуть рейтинги, хотя у «Воскресного времени» они и так были неплохи в сравнении с Демоном с «России 1». С другой стороны, Фадеев метил в депутаты, но провалился на праймериз, и где-то наверху решили, опять же, по слухам, компенсировать ему плохое настроение. Зачем такие сложности? Если он так вам нравится, ну так пропихнули бы его через эти праймериз — не делайте вид, что там все было, «как народ решит».

Так или иначе, в кадре возник мужчина среднего возраста с наставительными интонациями. Качество испеченного им первого блина получилось средним.

Если, конечно, сравнивать с референсным Киселевым. Киселева не переплюнешь. Киселев, как дервиш, сам доводит себя до исступления. Это талант. Здесь надо работать на контрасте. Вот женщина-ведущая — это контраст. К ней не предъявишь мужских требований. Ей психбольницу разыгрывать не обязательно. А если уж ты мужик на пропаганде — так давай, жги!

Фадеев же не истерил, а все как-то больше проповедовал. Но иногда нерв давал. У него программа четко поделилась на пятиминутку любви и пятиминутку ненависти (каждая пятиминутка — примерно по полчаса).

Поскольку мы уже давно поняли, что информационное вещание работает по старым советским принципам, то не стало сюрпризом, что первая длинная часть программы была благостной и посвящалась международной деятельности Владимира Путина. Фадеев и его сподвижники не бросались Путину на шею и не целовали его макинтош, но каждому после этих сюжетов становилось очевидно, кто нынче самый человечный человек. И Восточный форум во Владивостоке, и G20 в Китае — везде Путин главный герой.

Пока Обаме лукавые китайцы не подают трапа к самолету и «О-чмо» выходит из задницы самолета, Путин именуется гостем номер один! Ура! Пошутил с одним, посмеялся с другим, похлопал по плечу третьего, исправил протокольные оплошности четвертого (точнее, четвертой — Терезы Мэй). Встреч у президента столько, что «едва успевают менять флаги» в комнате для переговоров.

Правда, был сделан какой-то странный акцент простоватости и местами панибратстве иностранных лидеров с нашим светочем.

Японец называл Путина на «ты» и балагурил. Китаец благодарил за подарочное мороженное и называл «мой дорогой друг», а Олланд, как нам доложили, обращался к ВВП «мон шер ами».

Эта «легкость» стиля потом проникла и в поведение самого Фадеева, которые беседовал про выборы с придворным социологом из ВЦИОМ: собеседники «тыкали» друг другу всю дорогу.

Беседа, к слову, тоже вышла легкая и непринужденная, из которой стало понятно, что с выборами у нас все более или менее понятно. Народу нужна стабильность, и в этих условиях критика власти неэффективна. Из четырех больших партий три пройдут точно, а одна — полупроходная. Забавно, что никаких названий не прозвучало — сиди тут, гадай.

Облет предвыборной гонки вышел недлинным. Чего тут особо распространяться — целых две недели же до выборов этих, прорва времени, ведь так? Тон был вполне снисходительным. Только когда дошли до «Парнаса», не забыли показать небольшую склоку в Екатеринбурге с участием Мальцева. Мол, привлекают несистемные партии к себе внимание.

И тут же поездка Медведева от «Единой России» в какой-то липецкий дом пенсионеров, где старички и старушки играют в баскетбол, катаются на лошадях и живут при коммунизме. Тут, разумеется, нам вкрутили, как это здорово было придумано, чтобы к Новому году вместо непонятного повышения пенсий выдать всем по пятере. Как это раньше-то они не додумались! Заморозить навсегда накопительную, а в Новый год стать Дедами Морозами с красной купюрой в мешке.

Передача немного затягивалась. Я смотрел ее на сайте «Первого канала», и в этот момент уже должна была начаться следующая программа. И, судя по титру на экране, она даже началась! Называется «Аффтар жжот». Аккурат в этот момент Фадеев понял, что таким полуелеем он рейтинги не подымет. И поддал газку. Тем паче, что пора было перейти к выборам в Штатах. До них куда больше времени, но говорили про них куда дольше, чем про думские. Но не зря же перед этим социолог объяснил ведущему, что гражданам в первую очередь важна международная повестка, что Россия в кольце врагов, и хорошо еще, что не в кольце фронтов!

Так вот в Штатах, естественно, все дико плохо. Выбор без выбора! Выбор между двумя дьяволами — знакомым и новым. У Хиллари Клинтон слабоумие! За ней везде ходит человек со шприцем для мгновенных инъекций. А Дональд — придурок и авантюрист. Слова эти звучали как бы от третьего лица, но автору они явно пришлись по душе.

Фадеев провел важную параллель с... советской историей. Когда на закате СССР нашей страной вроде бы тоже правила отлаженная машина, а на самом деле это шел отрицательный отбор! И мы все, мол, помним, чем это закончилось, когда в 1985 к власти пришли не названные автором программы лица.

Возможно, Фадеев опасался, что эта любопытная мысль не до всех и не сразу дошла. Поэтому на экран была выпущена, как это принято, толпа разномастных англосаксонских политологов, известных, скорее всего, только на «Первом канале», которые не сулили ничего хорошего Америке.

А итог вышел таков, что победа Хиллари — это победа немолодой и не очень здоровой тетки, а победа Дональда — это... (на экране в этот момент были кадры из декабря 1991, когда над Кремлем спускался советский флаг) — это, типа, сами догадайтесь. То есть скоро, друзья мои, нас ждет распад Соединенных Штатов Америки!

Для того чтобы сообщить эту радостную для всех телезрителей перспективу, вовсе не стоило тянуть полтора часа. Сказали бы в самом начале, уложились бы минут в десять и мы в восторге пошли бы спать. Хотя после такой новости могли и не уснуть вовсе. Скоро! Скоро уже наступит наше счастье! Ведь что для нас было бы наивысшим счастьем, если не конец Америки, правда?

util