7 September 2016, 08:39

Fortune: «Саудовская Аравия и Россия выбросили на нефтяной рынок большой бессмысленный фейк»

Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

Обозреватель Fortune Джеффри Смит объясняет, почему ожидания договоренности о замораживании объема добычи нефти в очередной раз не оправдались, а подорожание нефти на фоне заявления российских и саудовских представителей оказалось кратковременным

В понедельник нефтяные цены стремительно взлетели, а затем упали почти с такой же скоростью после того, как громкие обещания ограничить добычу, сделанные двумя крупнейшими производителями в мире — Саудовской Аравией и Россией — оказались всего лишь громкими словами.

Фьючерсы на сырую нефть в США подскочили примерно на $2,50 за баррель и достигли $46,53, когда саудовские СМИ анонсировали «важное заявление» о «сотрудничестве с целью поддержки нефтяных рынков». Министр энергетики России Александр Новак в свою очередь пообещал «историческую» декларацию. Это было в тот день, когда саудовские и российские представители встретились во время саммита G20 в китайском Ханчжоу, и трейдеры тут же решили, что будет объявлено о давно ожидаемом замораживании объемов добычи нефти на текущем уровне. В конце концов, разве Владимир Путин не говорил перед встречей, что «с точки зрения экономической целесообразности и логики было бы правильно найти какой‑то компромисс»?

Но когда в Америке наступило утро, фьючерсы потеряли в цене больше половины того, что прибавили накануне. Обещанная договоренность, как выяснилось, заключалась всего лишь в создании площадки для разговоров — «совместной рабочей группы» для «мониторинга фундаментальных индикаторов рынка нефти и выработки рекомендаций по мерам и совместным действиям, чтобы гарантировать стабильность и предсказуемость рынка».

Короче говоря, много слов о поддержке и никаких гарантий того, что министры стран ОПЕК на неформальной встрече в Алжире в конце этого месяца договорятся о каких-либо ограничениях.

«Замораживание добычи — одна из предпочитаемых нами возможностей, но это не должно произойти прямо сейчас», — сказал министр нефти Саудовской Аравии Халид аль-Фалих; его слова передает Bloomberg.

В последние недели появлялись надежды, что ОПЕК после примерно двух лет выкачивания нефти с максимально возможной скоростью, чтобы сохранить свою долю на рынке, согласится на заморозку добычи ради того, чтобы поднять цены.

За это время цены упали больше чем вдвое, и бюджеты многих экспортеров испытали гигантское давление: Венесуэла близка к банкротству, там на фоне дефицита важнейших товаров постоянно происходят крупные акции протеста против социалистического правительства, Нигерия переживает рецессию, а ее валюта — найра — обесценилась по отношению к доллару вдвое, и даже сама Саудовская Аравия потратила примерно $200 млрд в иностранных резервах, чтобы сохранить в неприкосновенности капитализацию своего фондового рынка — $560 млрд.

Сотрудничество с Россией жизненно необходимо для успеха любого соглашения о замораживании добычи — она производит больше 10% мирового объема нефти. Но желание Москвы сдерживать свои добывающие компании, многие из которых непосредственно контролируются государством, не слишком велико (или вообще отсутствует). С 2014 года, когда Саудовская Аравия развязала ценовую войну, Россия нарастила добычу примерно на полмиллиона баррелей в день.

Так откуда же такие громкие фанфары по поводу такой мелочи?

Халид аль-Фалих. Фото: Leonhard Foeger / Reuters

Самое вероятное объяснение, считает аналитик лондонской брокерской фирмы Marex Spectron Георгий Славов, в том, что они лишь делают вид, будто у них есть какой-то выбор.

«И те, и другие работают практически на предельной мощности, — сказал Славов. — В краткосрочной и среднесрочной перспективе у них нет возможностей дальнейшего наращивания добычи».

Аль-Фалих в июне сказал, что Саудовская Аравия технически может добывать до 12,5 млн баррелей в день — примерно на 2 млн баррелей больше, чем ее июльский уровень добычи (10, 67 млн баррелей в день), — но без инвестиций этот резерв уменьшится. Когда цены застряли на уровне ниже $50 за баррель, оказалось, что не осталось достаточных средств для этих инвестиций. На прошлой неделе министр сказал телеканалу Al Arabiya: «Рынок сейчас насыщен нефтью, объем ее в хранилищах выше обычного уровня, и мы не видим в ближайшем будущем необходимости выходить на максимальный объем добычи».

Есть и другие возможные объяснения, менее связанные с рыночными тонкостями. Сотрудница лондонского Королевского института международных отношений Джейн Киннинмонт считает, что недавнее заявление — это сигнал: «Я думаю, что это в основном желание Саудовской Аравии и России дать понять, что, несмотря на все их разногласия в отношении Сирии, два государства могут договариваться и находить области общих интересов; этот сигнал адресован США и Ирану».

«Саудовская Аравия хочет напомнить США, что у нее есть и другие союзники, а Россия пытается избежать однозначно проиранской позиции в региональных спорах», — добавила она, указав на стремление России нарастить продажу оружия странам региона Персидского залива — традиционным противникам Ирана.

Так как на встрече в Алжире вряд ли может быть принято решение об ограничении добычи, мировой рынок сырой нефти основывается в основном на факторе спроса, медленно и неравномерно возвращаясь к равновесию. Аналитики финансового конгломерата Barclays на прошлой неделе предупредили, что инвесторы рискуют не увидеть леса за деревьями, реагируя на «главную новость дня». Картина в целом, считают они, заключается в том, что на нефтяном рынке в последнем квартале 2016 года и в следующем году установится «конструктивный баланс» с ростом глобального спроса. Они увеличили свой прогноз средней цены на нефть Brent с $50 до $52 за баррель. В следующем году, по их мнению, средняя цена Brent достигнет $57 за баррель; для сравнения, в этом году она составляет $45.

В понедельник утром по времени восточного побережья США американские фьючерсы на сырую нефть торговались на уровне $45,03 — примерно на доллар выше, чем до слухов о российско-саудовской сделке. Большинство крупных американских игроков не участвовал в торгах из-за национального праздника — Дня труда, — и трейдеры заявили, что остаток прибавленного быстро испарится во вторник (утром во вторник цена опускалась ниже $44. — Открытая Россия).

Оригинал статьи: Джеффри Смит, «Саудовская Аравия и Россия выбросили на нефтяной рынок большой бессмысленный фейк», Fortune, 5 сентября

util