9 Сентября 2016, 09:00

The Guardian: «Почти никто не понимает Россию правильно — кроме Обамы»

Последствия авиаударов в Алеппо, 17 августа 2016 года. Фото: Osama Jumaa / Zuma / ТАСС

Те, кто говорят о предстоящем конфликте, изображают Путина как гроссмейстера. На самом же деле его страна слаба, а его стратегия продиктована отчаянием, пишет колумнист The Guardian, основатель Фонда свободы печати Тревор Тимм

В эти дни в Вашингтоне в моде предчувствие конфликта с Россией. Политики и ученые мужи соревнуются, кто ярче изобразит угрозу, которую представляет для запада Путин. К чести Барака Обамы, он, похоже, оказался единственным политиком, которого не захватила истерия «Холодной войны 2.0».

В прошедшем почти что незамеченным заявлении Хиллари Клинтон на прошлой неделе говорится, что США должны начинать готовиться к военному ответу на кибератаки на Национальный Демократический комитет и системы регистрации избирателей, по всей вероятности, устроенные Россией. И одна из главных тем ее кампании в последнии недели — раздувание страхов по поводу того, что кампания Трампа есть некий тайный план России.

Растущая военная напряженность между США и Россией — теперь проблема для обеих американских партий. Республиканцы-соперники Дональда Трампа на праймериз призывали к установлению в Сирии закрытой для полетов зоны, а это был бы вполне определенный шаг к войне. Они были вполне готовы сбивать российские самолеты, несмотря на реальную возможность начала Третьей мировой войны.

Тем временем демократы в Конгрессе недавно обратились к ФБР с призывом расследовать скрытые связи между кампанией Трампа и Россией, как будто не зная об исторических аналогиях — других призывах к расследованию деятельности политических противников. Во многих отношениях Трамп представляет собой опасность, в каком-то смысле он шут, но идея, что он тайно выполняет некое секретное поручение Путина, абсурдна.

Пресса, в свою очередь, с энтузиазмом изображает Путина как какого-то шахматного гроссмейстера из одиннадцатого измерения, который стоит за любым значительным событием в мире. В США практически все смеются над конспирологическими теориями, но если они связаны с Путиным и Россией, к ним относятся с одобрением.

Даже внутри администрации Обамы кое-кто, как, например, министр обороны Эш Картер, похоже, готов к нагнетанию напряженности с Россией, что, кстати, открыто приветствует обширный военно-промышленный сектор. В онлайн-издании The Intercept писали, что производители оружия говорили инвесторам о том, как хороша для бизнеса «новая российская угроза». Незачем и говорить, что напряженность в киберсфере оказалась очень выгодной для всех компаний, специализирующихся на компьютерной безопасности, которых немало появилось в последние годы.

Барак Обама. Фото: Carolyn Kaster / AP

Обама в течение многих лет был в целом прав в том, что касается России. В прошлом году в телепрограмме «60 минут» корреспондент Стив Крофт пытался получить от Обамы признание, что Путин стремится к доминированию над США, но Обама спокойно и корректно объяснил, что то, что Россия делает в Сирии и Украине, продиктовано не силой, а отчаянием. Идея с помощью армии «продемонстрировать России силу» в стиле мачо может только сделать ситуацию хуже.

Один из лучших моментов в дебатах Обамы в 2012 году — когда он высмеивал своего соперника Митта Ромни, назвавшего Россию «геополитическим противником номер один». Обама съязвил: «Нас навестили 80-е годы и хотят, чтобы мы вернули их внешнюю политику». Но теперь те же самые люди, которые почти мечтают, чтобы Россия вернулась к своему статусу «врага номер один» времен Холодной войны, обрушиваются на Обаму с критикой.

Администрация Обамы, по-видимому, намерена договориться с Россией по сирийскому вопросу. Если оставить в стороне сомнительные основания для бомбардировок Сирии вообще, это выглядит совершенно логичным шагом, но об этом почти не упоминают разнообразные партии и группы, раздувающие пламя под лозунгом «Россия — это враг».

Между прочим, на прошлой неделе агентство Reuters сообщило о том, как реальность подтвердила заявления Обамы относительно роли России в Сирии: Россия убедилась в том, что ее авиаудары не дают того эффекта, на который она рассчитывала, а только убивают множество мирных жителей.

Все это не значит, что подозрения в отношении России не должны беспокоить. И никто не говорит, что США и Россия должны стать лучшими друзьями или что Россию не надо публично критиковать. Если она пытается сорвать выборы в Америке, неважно, по какой причине, это важная история и причина для тревоги — для всех, кого беспокоит неприкосновенность наших выборов. Но на следующий день Обама спокойно сказал: «Мы движемся к новой ситуации, в которой у нескольких стран будут значительные возможности. И, честно говоря, у нас возможностей больше, чем у любой другой страны, — как наступательных, так и оборонительных». Мы знаем, что АНБ тоже взламывает серверы политических партий в других странах.

Но переполох по поводу очередного внешнеполитического кризиса и усиление давления на администрацию, чтобы она «что-нибудь сделала», даже если никто не знает, что такое это «что-нибудь», может только ухудшить ситуацию. Целью должно быть уменьшение вероятности большой войны, а не поиск способов развязать ее.

Оригинал статьи: Тревор Тимм, «Почти никто не понимает Россию правильно — кроме Обамы», The Guardian, 8 сентября

util