14 Сентября 2016, 19:04

​Ответный допинговый скандал: в чем его суть и к чему он приведет

Спортивный обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Дурново — о том, что нашли российские хакеры в базе ВАДА, почему из этого не получится большой скандал и что могла бы теперь сделать Россия, если бы хотела помочь своим спортсменам


Кто такие Fancy Bear?

Группа Fancy Bear, что с натяжкой можно перевести как «призрачный медведь», — это хакеры. На их страницах можно найти знаменитый лозунг «Анонимусов» — группы, объединяющей всех киберхулиганов мира. Тот самый, который начинается словами «Мы анонимы, и имя нам легион». На логотипе Fancy Bear изображены два медведя — один бурый, другой — белый. В США убеждены, что Fancy Bear — не просто какие-то хакеры «с улицы», а штатные сотрудники ГРУ. И что именно они стояли за атаками на серверы Демократической партии США.

О новых атаках — на сайт и серверы ВАДА — антидопинговое агентство впервые сообщило еще в августе. Начались они перед Олимпиадой, а во время игр сайт ВАДА несколько раз падал. В сентябре атаки продолжились, а руководство агентства все причитало, что бомбят их из России, хотя полутора месяцев хватило бы на то, чтобы основательно защитить серверы от подобных ударов. Но ВАДА этим явно не озаботилось, и довольно важные данные утекли в сеть.


Что утекло?

Утекли документы, касающиеся допинг-проб четырех американских спортсменов. Речь о четырехкратной олимпийской чемпионке по спортивной гимнастике Симоне Байлз, баскетболистке Елене Делле Донн и знаменитых теннисистках — сестрах Серене и Винус Уильямс.

Fancy Bear выложили в сеть документы из закрытой сети ВАДА ADAMS. Из них следует, что Делле Донн и Байлз за время игр в Рио несколько раз сдавали положительные допинг-пробы, что не привело к их дисквалификации. Напротив, информация была скрыта. При этом Делле Донн, как следует из документов, принимала амфетамины, а Байлз — и вовсе метилфенидат, более известный как риталин. Это психостимулятор. Штука, говорят врачи, страшная, в России и многих странах Европы он вообще запрещен, кое-где за его продажу или даже покупку можно сесть в тюрьму. Что же касается сестер Уильямс, то с 2010 года они, как следует из документов, принимали самые разные препараты из черного списка. В деле Серены фигурируют гидроморфон и оксикодон, в деле Винус — формотерол. Правда, нет никаких сведений о том, что они сдали положительные тесты во время Олимпийских игр.


Где отъем медалей?

Теперь о главном. ВАДА подтвердило факт взлома, а Международная федерация тенниса — подлинность документов. Больше того, в употреблении всего этого добра признались и сами спортсменки — и Байлз, и сестры Уильямс, и даже Делле Донн. Иными словами, документы, которые выложили хакеры, — не подделка и не фейк. Это все правда. Четыре спортсменки, две из которых взяли пять золотых медалей на играх в Рио, а две являются признанными звездами мирового тенниса, действительно употребляли все эти запрещенные вещества. Так где же скандал, дисквалификации, праведное возмущение МОК и ВАДА, где отъем медалей и изгнание четырех девушек из дружной спортивной семьи?

Скандал-то, конечно, есть, а остального нет и близко, потому что, как оказалось, все это спортсменки употребляли легально. Как такое возможно? Да запросто, по медицинской справке. Оказывается, если есть медицинские рекомендации, то ВАДА может сделать исключение. Вот Байлз — у нее синдром дефицита внимания и гиперактивности. Риталин, запрещенный на территории Российской Федерации, гимнастка употребляет с детства. ВАДА дала ей возможность продолжить пить необходимые ей таблетки и при этом выступать на самом высоком уровне. С другой стороны, если давать этот препарат человеку здоровому, то он запросто может его убить.

С Делле Донн случай вообще особый. В командных видах спорта скандалы с допингом случаются редко, потому что запрещенные препараты не дают здесь спортсменам никаких преимуществ. Делле Донн могла бы быстрее бегать на препаратах. Вот только нет такого допинга, который мог бы улучшить командное взаимодействие, а победы в баскетболе, футболе и гандболе достигаются именно благодаря ему. К тому же речь идет о женской сборной США по баскетболу. Здесь вообще странно говорить о допинге. Американские баскетболистки настолько сильнее всех, что могли бы выиграть олимпиаду, даже если бы коллективно глотали снотворное.

Сестры Уильямс свои таблетки тоже пили по медицинским показаниям, таблеток было много, спортивные результаты они, очевидно, улучшают, но ВАДА и Федерация тенниса были в курсе. И даже секрета из этого не делали, просто никому не говорили. Как в истории с Чуком и Геком и важной телеграммой.


В нездоровом теле — здоровый дух

Вот оно что, оказывается, товарищи. Если есть справка от врача, то допинг кушать можно. То есть если тебе жизненно необходимы стероиды, то принимай и выступай. Но вопрос в другом. Не нарушает ли это спортивных принципов? Давайте так: есть спорт высших достижений, а есть здоровье. Что делать, если спортсмен обещает стать звездой, но на его пути к большим победам могут встать проблемы со здоровьем? Лечить запрещенными препаратами или предложить ему найти себе какое-то другое занятие? МОК и прочие сильные мира спорта уже давно решили, что в таких случаях надо делать исключение и лечить.

Самый известный пример — норвежская сборная по лыжам и биатлону. Подавляющее большинство норвежских лыжников (и в меньшей степени биатлонистов) по документам являются астматиками. Бег на 50-километровые дистанции с астмой — штука опасная, именно поэтому норвежцы употребляют некоторое количество препаратов против астмы. Эти ингаляторы частично запрещены, частично разрешены, но раз есть риск для жизни, то можно. Усиливают ли эти препараты соревновательные способности спортсменов? Никто не знает. Норвежцы уверяют, что нет. Россия, которую больше всех заботят частые победы скандинавских конкурентов, убеждена, что да. Исследований никто не проводил. Или проводил, но никому не сказал. Но здесь случай очевидный.

А вот что делать с Байлз? Создает ли синдром дефицита внимания угрозу ее жизни во время выступлений? На первый взгляд, нет, на второй взгляд — вопрос дискуссионный. Но проводились ли дискуссии, и как именно было получено разрешение? Разве МОК и ВАДА не должны в этом разобраться? Может быть и должны, но явно не хотят. МОК от истории отмежевался, заявив, что не будет рассматривать доказательства, добытые нечистым путем. Это значит, что Байлз, Делле Донн и сестры Уильямс продолжат выступать и принимать препараты. Точка. Однако, раз уж мы говорим о чистоте спорта, то хотелось бы, чтобы эта история все-таки была расследована, чтобы какие-то спортивные структуры дали оценки и рекомендации: в каких случаях исключение может быть сделано, а в каких нет. Иначе тут получаются если не двойные, то как минимум полуторные стандарты. Потому что одни эти неписаные правила явно знают и пользуются, а другие, очевидно, нет. Другие — это в том числе и Россия.

Мне вот что интересно: а мы пытались хоть раз такое разрешение получить? Судя по всему, нет. Годами предпочитали рисковать, убивая свою репутацию и подставляя спортсменов. Почему не попробовали? Потому что слишком честные? Не смешите.


Что будет дальше

По-хорошему, история с Байлз, сестрами Уильямс и Делле Донн дает России отличные шансы отбить, например, наш любимый мельдоний. Раз сестрам Уильямс можно принимать кучу разных препаратов, то почему нам нельзя лекарство, которое, всего-навсего, защищает сердечную мышцу? У нас теперь есть прекрасная возможность отыграть мартовскую историю назад. Отправить спортсменов к врачам за справками, в которых будет написано, что без мельдония они выступать не могут. Идти с этими справками к ВАДА и требовать разрешения. А если ВАДА откажет, то идти во все мировые суды с исками, таскать Риди с Паундом по инстанциям и всеми силами жаловаться на несправедливость в прессу. В конце концов агентство не выдержит и разрешит.

С другой стороны, можно ничего не делать. Ведь чем мы публично оправдывались в разгар скандала с Родченковым и соленой мочой? Тем, что допинг жрут все, а наказывают только нас. Что мы бедные-несчастные и потому невиноватые. Деятельность Fancy Bear дает нам прекрасные аргументы в свою защиту. Теперь документально доказано, что допинг жрут все, а особенно, конечно, злобные и завистливые американцы. Разбираться в деталях, конечно, никто не будет. Их можно опустить. На внутреннем рынке, то есть в пределах шестой части суши, мы свою победу закрепили окончательно и уже начали ее праздновать. Ликует Мария Захарова, где-то в кабинетах Минспорта пляшет Виталий Мутко, Дмитрий Губерниев на радостях слагает злорадные стихотворения. Мы можем торжественно отпраздновать успех «призрачных мишек», кем бы они ни были, осчастливить народ вестью о том, что американцы жрут допинг, и мирно почивать на лаврах. И что-то мне подсказывает, что даже до отвоевания мельдония мы не дойдем. Дело ограничится светлыми улыбками в телеэфире, радостными монологами Губерниева и всенародным ликованием. Ну и, конечно, холиваром в соцсетях. Все это может нам аукнуться большими проблемами по линии МОК и ВАДА, но нас это не остановит. Спишем на мелкую месть.

У меня по этой истории остался еще один вопрос. Группа Fancy Bear полтора месяца ломала базу ВАДА, а нашла всего-навсего сведения о том, что четыре американки пили таблетки с согласия врачей и по мандату ВАДА. А где же мировой заговор-то? Для него как-то мелковато.

Из истории со взломом базы ADAMS Россия могла бы извлечь колоссальную выгоду для наших спортсменов, но, кажется, никто в этом не заинтересован.

util