15 Сентября 2016, 16:18

The Guardian: «Там, где река стала красной». Норильск, самый грязный город России

Загрязнение в районе Норильска, 8 сентября 2016 года. Фото: AFP

В Норильске пытаются улучшить экологическую обстановку, и «Норильский никель» даже закрыл один из своих заводов. Но когда после сброса промышленных отходов вода в реке покраснела, стало ясно, что проблемы города далеки от разрешения, пишет корреспондент The Guardian Алек Лун

Когда вода в реке Далдыкан в пригороде Норильска внезапно стала ярко-красной, кто-то из перепуганных жителей процитировал в блоге библейскую историю о казнях египетских — о том, как бог превратил воды Нила в кровь.

«Норильский никель», главный работодатель в промышленном городе в 180 километрах к северу от полярного круга, поначалу отрицал какой-либо сброс в Далдыкан, но позже признал, что сильные дожди размыли дамбу и отходы из хранилища попали в реку. Этот случай показал, что, несмотря на все усилия «Норильского никеля», экологические проблемы города, который давно считают самым загрязненным в России, далеки от разрешения.

Чтобы улучшить репутацию Норильска, компания в июне закрыла никелевый завод — 74-летнее производство, которое выбрасывало в окружающую среду 350 тысяч тонн диоксида серы в год.

Но производство просто было перенесено на другие предприятия Норильска, а его финальная стадия — в Мурманскую область, на заводы, которые Норвегия давно обвиняет в появлении в ее приграничных районах ядовитых «облаков смерти».

Эксперты предсказывают, что Норильск еще много лет будет оставаться опасным для здоровья местом. «Здесь создали много вредоносных факторов. Наивно думать, что закрытие завода это исправит, — говорит заведующий лабораторией прогнозирования качества окружающей среды и здоровья населения Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Борис Ревич. — Это, конечно, поможет, но это не кардинальное решение проблемы».

Тысячи узников ГУЛАГа умерли на строительстве Норильска, начавшемся в 1935 году. Один из самых холодных городов мира построен вблизи месторождений полиметаллических руд в арктической тундре. В феврале 1942 года при температуре —47°C заключенные впервые разожгли печь никелевого завода и выплавили никель, необходимый для танковой брони.

Розлив файнштейна (полуфабрикат цветных металлов) на металлургическом заводе «Надежда». Фото: Денис Кожевников / ТАСС

В 2014 году в Норильске производили 44% всего мирового объема палладия, 14% платины, 13% никеля и 2% меди. Эти металлы используют во множестве устройств — от сотовых телефонов до посудомоечных машин и автомобильных радиаторов. Медеплавильный завод впечатляет своими гигантскими размерами — расплавленный металл льется из огромных чанов, по рельсам снуют краны и вагонетки, раскаленные литейные формы с шипением охлаждаются в воде. Все это — пугающее напоминание об экологическом риске для города и окрестностей.

К концу экскурсии по заводу у меня внезапно начался сильный кашель. Местные жители рассказывают, что иногда выпадает черный снег, иногда — красный, а «синий туман» вызывает зуд в горле.

«Когда из труб пойдут газы, вы это почувствуете, — сказал хозяин местного ресторана Эльдар Алиев. — От меди на языке сладкий вкус, от никеля другой. Но сейчас это не очень чувствуется».

Заполярный филиал «Норильского никеля» в 2015 году выбросил в атмосферу 1 883 000 тонн загрязняющих газов; большей частью это диоксид серы (сернистый газ), который вредит дыхательной системе и убивает растения.

В южной части города расположен никелевый завод, в северном пригороде — медный, а в 12 км к востоку — Надеждинский металлургический комбинат. Норильск окружен промышленными предприятиями, и неважно, откуда дует ветер. Эксперты Blacksmith Institute, посетив город в 2007 году, включили его в список десяти самых загрязненных мест мира.

По информации «Норильского никеля», содержание сернистого газа в пробах воздуха за последние пять лет превысило безопасный для здоровья уровень на 9,3%. Об этом говорилось на общественном осуждении планов концерна уменьшить выбросы до безопасного уровня. Но согласно исследованию Бориса Ревича, опубликованному в 2007 году, иногда содержание этого газа превышает допустимый уровень в сорок раз.

Исполняющий обязанности главврача норильской поликлиники Геннадий Свешников утверждает, что уровень смертности, а также рака и болезней легких в городе не выше, чем в других регионах России. Он говорит, что система здравоохранения здесь лучше, чем в других городах, но признает, что население Норильска в среднем моложе, чем в стране в целом, потому что многие пенсионеры уезжают на «большую землю» и забирают с собой свои болезни.

Однако, говорит Ревич, возможности проанализировать влияние промышленных выбросов на здоровье ограничены из-за недостатка объективных данных о выбросах.

Blacksmith Institute сообщал, что у детей, живущих по соседству с медным заводом, вдвое чаще встречаются заболевания ушей, горла и носа, чем в других районах; кроме того, в городе часты случаи выкидышей и осложнений на поздних сроках беременности.

Исследование Ревича показало, что в Норильске болезни крови встречаются на 44% чаще, нервной системы — на 38% чаще, костно-мышечной системы — на 28% чаще, чем в Красноярском крае в целом.

На одной из улиц Норильска. Фото: Денис Кожевников / ТАСС

Хотя рассказывают, что однажды в 1970-х годах кто-то надел на памятник Ленину в Норильске противогаз, местные жители редко протестуют против загрязнения окружающей среды. «Кому здесь жаловаться? Все деньги — от „Норильского никеля“», — говорит парикмахер Татьяна, оказавшаяся назвать свою фамилию.

Но в 2010 году президент Владимир Путин, посетивший Норильск, угрожал компании значительно увеличить штрафы за загрязнение, если завод не будет модернизирован. В 2103 году владелец и глава компании Владимир Потанин, один из богатейших людей в России, начал финансировать программу улучшения экологической обстановки, включающую постепенное закрытие никелевого завода. За это российское правительство отменило для его компании пошлины на экспорт никеля и меди в 2016 году. «Норильский никель» планирует до 2020 года вложить в модернизацию производства 300 млрд рублей.

«Ситуация улучшается, но праздновать еще рано, — предупреждает докторант Института геохимии и аналитической химии имени Вернадского Денис Кошевой, изучающий загрязнение среды в Норильске. — Медный завод всего в двух километрах от города и все еще отравляет его».

«Норильский никель» заявляет, что после закрытия никелевого завода и модернизации Талнахской обогатительной фабрики выбросы снизятся на 15%. Как утверждает замдиректора Заполярного филиала по реконструкции и промышленной экологии Виктор Иванов, компания вложит 100 млрд рублей в оборудование по производству серы из отходов медного завода и Надеждинского комбината, что позволит к 2020 году уменьшить выбросы сернистого газа на 75-80%. Но он признал, что предприятия компании выбрасывают в атмосферу 50-70 тысяч тонн других веществ в год.

Концентрация в воздухе никеля и бензапирена — оба вещества является канцерогенами — в Норильске в течение нескольких лет превышает пределы допустимого, то же и с концентрацией меди.

На общественных слушаниях в 2015 году «Норильский никель» признал, что уровень содержания никеля превышен в 20,7% проб, а меди — в 45,9%.

Как показал случай с покрасневшей рекой, промышленные предприятия Норильска отравляют рыбу в окрестностях города. Из 29,8 млн тонн м³ отработанной воды, выброшенной «Норильским никелем» в 2015 году, только 5,18 м³ прошли очистку согласно государственным стандартам, как признает сама компания в своем годовом отчете. Все пробы, взятые в реке Норилке, показали содержание меди, железа и нефтепродуктов выше предельно допустимого уровня, а во всех пробах из реки Талнах нашли запредельные концентрации меди и кобальта. Ревич говорит, что еще один повод для беспокойства — загрязнение почвы.

«Здесь бывал сильнейший смог, сейчас ситуация стала лучше, — рассказывает биолог Михаил Забелин из Института сельского хозяйства и экологии Арктики. — Но никто не думает, что все хорошо. Нужно еще уменьшать выбросы».

Оригинал статьи: Алек Лун, «Там, где река стала красной. Может ли Норильск, самый грязный город России, стать чистым?», The Guardian, 15 сентября

util