16 Сентября 2016, 09:00

The Washington Post: «Путин окончательно становится оруэлловским персонажем»

Фото: Михаил Климентьев / AP

История с блогером, осужденным за утверждение об ответственности сталинского режима за развязывание мировой войны, показала, что Россия превратилась в оруэлловское государство, которое в своих политических целях переписывало свою историю, рассказывает колумнист The Washington Post Джордж Ф. Уилл


В стенах его кабины было три отверстия. <...> Таких щелей в министерстве были тысячи, десятки тысяч — не только в каждой комнате, но и в коридорах на каждом шагу. Почему-то их прозвали гнездами памяти.

Джордж Оруэлл, «1984» (перевод Виктора Голышева)


Документы, неудобные для режима, в Министерстве правды попадали через щели в огромные печи. Современные тирании зависят от контроля государства над национальной памятью — что считать исторической правдой, задним числом устанавливается правительственным указом. Поэтому Верховный суд России недавно оставил в силе обвинительный приговор блогеру по статье 354.1 Уголовного кодекса.

Статья, появившаяся в УК в мае 2014 года, предусматривает ответственность за «реабилитацию нацизма». Преступление блогера заключалось в утверждении, что Вторую мировую войну развязали совместно коммунисты и фашисты, когда вторглись в Польшу. Так секретные протоколы к пакту Молотова — Риббентропа угодили в одно из путинских «гнезд памяти».

Пакт был подписан 23 августа 1939 года. 1 сентября германские войска вошли в Польшу. Через шестнадцать дней Советский Союз вторгся в Польшу с востока. Польшу разделили в соответствии с секретными протоколами, а меньше, чем через год советские оккупанты расстреляли в Катынском лесу 25 700 польских офицеров, чиновников, священников и интеллектуалов.

Хотя в 2009 году Путин осудил пакт как «стремление обеспечить свою безопасность и национальные интересы за счет других», в прошлом году он защищал его как попытку Сталина выиграть время, чтобы подготовиться к нападению нацистов. Но эту версию опровергают многие факты, и среди них такой: Сталин вовсе не готовился к нападению. Когда посол Германии объявил наркому иностранных дел Вячеславу Молотову, что их страны находятся в состоянии войны, ошеломленный Молотов сказал: «Мы этого не заслужили».

Верховный суд России совершенно в духе Оруэлла решил, что блогер отрицает факты, установленные Нюрнбергским трибуналом. Трибунал осудил нацистских лидеров за развязывание агрессивной войны, в том числе и против Польши, но не вынес никакого определения в адрес советского режима, представители которого были среди судей, — это было правосудие победителей.

В условиях послевоенной реальности трибунал, необходимый для того, чтобы возмездие приняло цивилизованную форму, без этого не мог бы работать. Трибунал проигнорировал, но не отрицал очевидный факт советской агрессии.

Решение российского суда демонстрирует зловещую преемственность путинской России и породившей ее советской системы. И если у бывшего госсекретаря, которая стремится к президентскому посту, до 20 января (день инаугурации президента США. — Открытая Россия) найдется время прочитать книгу, рекомендую ей работу обозревателя The New York Times Стивена Ли Майерса «Новый царь: восхождение и правление Владимира Путина». Это исследование неустойчивой ностальгии бывшего сотрудника КГБ, «преданного офицера умирающей империи», который в последние годы существования Советского Союза чувствовал жгучую обиду. Пуантилистский портрет составлен из красноречивых деталей, которые помогут трезво оценить ситуацию и избавиться от мыслей о политических «перезагрузках» отношений с Россией.

Фото: Сергей Вдовин / Интерпресс / ТАСС

Когда Путин был главой службы безопасности постсоветской России, на его столе была бронзовая статуэтка Железного Феликса — Дзержинского, основателя советской тайной полиции и аппарата террора. 7 мая 2000 года на первой инаугурации президента Путина звучал хор, написанный в 1836 году, прославлявший патриота, погибшего на войне с Польшей, и переписанный в советские времена, чтобы там не упоминался царь (имеется в виду хор «Славься» из оперы Михаила Глинки «Жизнь за царя», при советской власти переименованной в «Ивана Сусанина». — Открытая Россия). В 2006 году в 54-й день рождения Путина в Москве убили доставлявшую ему немало неприятностей журналистку Анну Политковскую (Дональд Трамп, когда ему напомнили, что многие антипутински настроенные журналисты погибли, беззаботно бросил: «Думаю, наша страна тоже много кого убивает»). И в том же 2006 году в Лондоне отравили радиоактивным полонием-210 непримиримого противника Путина Александра Литвиненко.

Во внутренней политике «управляемая демократия» Путина — это сталинизм, заквашенный на клептомании. Она проявилась в разграблении нефтяного гиганта ЮКОС. Во внешней политике курс путинской России — недвусмысленный и беспардонный реваншизм. Советский Союз можно было сравнить с вором, крадущимся по коридору отеля, пока он не найдет незапертую дверь. Путин, после того как обнаружил незапертую дверь в Крым («сакральное» для него место, где он в 1983 году провел медовый месяц, как пишет Майерс), стал ломиться в дверь того, что осталось от Украины.

Демократический канидат в президенты в корне неправильно поняла сущность путинского бандитского государства, а ее оппонент восхищается бандитом, потому что тот «по меньшей мере лидер». Как показала судьба российского блогера, Путин делает именно то, о чем написал Оруэлл: «Кто управляет прошлым, тот управляет будущим; кто управляет настоящим, тот управляет прошлым».

В былые времена некоторые аналитики пророчили «конвергенцию» между Советским Союзом и США — два индустриальных общества должны были стать более похожими друг на друга. Сейчас мы на самом деле видим, что у них появляется сходство: в обеих странах пренебрежение фактами в угоду политике считается нормой.


Оригинал статьи: Джордж Ф. Уилл,
«Путин окончательно становится оруэлловским персонажем», The Washington Post, 14 сентября

util