20 September 2016, 11:00

Были ли эти выборы честными? Объясняет эксперт «Голоса» Аркадий Любарев

Фото: Егор Алеев / ТАСС

Фальсификациях на выборах не исчезли, а переместились в те регионы, где было мало наблюдателей. О самых очевидных фактах, которые это подтверждают, рассказывает Аркадий Любарев, кандидат юридических наук, член совета движения «Голос», эксперт Комитета гражданских инициатив


Выборы в Госдуму 2016 года уже изначально не могли считаться стопроцентно честными. Это связано в первую очередь с недемократичным законодательством — и не только избирательным; не надо забывать и о законе о публичных массовых мероприятиях, требующем согласования даже пикетов. Плюс «лепестковая» нарезка одномандатных округов. Плюс недопущение в число потенциальных участников выборов Партии прогресса и ряда других партий, связанных с протестным движением. А также маргинализация не без участия власти таких перспективных партий, как «Гражданская платформа» и «Альянс зеленых».

Но, пожалуй, еще большую роль играют общая атмосфера поиска врагов, сформировавшийся корпус чиновников, для которых закон — ничто по сравнению с требованиями начальства, тотальный контроль власти над СМИ и бизнесом.

Но поскольку выборы в России никогда и не были стопроцентно честными, особенно в 2000-е годы, то нам важно сравнивать прошедшие только что выборы не с неким идеалом, а с более ранними выборами — 2003, 2007 и 2011 годов. Наиболее интересно сравнение с 2003 годом — не только потому, что сейчас, как и тогда, действовала смешанная система, но и потому, что выборы 2007 и особенно 2011 года были уж очень одиозными.

Первый этап избирательной кампании, который определяет очень многое в характере выборов, — это выдвижение и регистрация кандидатов и партийных списков. С партийными списками ситуация в целом получилась неплохой: зарегистрированы 14 списков. Это и количественно, и качественно лучше, чем в 2007 и 2011 годах, когда в выборах участвовали соответственно 11 и 7 партий. Но хуже, чем в 2003 году, когда было 23 партии.

Высказывалось мнение, что 14 партий, участвовавших в этих выборах, охватывают практически весь политический спектр. Я бы все же сказал: почти весь. Для полного охвата не хватало еще нескольких партий — «Альянса зеленых», Партии дела, Партии «Великое Отечество», Народной партии «За женщин России», «Союза труда» (либо Трудовой партии России), какой-либо из аграрных партий. И, конечно, ликвидированной Партии прогресса.

Партия «Великое Отечество» и «Союз труда» пытались участвовать в выборах, представили более 200 тысяч подписей. У обеих ЦИК забраковала более 5%. К ЦИКу в этом отношении претензий нет: подписи были некачественные.

Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

Но общее мнение экспертов: за столь короткий срок собрать качественно такое количество подписей невозможно.

С попыткой участия в выборах «Альянса зеленых» получилась мутная история, не буду ее здесь излагать. Партия возрождения села и «Возрождение аграрной России» попытались принять участие в выборах только по одномандатным округам — и неудачно. Другие перечисленные мной партии даже не пытались участвовать, вероятно, понимая, что подписи им не собрать.

Но с конкуренцией в одномандатных округах получилось гораздо хуже. Хотя формальный показатель — девять кандидатов на один мандат, примерно такой же, как и в 2003 году. Но основная масса кандидатов — от «малых» партий, не имевшие ресурсов и практически не ведшие кампанию. Опыт показывает, что наиболее сильные конкуренты провластных кандидатов — это самовыдвиженцы из числа представителей элиты, по тем или иным причинам оказавшиеся в оппозиции к региональной власти.

Однако в округах были зарегистрированы всего 23 самовыдвиженца, из них до дня голосования дошли 19, и не был зарегистрирован ни один кандидат от партий, не имевших льготы. Большинство зарегистрированных самовыдвиженцев — «технические» кандидаты. Это подтвердили итоги голосования: 14 из 19 самовыдвиженцев получили меньше голосов, чем им зачли подписей, из них шесть — более чем втрое меньше.

В то же время не преодолели регистрационный барьер такие известные кандидаты-самовыдвиженцы, как Андрей Борисов, Роман Ванчугов, Александр Закондырин, Евгений Ищенко, Михаил Крупин, Алий Тоторкулов, Мухарбий Тхаркахов, Максим Шевченко, а также кандидат от Партии возрождения села Дорджи Бадмаев. Как и прежде, основными способами выбраковки подписей были заключения почерковедов, от которых не требовалось сколько-нибудь серьезного обоснования, и проверка по базам данных МВД, обычно также непрозрачная.

Добавились еще случаи, когда сборщиками подписей оказывались члены избирательных комиссий, что запрещено законом, и все подписи этих сборщиков признавались недействительными.

Отдельно следует отметить отказ ЦИК по явно формальным основаниям в заверении списка одномандатников Российской партии пенсионеров за справедливость — в этом списке были бывшие губернаторы Владимир Бутов, Евгений Михайлов, Михаил Юревич, бывший мэр Юрий Савенко, депутат Госдумы Олег Савченко. Отменена регистрация кандидата от Партии роста Вечеслава Кыдатова. Другой кандидат от этой партии, Евгений Тарло, смог зарегистрироваться только 7 сентября после решения Верховного суда.

Отмечу, что «Единая Россия» не отказалась полностью от технологии «паровозов», хотя масштаб использования этой технологии на выборах в Государственную думу существенно уменьшился. Так, в списке «Единой России» на этих выборах присутствовали 19 глав регионов (в 2003 году было 29, в 2007-м — 65, в 2011-м — 54).

В ходе агитационной кампании было зафиксировано большое число нарушений, но в целом уровень нарушений был ниже, чем в 2011 году. В СМИ по-прежнему доминировала «Единая Россия». Однако не было направленной кампании против какой-либо партии, как в 2003 году против КПРФ или в 2007 году против «Союза правых сил».

Административный ресурс использовался во всех традиционных формах (косвенная агитация за «Единую Россию» и провластных кандидатов, воспрепятствование агитации оппозиционных партий и кандидатов и т.п.), однако грубых его проявлений было меньше, чем в 2011 году. Уровень злоупотребления административным ресурсом заметно различался по регионам.

Дмитрий Медведев (третий слева), председатель Высшего совета партии «Единая Россия» Борис Грызлов, секретарь генерального совета партии «Единая Россия» Сергей Неверов (слева направо) во время посещения центрального исполнительного комитета штаба в единый день голосования, 18 сентября 2016 года. Фото: Екатерина Штукина / пресс-служба правительства РФ / ТАСС

Также появлялась информация о давлении на избирателей, их принуждении к голосованию по открепительным на определенных участках.

И в день голосования замечались массовые подвозы избирателей, работающих на определенных предприятиях и стройках. Но считать такие подвозы нарушением можно только тогда, когда есть доказательства, что людей принуждали.

В день голосования были также сигналы и о вбросах, и о «круизном голосовании» (многократное голосование организованных групп по сговору с определенными членами УИК). Но таких сигналов было значительно меньше, чем пять лет назад. И, что особенно отрадно, значительно уменьшилось число конфликтов между наблюдателями и избирательными комиссиями, а про удаления наблюдателей практически не было слышно. В этом безусловная заслуга нового состава ЦИК во главе с Эллой Памфиловой. Нет пока сигналов и о переписывании протоколов.

Однако более тщательный анализ показывает, что картина не столь безоблачна, как кажется на первый взгляд. И первое «облачко» — существенные расхождения между результатами экзит-пола, которые вечером 18 сентября обнародовал ВЦИОМ, и предварительными итогами голосования, которые демонстрирует ЦИК.

ВЦИОМ насчитал за «Единую Россию» 44,5% голосов, а ЦИК нам показывает 54,1%. Разница почти в 10% слишком большая.

А дальше — смотрим результаты по регионам и видим, что есть большинство регионов со средней явкой 42,9% и результатом «Единой России» 48,1%, и есть небольшая группа (13 регионов) с совсем другими результатами: средняя явка 81,2%, «Единая Россия» 76,3%. И очень трудно поверить, что цифры по этой группе — результат свободного волеизъявления граждан.

Наконец, Сергей Шпилькин, создавший в 2008 году довольно удачный математический метод анализа фальсификаций (точнее, «аномальных голосов»), уже сделал предварительные расчеты. Они подтвердили, что объем «аномалий» в этот раз меньше, чем в 2011 году. Но не настолько меньше, как это кажется при поверхностном взгляде. Он также, по-видимому, меньше, чем в 2007 году, но вполне сравним с объемом «аномалий» на президентских выборах 2012 года.

Из всей этой совокупности данных можно сделать вывод, что манипуляции, как это и предсказывалось некоторыми экспертами, не исчезли, а в основном ушли в те регионы и на те территории, где либо нет наблюдения, либо оно слишком слабое.

Не зря же в начале года в закон было внесено требование представлять в избиркомы за три дня список наблюдателей! Теперь фальсификаторам заранее известно, где нет наблюдения.

Короче говоря, наша власть сумела замечательно воплотить в жизнь завет царя из филатовской сказки: «Действуй строго по закону, то бишь действуй втихаря!»

util