21 Сентября 2016, 11:00

The New York Times: «Как русский фашист вмешивается в американские выборы»

Фото: Matt Rourke / AP

Американский профессор-историк Тимоти Снайдер считает, что попытки России вмешаться в процесс выборов как в своей стране, так и за рубежом, прямо вытекают из идей одного из самых почитаемых Владимиром Путиным философов — Ивана Ильина


Президент России Владимир Путин однажды назвал распад Советского Союза геополитической катастрофой. Но политический мыслитель, который сейчас сильнее всех влияет на путинскую Россию, — это не основатель коммунистической системы Владимир Ленин, а скорее пророк русского фашизма Иван Ильин.

Блестящий политический философ умер больше шестидесяти лет назад, но в постсоветской России его идеи нашли новую жизнь. После 1991 года его книги переиздавали большими тиражами. Президент Путин цитировал Ильина в обращении к Федеральному Собранию.

Чтобы завершить реабилитацию, Путин добился возвращения останков Ильина из Швейцарии и его архива из Мичигана. Президент России возложил цветы на могилу Ильина в Москве. И он не единственный последователь Ильина среди кремлевской элиты.

Для одного из главных пропагандистов Москвы Владислава Суркова Ильин — тоже авторитет. Премьер-министр Дмитрий Медведев, который с 2008 до 2012 занимал пост президента, рекомендовал российским студентам читать Ильина. Его упоминали в своих речах и министр иностранных дел, и председатель Конституционного Суда, и патриарх Русской православной церкви.

Какие же идеи вызвали такое почтение?

Ильин был убежден, что индивидуальность — это зло. Для него «разнообразие человеческих существ» — свидетельство неудачи бога на заключительном этапе творения, природа этого несовершенства сатанинская. Из этого следует, что средний класс, политические партии и гражданское общество — тоже зло, потому что они поощряют развитие личности в большей мере, чем единой сущности национального сообщества.

По Ильину, назначение политики — победить индивидуальность и установить «живую общность» нации. В 1920-х—30-х годах изгнанный из Советского Союза Ильин стал ведущим идеологом антикоммунистической белой эмиграции. Он считал Муссолини и Гитлера достойными подражания лидерами, которые спасают Европу, уничтожая демократию.

Его статья 1927 года «О русском фашизме» была адресована «моим белым братьям, фашистам». Позже, в 1940-х—50-х годах он очертил устройство Святой Руси — фашистского государства, управляемого «национальным диктатором», который должен быть вдохновлен «духовной силой».

Иван Ильин

Этот лидер должен отвечать за все руководящие функции полностью централизованного государства. Должны проводиться выборы с открытым голосованием и именными бюллетенями — как ритуал поддержки лидера. Подсчет голосов не имел значения: «Надо отказаться от слепой веры в количество собранных голосов и в его политическое значение».

В свете реабилитации Ильина как ведущего идеолога России манипулирование выборами нужно рассматривать не столько как неудачу на пути внедрения демократических процедур, сколько как ниспровержение самой идеи демократии. Ни парламентские выборы в декабре 2011 года, ни президентские в марте 2012 года не создали большинства для партии Путина и для него лично. Голоса были искусственно добавлены, чтобы получить требуемый результат.

Россиян, протестовавших против фальсифицированных выборов, заклеймили как врагов нации. Неправительственные организации заставили регистрироваться в качестве «иностранных агентов». Путин даже заявлял, будто Хиллари Клинтон, в то время госсекретарь, «дала сигнал» российской оппозиции выйти на улицы. Мнение, что защита демократии означает предательство России, полностью соответствует взглядам Ильина.

С тех пор Путин опирался на авторитет Ильина в каждый поворотный для российской политики момент — от своего возвращения на высший пост в 2012 году до решения вторгнуться в Украину в 2013 и аннексии украинской территории в 2014 году. Прошлой весной он заявил, что американские разведслужбы могут вмешаться в парламентские выборы в России (проведенные в прошлый уикенд) и в президентские выборы 2018 года. Вопрос о том, верит ли кто-нибудь в Кремле в это на самом деле, смысла не имеет. Эти заявления о постоянном американском вмешательстве нужны для того, чтобы показать: демократический процесс — не больше чем геополитическая игра.

Российские лидеры, сознательно работающие над выхолащиванием идеи демократии в их собственной стране, также стремятся дискредитировать демократию за рубежом, в том числе и в США в этом году. Вмешательство России в президентские выборы в Америке — не только использование возможности поддержать предпочитаемого Россией кандидата — Дональда Трампа, который поддерживает внешнюю политику России. Это еще и логическое продолжение новой российской идеологии: демократия — не средство смены власти в своей стране, а средство ослабления врагов за границей. Если относиться к политике так, как Ильин, ритуализация выборов в России — добродетель, а не порок. Деградация демократии во всем мире будет полезна для человечества.

И если демократия — всего лишь приглашение к иностранному влиянию, то взлом серверов иностранной политической партии — самая естественная вещь в мире. Если гражданское общество — это декадентское открытие загнивающего социума иностранному влиянию, то постоянный троллинг в СМИ, очевидно, приемлем. Если, как писал Ильин, «арифметическое понимание политики» вредно, то цифровое вмешательство в иностранные выборы — именно то, что нужно делать.

Дональд Трамп. Фото: Evan Vucci / AP

В течение десятилетия Россия материально поддерживает ультраправых экстремистов как «наблюдателей на выборах» (самый свежий пример — шутовские референдумы в Крыму и Донбассе), чтобы дискредитировать идею и самих выборов, и наблюдения за ними. Если демократия — это подделка, как считал Ильин, то совершенно правильно имитировать ее язык и процедуры, чтобы ее дискредитировать. Стоит заметить, что кампания Трампа имитирует саму эту практику, выдвигая и своих собственных «наблюдателей», и заранее готовые выводы о махинациях, которые они найдут.

Техника подрыва демократии за рубежом заключается в том, чтобы создать сомнения вместо определенности. Если демократические процедуры начинают казаться фальшивыми, то и сами идеи демократии выглядят сомнительными. И тогда Америка станет более похожей на Россию, в чем и заключается главная идея.

Если победит Трамп, победит Россия. Но если Трамп проиграет, а люди будут сомневаться в чистоте результата, то это тоже будет победой России.

С точки зрения Москвы, легче разрушить демократию во всем мире, чем провести свободные честные выборы у себя дома. Россия будет выглядеть сильнее, если другие страны последуют ее курсу развития в сторону циничного отношения к демократии, которое позволить авторитаризму процветать. Поэтому мы должны привыкать к ее вмешательству и принимать разумные меры предосторожности. Больше не имеет смысла проводить выборы и регулировать финансирование кампании так, как будто эти вопросы не интересуют враждебные силы за рубежом.

У американцев множество других причин реформировать демократический процесс, но защита своей целостности должна быть приоритетной. Бумажные бюллетени для каждого избирателя и публичное финансирование кампаний — два примера шагов, которые имели бы смысл и для граждан, и для электоральной системы. Более просто устроенная демократия была бы и более защищенной, и более образцовой, заслуживающей подражания.


Оригинал статьи: Тимоти Снайдер,
«Как русский фашист вмешивается в американские выборы», The New York Times, 20 сентября

util