21 Сентября 2016, 15:25

National Review: «Зачем Россия разбомбила гумконвой и почему Путин об этом лжет»


Журналист и политолог Том Роган убежден, что российский авиаудар по гуманитарному конвою в районе Алеппо — не случайная ошибка, а намеренное военное преступление, но оно сойдет Путину с рук, как и многие предыдущие


В понедельник российские силы разбомбили гуманитарный конвой в Сирии. Они уничтожили 18 грузовиков с гуманитарной помощью и убили 20 человек. Но чтобы понять, зачем они это сделали, сначала нужно найти в интернете это видео.

Здесь вы видите два главных личных принципа Путина: во-первых, склонность к жестким шуткам, во-вторых, заботу сразу о нескольких своих образах. Он хочет в глазах одних выглядеть практичным реалистом, в глазах других — слугой простых людей.

И, что важнее всего, Путин хочет, чтобы его враги считали, что он лидер, которого невозможно остановить, потому что это его судьба. Искусственное создание этого образа и есть та самая причина, по которой Путин разбомбил гуманитарный конвой.

Россия отрицает, что ее самолеты во время удара по конвою находились в небе над Алеппо, но ей прекрасно известно, что американским властям нетрудно установить, кто виноват. В конце концов, каждый раз, когда российские или сирийские самолеты поднимаются в воздух, американские радары и разведчики тщательно следят за ними и предупреждают военных о любом намерении нанести удар. Слежение дает ценные разведданные о том, на чем именно сосредоточено внимание российских военных.

В любом случае Путин знает, что у США есть такие возможности и что американцы пристально следят за тем, что российская тяжелая авиация делает в районе Алеппо. И это ведет к ключевому моменту: Путину вообще безразлично, поймают ли его с поличным. Наоборот, это часть его стратегии. На прошлой неделе, когда было установлено перемирие, я писал в National Review:

«Как это было с маленьким мальчиком из Алеппо, невинные жертвы химических атак, голода и бочковых бомб — всего лишь средства, с помощью которых Кремль может давить на Запад, чтобы то отступил и согласился с вечным правлением Асада.

В полном соответствии с изречением Мао Цзэдуна о том, что „политическая власть растет из ствола пистолета“, Путин пользуется кровавой бойней в Сирии, чтобы усилить свой дипломатический рычаг. И это срабатывает. Стратегически Путин не заинтересован в улучшении ситуации для гражданского населения Сирии.

Договоренность не продержится долго, потому что в конечном счете он не хочет, чтобы она держалась».

Разбомбив гуманитарный конвой, Путин всего лишь усилил свое послание Западу, не меняющееся уже долгое время. Во многих отношениях это был абсолютно точный ход. Путин дает Обаме понять: даже гуманитарный конвой для него не является неприкосновенным, а это значит, что надо готовиться к худшему. Иными словами, если США не согласятся оставить Башара Асада у власти, Путин будет продолжать утюжить Сирию. И Асад, которого не может сдержать жалкий американский контингент, будет продолжать свою давнюю стратегию кровавой бани.

Возможно, Россия намекает, что эта атака — возмездие за ошибочную американскую бомбардировку сирийских солдат, но на самом деле это неправда. Это и есть Путин в чистом виде — намеренное и жестокое применение силы ради долгосрочной стратегии.

Российский бомбардировщик Ту-22М3 в Сирии. Кадр: Russian Defence Ministry press service / AP / East News

Естественно, это ведет к следующему вопросу: если этот удар служит интересам Путина, то почему тогда Россия отрицает свою причастность? Ответ прост: Путин знает, что об этом известно Обаме, а только это и имеет значение. Чтобы сохранить какую-то видимость моральной состоятельности, Россия применяет свою испытанную стратегию дезинформации, отрицая свою ответственность. Это отрицание может отвлечь от нее или несколько охладить гнев какой-то части международного сообщества.

Но Путин предвидит еще два момента в ближайшем будущем. Во-первых, США не будут представлять доказательства виновности России. Во-вторых, они продолжат танцевать дипломатический вальс под российскую музыку, отправив Джона Керри на очередной раунд бесплодных переговоров.

В обоих случаях Америке следовало бы обмануть ожидания Путина. Мы могли бы воспользоваться Совбезом ООН, чтобы противостоять России, демонстрируя доказательства ее вины. И мы могли бы заморозить все официальные переговоры с Россией по поводу будущего Сирии. Вместо этого мы могли бы усилить нашу поддержку умеренным фракциям сирийских повстанцев. Некоторым из этих групп можно было бы поставить ПЗРК.

Объяснить причины недавней российской агрессии не так уж и сложно. В конце концов, это всего лишь один из результатов внешнеполитической летаргии президента Обамы. Как и в случае с балтийским регионом, Путин продолжает удерживать поводья. Самоуверенность Асада становится все сильнее, что, в свою очередь, усиливает ИГИЛ.

Моральная и стратегическая состоятельность США продолжает ослабевать. А Сирия будет безнадежно превращаться в переполненный морг.


Оригинал статьи: Том Роган,
«Зачем Россия разбомбила гуманитарный конвой и почему Путин об этом лжет», National Review, 21 сентября

util