22 Сентября 2016, 11:00

OpenDemocracy: климатическая катастрофа в России угрожает всему миру

Последствия лесных пожаров в России, 2010 год. Фото: Игорь Подгорный / Greenpeace

Экологический активист и журналист Даниил Воскобойник предупреждает, что недооценка климатических изменений в России может привести к тяжелейшим последствиям в глобальном масштабе

Ямал редко попадает на первые полосы иностранной прессы. Хотя по территории он больше Франции, из-за отдаленного расположения на самом полярном круге он почти не привлекает к себе внимание. Но в этом году, в июле, новость о вспышке сибирской язвы в регионе взволновала мир. С инфекцией были госпитализированы 72 местных кочевника-оленевода, в том числе 41 ребенок. Одного 12-летнего мальчика и его бабушку спасти не удалось.

Эпидемии предшествовали дни беспрецедентной жары, достигавшей невероятных для севера Сибири 35°C. Споры сибирской язвы, замороженные в земле, оттаяли и заразили пасущихся животных. Исследователи давно предупреждали, что таяние сибирской вечной мерзлоты из-за меняющегося климата может пробудить спящие болезни, возбудители которых находятся в замороженных тушах животных.

На короткое время внимание специалистов по окружающей среде обратилось к России — стране, которую обычно не замечают, когда обсуждают проблему изменений климата.

Меня как участника экологической кампании в России и в то же время журналиста, работающего в Европе, занимает вопрос: откуда такое отсутствие внимания к России? Как и в случае со многими другими странами, только кажется, что Россия находится где-то на заднем плане экстремальных явлений. В какие-то моменты она оказывается в экологическом отношении «страной-изгоем» — настолько далекой от какого-либо прогресса в этой области, что остается ее только игнорировать? Или это страна таких гигантских размеров, что ее невозможно осмыслить?

Но в течение десятилетий меняющийся климат постоянно сказывается на России. Все чаще россияне сталкиваются с экстремальной погодой. В 2012 году Россия заняло девятое место в индексе климатического риска среди стран, наиболее затронутых климатическими изменениями.

Лесные пожары происходят все чаще и становятся все более опустошительными. В последние два года пожары в Сибири и на Дальнем Востоке нанесли чудовищный человеческий и материальный ущерб. Летом 2010 года совпадение рекордной жары и лесных пожаров, наполнивших воздух дымом, унесло около 11 тысяч жизней. В том же году началась двухлетняя засуха, которая ударила по сельскому хозяйству и вызвала рост цен на продукты.

Лесные пожары летом 2010 года. Фото: AP / East News

В таких регионах, как Алтай, Северный Кавказ, бассейны Енисея и Лены, республика Коми, участились наводнения. В 2012 году от наводнения погиб 171 человек в Крымске, в Краснодарском крае, когда за одну ночь выпала пятимесячная норма осадков. Через два года российские и немецкие ученые совместно установили, что наводнение было непосредственно связано с повышением температуры воды в Черном море.

Но, помимо кратковременных периодов экстремальной погоды, происходят и постепенные изменения. Из-за климатических перемен стал распространяться клещевой энцефалит, эксперты предупреждают об увеличении количества паразитов. В России отмечена самая сильная эрозия побережья, вызванная глобальным потеплением: такие острова, как Визе в Северном Ледовитом океане, каждый год теряют от 5 до 15 м².

Таяние вечной мерзлоты не только влечет риск пандемий, но и угрожает древним местам захоронений, а также инфраструктуре страны, значительную часть территории которой мерзлота покрывает.

С таянием вечной мерзлоты почва размягчается, постройки теряют устойчивость. Значительная часть инфраструктуры уже деформирована. Ученые предупреждают о потенциальных разливах нефти и утечках радиоактивных отходов в результате этого таяния.


Жизнь на грани

Условия для жизни в России — одни из самых суровых в мире, и тысячелетиями здесь придумывали разнообразные способы адаптации. Но сложившаяся система сосуществования хрупка, и даже самые легкие нарушения экосистемы могут иметь далеко идущие последствия.

Когда становится ощутимой трагическая динамика климатических изменений, больше всех страдают наиболее уязвимые группы населения. В России это всегда были и будут маргинализованные малые народы и самые бедные и наиболее изолированные сообщества в стране.

Устаревшая инфраструктура, огромная территория, недостаток интереса в обществе и отсутствие каких-либо государственных инициатив увеличивают потери.

Те, кто пытается говорить о экологических проблемах страны, тоже сталкиваются с риском. Законом об «иностранных агентах», принятым в 2012 году, угрожают природозащитным организациям, таким, как Сибирский экологический центр, «Экозащита» и — совсем недавно — «Экологическая вахта по Северному Кавказу». Лидерам природозащитного движения пришлось покинуть страну. На прошлой неделе на волонтеров Greenpeace и «Экологической вахты», тушивших пожары в Краснодарском крае, напали вооруженные люди в масках.

Сотрудник Greenpeace Михаил Крейндлин после нападения. Фото: Мария Васильева / Greenpeace

Масштаб изменений климата в России, возможно, лучше всего виден при сравнении с более широкими тенденциями. Самое быстрое потепление отмечено в регионах, близких к полюсам, и Россия — не исключение: средняя температура в ней растет быстрее, чем на планете в целом. В отчете Росгидромета отмечается, что с 1976 по 2012 год средняя температура в России росла на 0,43°C в десятилетие, что больше, чем вдвое превышает общемировой показатель.

Недавние исследования показали, что к 2100 году Россия, как и другие страны северной половины Азии, может столкнуться с повышением средней температуры на 6-16°C, а в среднем по планете она вырастет лишь на 4°C.

Воздействие изменений климата на Россию очень значительно для всего мира, так как Россия — возможно, крупнейший в мире источник парниковых газов. Огромные пространства тайги, все чаще подверженные пожарам, содержат от 300 до 600 млн тонн углерода. В вечной мерзлоте и торфяниках страны содержится около 950 млрд тонн углерода — примерно в 1,3 раза больше, чем во всей атмосфере Земли.

Наконец, колоссальные запасы ископаемого топлива (157 010 млн тонн угля, 33 трлн м3 газа, 105 000 млн баррелей нефти) содержат количество углерода, значительно превосходящее безопасный уровень выброса в атмосферу. Изменение климата в сочетании с экономической моделью, диктующей интенсивную добычу, создает риск разрушения экосистемы.

К тому же Россия играет важную роль в глобальной продовольственной безопасности как крупнейший в мире экспортер пшеницы. В 2010 году, когда жара и природные пожары оставили страну без урожая, правительство запретило экспорт пшеницы, ячменя и ржи. Это спровоцировало глобальный продовольственный кризис, который в свою очередь привел к потрясениям и беспорядкам по всему миру, в особенности на Ближнем Востоке.

Мы живем в опасное время. Каждый из месяцев 2016 года оказался самым теплым за всю историю наблюдений. Хрупкие экосистемы, позволяющие людям жить в самых разных уголках планеты, от Колумбии до Бангладеш, рассыпаются.

Изменения климата не только представляют опасность для капиталовложений, инфраструктурных и экономических систем. Это еще и вызов человеческому сочувствию и пониманию. Многие общества по всему миру уже оказались в непригодных для жизни условиях, требующих радикальных мер, но большинство тех, кто принимает решения, находятся на безопасном расстоянии от критических зон.

Наши мнения основаны на том, что мы видим, и когда речь заходит о таких проблемах, как изменение климата, слишком многие путают пределы собственного кругозора с границами реальности. Чтобы справиться с этим, сейчас нам более чем когда-либо нужна информация и понимание того, что изменение климата — очень масштабный, крайне опасный и поистине всемирный процесс.

Последствия тайфуна в городе Набеока. Япония, 20 сентября 2016 года. Фото: Ichiro Ohara / AP / East News

Игнорируя последствия изменения климата в России, мы не только поворачиваемся спиной к сообществам, принявшим на себя жестокий удар нестабильной экосистемы, — мы убиваем в зародыше потенциальную солидарность и возможности для совместных действий, которые нам так нужны.


Оригинал статьи: Даниил Воскобойник,
«Россия: очаг напряженности в борьбе за безопасный климат», openDemocracy, 20 сентября

util