22 Сентября 2016, 20:10

Татьяна Становая: «Внутренней политикой все больше занимаются силовики»

Сергей Нарышкин и Вячеслав Володин. Фото: Анна Исакова / ТАСС / East News

Политолог Татьяна Становая объяснила Открытой России, как нужно понимать новые крупные перестановки во власти — назначение Сергея Нарышкина главой Службы внешней разведки, переход Михаила Фрадкова из СВР на пост главы Совета директоров РЖД и возможное назначение Вячеслава Володина председателем Госдумы

— Какова кадровая логика в наблюдаемых нами крупных перестановках во власти?

— Логика тут связана только с одним решением — Володин, как мы понимаем, уходит в Госдуму. Пока еще Володин не занял пост председателя Госдумы официально. Но, судя по тому, что Нарышкин уходит в СВР, освобождая вакансию спикера, это место освобождается для Володина — тут все сходится. Если Володин уходит на пост спикера, то все остальные назначения выстраиваются по цепочке. Это вполне в стиле Путина: есть головное кадровое решение, а за ним по цепочке следуют все остальные решения. Это можно назвать «паровозной логикой».

И тут было даже абсолютно неважно, куда уйдет Нарышкин. Как я понимаю, он до последнего сопротивлялся уходу из Госдумы. И для него пост главы СВР — это в какой-то степени компенсация, так же, как ранее это была компенсация для Михаила Фрадкова, СВР была почетной отставкой с поста премьера. Дальше возникает вопрос: «А куда деть Фрадкова?» И Фрадкову находят достаточно хлебное место в РЖД — для него в данном случае это будет уже совсем не обременение, а возможность завершить в комфортных условиях свою карьеру.

— Почему Володина переводят из администрации президента в Госдуму?

— Тут мы видим значительное сужение сферы внутренней политики в том виде, какой мы ее знаем с сурковских времен. Внутренней политикой все больше занимаются силовики. «Болотное дело», преследование Навального, решение вопроса о том, кто пойдет на выборы, а кто в тюрьму — все чаще это вопросы силовиков. Сюда же можно отнести «антитерористические» и «антиэкстремистские» изменения законодательства, которые все сильнее начинают влиять на правила регулирования внутренней политики.

Выходит, само управление внутренней политики администрации президента все больше занимается вопросами кадров, решает, кем заполнить Госдуму. Но это как раз вопрос не столько содержательный, идеологический, сколько кадровый в советском смысле: рабочие, врачи, учителя, спортсмены, журналисты, заполняющие Госдуму, — это же не политики в том виде, какими должны быть политики в демократических парламентах.

— Силовая, офицерская каста группируется в Совете безопасности. Означают ли перемены, о которых вы говорите, усиление Совбеза? Может ли он занять место управления внутренней политики АП?

— У Совбеза своя роль, тут прямой связи я не вижу. Мы видим вытеснение публичной политики. На смену приходят аппаратчики — кстати, не только силовики. Другое дело, что когда политика уходит из жизни общества, силовикам открывается пространство.

util