28 Сентября 2016, 20:31

«Детей будут выбрасывать на помойку». Запрет абортов не повысит рождаемость

Российские религиозные лидеры и некоторые одиозные политики в очередной раз подняли тему запрета абортов на территории России. Пока этот вопрос обсуждается лишь в информационном поле, но сторонники запретительных мер считают, что настало время перейти от слов к делу

Во вторник 27 сентября патриарх Кирилл подписал текст обращения, призывающего полностью запретить в стране любые виды прерывания беременности и вспомогательных репродуктивных технологий вроде суррогатного материнства и экстракорпорального оплодотворения (ЭКО). Как позднее уточнил пресс-секретарь патриарха Александр Волков, глава РПЦ выступает за то, чтобы вывести аборты из системы обязательного медицинского страхования и сделать их исключительно платными. По его словам, о полном запрете прерывания беременности «пока речи не идет».

Следом за патриархом инициативу поддержал верховный муфтий России, глава Центрального духовного управления мусульман Талгат Таджуддин, который назвал аборт «убийством детей». Он сообщил, что готов подписать петицию, которую поддержали уже более 300 тысяч человек. При этом муфтий уточнил, что в исламе допускается прерывание беременности «только по медицинским показаниям» — когда есть угроза для жизни или здоровья женщины.

За запрет абортов выступила и уполномоченный по правам ребенка при президенте России Анна Кузнецова. По ее словам, против прерывания беременности выступает не первый год «весь цивилизованный мир». А член комиссии по поддержке семьи, детей и материнства Общественной палаты России Сергей Ряховский предположил, что в российское законодательство могут быть внесены поправки об ограничении проведения абортов.

На призыв запретить аборты отреагировала и вице-премьер Ольга Голодец. Она отметила, что снижать число прерываний беременности надо взвешенными и обоснованными решениями, чтобы не навредить здоровью матери и ребенка. Голодец также выступила в защиту процедур по ЭКО, проводимых в рамках программ системы ИМС. По ее мнению, они помогли многим женщинам, страдающим бесплодием, родить ребенка.


Главный раввин России Берл Лазар предупредил, что такой запрет не решит проблему с прерыванием беременности. Он предположил, что в первую очередь надо начинать с воспитательной работы. «Если что-то людям не позволяется, а они не понимают, почему, то у них возникнет соблазн обойти запрет. Или даже, не дай бог, сделать назло», — заявил он.

Схожую точку зрения высказал советник полномочного представителя Совета Федерации по взаимодействию с уполномоченным по правам человека в России и уполномоченным при президенте по правам ребенка Борис Лордкипанидзе. Он призвал церковь заниматься душами людей, а не законодательством.

«Часть женщин пойдут на криминальный аборт и тем самым подставят свое репродуктивное здоровье под руки бабок-повитух и людей, которые не обладают полноценным медицинским образованием, полноценным знанием женского организма. Какой-то процент лишится репродуктивной функции как таковой», — предположил Лордкипанидзе.

Глава Минздрава Вероника Скворцова считает, что вывод абортов из системы ОМС опасен для женщин. Бороться следует не с ними, а с ростом материнской и младенческой смертности. «Есть определенные нюансы, связанные с возможным переходом абортов в тень, особенно для тех лиц, которые имеют низкий достаток, для несовершеннолетних, у которых случается такая ситуация», — добавила Скворцова.

Против запрета абортов выступают и в Совете по правам человека при президенте России. Член СПЧ Анита Соболева раскритиковала поддержанную патриархом инициативу. «Обеспечивать условия, чтобы женщины больше рожали, никто не собирается. Поддержка детей сегодня минимальная, издевательская, это не только многодетные семьи скажут, — возмутилась Соболева. — И вместо того чтобы заняться поддержкой детей и устройством сирот, они предлагают запретить аборты по религиозным соображениям в светском государстве».


Практика «всего цивилизованного мира»

Глава РПЦ и некоторые одиозные российские политики вроде Елены Мизулиной не первый год пытаются запретить аборты. Пока в России эта тема существует лишь в дискуссионном пространстве, в Польше прерывание беременности собираются запретить уже в ближайшие дни.

Аборты в Польше фактически запрещены еще с 1993 года — их можно делать только в исключительных случаях: при угрозе жизни или здоровью женщины, при серьезных пороках развития плода либо если беременность наступила в результате изнасилования или инцеста. Но польским консерваторам такое законодательство кажется слишком мягким: предложенный ими законопроект о практически полном запрете прерывания беременности недавно был принят в первом чтении в парламенте.

Закон предусматривает от трех месяцев до пяти лет лишения свободы для всех, кто каким-либо образом причастен к проведению аборта. Из-под уголовной ответственности выводятся только те случаи, когда беременной грозит смертельная опасность. В случае выкидыша женщине придется доказывать, что он случился непреднамеренно. Также вводятся ограничения при проведении ЭКО: запрет на заморозку эмбрионов и оплодотворение более одной яйцеклетки.

Решение парламента вызвало волну недовольства среди населения. Кампания против запрета абортов началась в соцсетях и сопровождалась хэштегом #CzarnyProtest («Черный протест»), а затем переросла в массовые уличные протесты не только в Польше, но и в США, Испании и Франции.

Как отметила член СПЧ Анита Соболева, в странах вроде Польши, где аборты запрещены, женщины сталкиваются с множеством проблем. В Европейский суд по правам человека поступает множество обращений в связи с жуткими издевательствами над польскими женщинами.

О некоторых случаях, рассмотренных в ЕСПЧ, написала в фейсбуке адвокат Мари Давтян. Одна из заявительниц из-за отказа врачей направить ее на аборт практически ослепла. Другую девушку, которой не разрешили прервать беременность, в течение нескольких месяцев прооперировали шесть раз. Во время последней операции ей удалили мертвый плод и матку. Сама она вскоре умерла от септического шока.

По словам Соболевой, инициатива с запретом абортов цинична и совершенно оторвана от жизни. Она приведет к тому, что богатые женщины будут делать аборты за границей или «подпольно», а бедные — «выбрасывать детей на помойку, как это было в Советском Союзе».

«От этой практики потому и отказались, что резко возрастет число „подснежников“ — детей, выброшенных на помойку, которые появляются, когда оттаивает снег, — предупреждает Соболева. — Это единственный результат, который будет. Нужно не количество детей увеличивать, а улучшать качество жизни тех, кто уже родился».


Историческая справка

Аборты в СССР были запрещены с 1936 по 1955 год. Советские власти аргументировали такое решение тем, что этого якобы требовали в своих многочисленных заявлениях трудящиеся женщины. Затем правительство начало тиражировать идеи о «естественной» для каждой женщины роли матери, ценности каждой жизни, нехватке рабочих рук и бойцов, противопоставлении себя буржуазным странам и прежнему порядку, где человек жил «узко личными» интересами.

Несмотря на то, что в первый год после принятия закона рождаемость в стране резко повысилась, уже в 1938 году число зарегистрированных прерванных беременностей стало расти. При этом менее 10% из них были по медицинским показаниям — остальные делались нелегально и вне медучреждений. В 1939 году на каждую десятую беременность приходился один аборт.

Из-за запретительного закона набрала популярность не только практика нелегального аборта, но и самоаборта. Появились люди, которые зарабатывали на том, что давали советы по прерыванию беременности.

Незаконные аборты чаще всего производились не профессионалами. Например, 1936 году только 23% из привлеченных к уголовной ответственности за прерывание беременности имели медицинское образование. По большей части аборты осуществляли знахарки, прачки, «бабки», то есть люди, далекие от медицины.

На фоне этого росла смертность от прерывания беременности: к 1940 году из-за этого происходила каждая вторая материнская смерть, а в 1950-х годах на аборт приходилось 70% случаев смерти беременных женщин.

В годы запретительного закона росло число детоубийств. Так, в конце 1930-х годов число убийств младенцев выросло в 2,5 раза. Количество неестественных детских смертей также стремительно росло.

После войны ситуация с абортами практически не изменилась. Впоследствии неуклонно высокая статистика нелегальных прерываний беременности вынудила советское правительство перейти к политике смягчения, а затем и отмены запрета на аборты.

util