30 Сентября 2016, 09:00

Почему МИД призвал россиян к осторожности в день мусульманского гнева

Сунниты в Алеппо держат антироссийский плакат на демонстрации 6 мая 2016 года. Фото: Mohammad Zaatari / AP / East News

Что для России означает исламский «День гнева» и почему МИД был уклончив в своем предостережении


Год назад, 30 сентября 2015-го, российская военная авиация начала операцию в Сирии. Ракетно-бомбовыми ударами дело не ограничилось — в боях на земле на стороне сирийской правительственной армии принимают
участие отряды нелегальной российской частной военной кампании. В марте 2016 года Москва объявила о прекращении своей операции в Сирии. Но на самом деле участие российских военных в войне не только не закончилось, но стало еще более массированным. За год боев армия России хоть и улучшила положение режима Асада, но так и не обеспечила коренной перелом в войне. Однако у прошедшего года есть другой итог: многие мусульмане-сунниты по всему миру теперь считают Россию ответственной за многочисленные военные преступления. 30 сентября суннитские идеологи призывают устроить во всем мире «День гнева», идеологическим наполнением которого могут стать антироссийские лозунги.

К проведению в пятницу, 30 сентября «Дня гнева» призвал мусульман всего мира Шейх Али Мухиддин аль-Карадаги, генеральный секретарь Всемирного союза мусульманских ученых (ВСМУ). Акции будут посвящены сирийским событиям и пройдут под лозунгом «Гневись за Алеппо!» Руководитель ВСМУ призвал имам-хатыбов (проповедников, ведущих пятничную молитву) посвятить завтрашние проповеди в мечетях положению людей в Алеппо и необходимости солидарности с ними.

Алеппо — второй по величине сирийский город — уже несколько лет является ареной ожесточенных сражений между правительственной армией и повстанцами. Но в последние недели бои стали особенно кровавыми: армия Башара Асада, при поддержке как собственной авиации, так и российской, ведет наступление на кварталы города, находящиеся под контролем повстанцев. Бомбардировки повстанческих кварталов носят исключительно жестокий характер, летчики используют зажигательные боеприпасы и «проникающие» бомбы, предназначенные для уничтожения бункеров и прочей подземной инфраструктуры. Такие боеприпасы могут разрушать подвалы, в которых прячутся мирные жители, не успевшие уехать из блокированных районов города.

По всей видимости, перед армией Асада и поддерживающими ее российскими военными поставлена задача сломить сопротивление мятежников в Алеппо в кратчайшие сроки, одержать в этой «Матери всех битв» убедительную победу.

ООН называет бомбежки Алеппо военным преступлением. США и другие западные станы возлагают ответственность за уничтожение города и гуманитарную катастрофу именно на Россию. Американцы грозят Москве прекращением сотрудничества по сирийскому вопросу и даже говорят о возможном расширении санкций.

Последствия боевых действий в Алеппо, 25 сентября 2016. Фото: Basem Ayoubi / ТАСС

Но есть вещи и пострашнее ухудшения отношений с Вашингтоном и экономических санкций. Для многих мусульман-суннитов по всему миру Россия превращается в объект как минимум неприязни. Глава ВСМУ Кардаги в своем призыве к «Дню гнева» говорит о том, что Алеппо уничтожается сирийским режимом и его внешними союзниками (а союзников у Асада немного — Россия, шиитский Иран и ливанская шиитская «Хезболла»).

Кремлевская пропаганда уже несколько лет говорит о возрождении страны и усилении ее влияния в мире, но при этом граждане России все меньше могут чувствовать себя в безопасности, находясь за границей. Безусловно, пятничный «День гнева» тоже может стать причиной серьезного беспокойства и для российских туристов, и для наших соотечественников, проживающих за границей. Если раньше фанатичные мусульманские манифестанты сжигали израильские и американские флаги, то теперь их мишенью может стать российский флаг и все, что связано с Россией.

Российский МИД, отрицающий причастность России к военным преступлениям в Сирии, вполне признает опасность «Дня гнева». Внешнеполитическое ведомство рекомендует россиянам «проявлять разумные меры предосторожности, воздерживаться от посещения тех мест, где „гнев и протест“ могут быть обращены против их достоинства и безопасности».

В МИДе говорят о возможных терактах, но на самом деле «День гнева» — это уличный протестных формат, характерный для мусульманских стран, и с собственно с терроризмом он не связан.

«Днями гнева» революционеры эпохи «арабской весны» называли свои акции протеста, происходившие после пятничных молитв. Вдохновленные проповедям имамов (которые в данном случае выступали фактически как политкомиссары), люди прямо из мечетей шли на демонстрации. В ходе таких выступлений, выливашихся в настоящие сражения с полицией, были свергнуты в 2011 году режимы Бен Али в Тунисе и Хосни Мубарака в Египте. Когда нового египетского президента, исламиста Мухаммеда Мурси свергли в 2013 году военные, его сторонники — «Братья-мусульмане» пытались вернуть власть, вновь прибегнув к тактике «Дня гнева», массовых уличных акций. В ходе одного из «Дней гнева», в октябре 2013-го, в столкновениях протестующих с военными в Каире погибли более 50 человек.

Разумеется, 30 сентября мусульманам-суннитам вряд ли удастся устроить какие-либо крупные манифестации в российских городах. Неясно также, удастся ли организовать многочисленные и агрессивные демонстрации в Европе. Но мусульманские суннитские государства действительно может накрыть протестная волна — с сжиганием российских флагов, флагов дамасского режима, портретов Путина и Асада и соответствующими агрессивными лозунгами. И, вполне возможно, российским гражданам, находящимся в суннитских странах, действительно стоит соблюдать осторожность, — чтобы не пришлось расплачиваться своим здоровьем и имуществом за военные авантюры Кремля.

util