10 Октября 2016, 16:41

Американист Иван Курилла: «Трамп сам выбрал для себя путь — драться до конца»

Дональд Трамп. Фото: Robert F. Bukaty / AP

Во многих медиа Дональд Трамп после недавних скандалов с публикацией его приватных «сексистских» разговоров представляется «сбитым летчиком». С одной стороны, действительно, от него началось массовое бегство влиятельных симпатизантов; многие видные республиканцы (Кондолиза Райз, Арнольд Шварцнеггер и другие) отказывают ему в поддержке. С другой стороны, на вчерашних дебатах с Хиллари Клинтон он довольно отчаянно сражался и сдаваться явно не намерен. Историк, американист Иван Курилла рассказал Открытой России о том, скажутся ли на рейтинге Трампа последние скандалы и какова реальная роль внешнеполитической повестки в выборах президента США

— Насколько, на ваш взгляд, сильно упали шансы Трампа за последние дни? Сексизм — это действительно то, что может оттолкнуть от него республиканский электорат?

— Симпатизирующие Трампу американцы вряд ли сильно задеты его сексистскими шутками в прошлом; эти шутки вполне вписываются в его образ и, возможно, даже понравились какой-то части его аудитории: ведь многие считают, что Трамп как раз и является воплощением той Америки, которой претит само понятие «сексизм», как, впрочем, и «расизм» и «политическая корректность», — им представляется, что Трамп искренний человек и «просто не лицемерит», как его критики. Очевидно, что скандал, вызванный этой публикацией, направлен прежде всего на колеблющуюся часть американского общества. Причем мне представляется, что эта колеблющаяся часть не точно совпадает с традиционными избирателями республиканской партии: демонстративный уход от Трампа части республиканских лидеров может и не возыметь серьезного влияния на тех избирателей, для которых Трамп — лидер борьбы «народа» против истэблишмента. Дональд Трамп, конечно, дерется, чтобы удержать за собой колеблющихся. Мне кажется, его заключительный комплимент в адрес Хиллари Клинтон — о том, что она «не сдается и дерется до конца», — был результатом его рефлексии над собственным положением в этот момент. Трамп сам выбрал для себя «драться до конца».

 Действительно ли нынешняя предвыборная компания — самая «внешнеполитическая» по своей повестке со времен окончания Холодной войны? Вредят ли Трампу демонстрируемые им некоторые симпатии к Путину, или, может, для части американцев такие настроения — политический плюс?

— Можно еще вспоминать кампанию 2004 года, когда вопрос о борьбе с террором и стратегии в Ираке и Афганистане занимал важное место, или 2008 года, когда Обаме в плюс засчитывали его оппозицию началу Иракской войны и присудили Нобелевскую премию мира к моменту избрания. Но интенсивность обсуждения именно России в этом году, конечно, беспрецедентна. Внешняя политика России последних нескольких лет сделала нашу страну удобным аргументом в американской внутриполитической борьбе, и такого, действительно, не было со времен Холодной войны. Я бы тут развел два вопроса: первый — насколько Россия в самом деле нарушила международные «правила поведения» и представляет угрозу США (я считаю, что нарушила серьезным образом, но угрозы Соединенным Штатам она не представляет), и второй — насколько предвыборная риторика американских политиков российскую угрозу «раздувает» (я считаю, что раздувает довольно заметно). В этом нет ничего принципиально нового — именно так, опосредованно, через внутриполитические дебаты, и выстраивается образ Другого и в США, и в России, — но сегодня это звучит неприятно еще и потому, что эта американская риторика с готовностью подхватывается (и в свою очередь раздувается) в России. Происходит своего рода риторическая эскалация, уже перешедшая в тревожные шаги в дипломатии.

А насчет «связей Трампа с Россией» — я не думаю, что эти обвинения сильно повлияют на отношение американцев к кандидату: они обычно ставят внешнюю политику в конец списка приоритетов, а та часть американского общества, на которую Трамп опирается, про внешнюю политику думает еще реже.

 Зачем Кремль столь явно демонстрирует свои симпатии к Трампу? Чего в этом больше — реального политического расчета, политических инвестиций, или это просто троллинг Белого дома и правящей Демократической партии, с которой у Путина не сложились отношения?

 Это вопрос из разряда «кремлинологии» — я в самом деле не знаю зачем Кремль делает то или другое. Но могу предположить, что реальный расчет тут не столько на победу Трампа, сколько на «раскачивание» американской политической системы, на создание внутреннего кризиса, с которым должно будет справляться американское общество (и это, возможно, отвлечет его от действий России). То есть Кремлю выгоден изоляционизм Трампа, но даже его проигрыш может привести к росту этого изоляционизма в результате самой его кампании.

Есть, конечно, и другое соображение: накануне ухода действующего президента Россия «опускает» планку отношений до низшей возможной отметки, чтобы легче было показать «добрую волю» по отношению к новому хозяину Белого дома. Можно вспомнить, что осенью 2008 года (в период предвыборной кампании перед уходом Буша) отношения между нашими странами тоже находились в районе точки замерзания (сейчас, правда, отношения хуже, чем тогда), — в связи с войной в Южной Осетии. А с приходом Обамы спустя всего несколько месяцев началась «перезагрузка». Посмотрим, как это будет выглядеть в этот раз.

util