11 October 2016, 09:00

The Guardian: «Публичное унижение — простая стратегия чеченского лидера»

Фото: Муса Садулаев / AP / East News

Власти кадыровской Чечни развернули широкомасштабные репрессии против тех, кто осмеливается критиковать режим, и важнейшая часть этой стратегии — публичное унижение несогласных. Для многих чеченцев это еще более невыносимо, чем бомбежки и артобстрелы времен войны, пишет в The Guardian заместитель директора московского офиса Human Rights Watch Таня Локшина

Айшат Инаева, социальный работник из небольшого чеченского городка, не критикует печально знаменитого регионального лидера Рамзана Кадырова вслух. Не осмеливается.

Но она распространила через мессенджер WhatsApp обращение, в котором умоляла его войти в положение обычных людей, «вытолкнутых за черту бедности» местными чиновниками. Обращение стало стремительно распространяться среди чеченских пользователей мессенджера.

Примерно через неделю Инаева оказалась в студии государственной телекомпании «Грозный». Рядом с ней был муж, а напротив нее — глава республики. Ее заставили публично извиняться за свою «ложь».

«Вы помогаете [бедным]... Я заблуждалась, я не знала, как и почему вы делаете это», — говорила она Рамзану Кадырову, склонив голову. Потом слово взял ее муж, обвинивший себя в том, что «позволил ей распространять всю эту ложь».

16-минутный сюжет в программе новостей был понятным посланием к чеченской публике: если вам что-то не нравится, держите рот на замке или готовьтесь к позору.


Публичное унижение — часть стратегии искоренения несогласия в республике, взятой в последнее время на вооружение Кадыровым. Уже около десяти лет назад молодой лидер установил в Чечне тираническое правление. Свободная пресса перестала существовать, а немногочисленные журналисты независимых российских и иностранных изданий, которые рассказывают о постоянно творящемся в республике беззаконии, постоянно становятся объектами оскорблений, необоснованных задержаний и даже насилия со стороны местных правоохранительных органов и их подручных.

Но жестче всего обходятся с самими чеченцами. Тех, кто осмеливается критиковать власти в соцсетях, все чаще выслеживают и наказывают.

В недавнем докладе Human Rights Watch описано несколько случаев, когда местные власти мстили тем, кто проявлял недовольство руководителями Чечни и их политикой. Подавление несогласия особенно интенсифицировалось в последние 18 месяцев; даже за самую мягкую критику в соцсетях безжалостно наказывают — людей беззаконно задерживают, похищают, угрожают убийством, обходятся с ними жестоко и унизительно, и не только с ними самими, но и с членами их семей.

Цель этих широкомасштабных репрессий — постоянно напоминать чеченцам о тотальном контроле Кадырова и предотвратить утечку из Чечни негативной информации, которая могла бы подорвать поддержку из Москвы.

В результате очень немногие в Чечне решаются на такие поступки, как тот, что совершила Инаева. А если они осмелятся, долго ждать расправы не придется.

В апреле Рамазан Джалалдинов, житель горного села недалеко от границы с Дагестаном в возрасте пятидесяти с лишним лет, опубликовал в интернете видеообращение, приуроченное к ежегодной телевизионной «прямой линии» с Владимиром Путиным.

Он жаловался на то, что его село Кенхи со времен чеченских войн остается в руинах, а местные чиновники погрязли в коррупции. Видео стало популярно, многие в Чечне и других регионах России сделали его перепосты.

Опасаясь преследования со стороны властей, Джалалдинов бежал в Дагестан и проследил, чтобы его сыновья тоже покинули Чечню. Но в мае, через четыре недели после того как телекомпания «Грозный» показала сюжет, где односельчане называли Джалалдинова лжецом и мошенником, полиция пришла за его женой и дочерьми в возрасте 17, 12 и 10 лет.

Дюжина вооруженных мужчин в масках вломились в дом среди ночи, вытащили жену и детей Джалалдинова из постелей и забрали в местный отдел полиции.

Полицейские заперли младших дочерей в комнате одних, а их мать и старшую сестру избили, сказав, что это наказание за те неприятности, которые причинил им глава семьи.

Один из офицеров, как рассказывают, несколько раз выстрелил из пистолета поверх головы жены Джалалдинова и начал душить ее дочь, требуя, чтобы они уговорили Джалалдинова публично принести извинения.

После допроса полицейские отвезли женщин на административную границу Чечни с Дагестаном, приказав им никогда не возвращаться. Этой же ночью их дом сожгли.

Через несколько недель в эфире телекомпании «Грозный» появилось извинение Джалалдинова: «Я извиняюсь. Это была ошибка. Прошу таких людей, как я, не ошибаться. <...> Сейчас говорят, что меня напугали, заставили... Я сам, по собственному желанию это обращение делаю. <...> Рамзан восстановил это село».

Чеченские власти сказал ему, что, опубликовав это заявление, он сможет вернуться в Чечню со своей семьей.

Кадыров объявил в инстаграме двум миллионам своих подписчиков, что «какие-то нездоровые силы стремятся использовать жителя села Кенхи Рамазана Джалалдинова в своих грязных и очень неблаговидных целях», но, к счастью, «Рамазан нашел в себе силы и мудрость разобраться в происходящем, не поддаться на их уловки», и его извинения приняты.

Наказывают даже тех, кто скрывается под псевдонимами или пишет в закрытых группах в соцсетях. В конце прошлого года 35-летний преподаватель Грозненского университета Хизир Ежиев переписывался с друзьями в закрытой группе в фейсбуке. Когда кто-то упомянул совершенный Кадыровым хадж, Ежиев написал, что в наши дни в Мекку пускают кого попало.

Через несколько недель четверо мужчин затолкали Ежиева в машину и увезли. Еще несколько недель спустя нашли его изуродованное тело. Власти заявили, что он упал со скалы.

На следующий день после похищения Ежиева (по чистому совпадению, без всякой связи с той историей) была опубликована видеозапись, на которой молодой человек в нижнем белье нарезал круги по беговой дорожке со словами: «Я Адам Дикаев из села Автуры. Я думал, что меня никто не найдет, и написал в инстаграме [под другим именем] то, что не должен был писать. Меня нашли и сняли с меня штаны. Я понял, что я никто. Теперь Путин мой отец, дед и царь...»

В чем его преступление? Он оставил в соцсети непочтительную запись о низкопоклонстве Кадырова перед Путиным. С помощью видео власти показали чеченцам, до какой степени они готовы унизить свой народ.

За последний год многие рассказывали о подобных случаях в Чечне, описывали широкомасштабные репрессии, непрекращающееся давление и постоянные унижения. Кто-то даже говорит, что это еще более невыносимо, чем бомбежки и артобстрелы, которые они пережили во время войны.

«Мы вынесли войну и сохранили честь, но сейчас они [власти] отнимают у нас честь, и мы, пережившие войну, не можем с этим жить», — сказал один житель Грозного, просивший не называть его имя.

Оригинал статьи: Таня Локшина, «Публичное унижение: простая стратегия чеченского лидера — способ контроля над соцсетями», The Guardian, 10 октября

util