12 Октября 2016, 14:48

Александр Верховский: почему идея «России для русских» теряет популярность

Половина населения России поддерживает идею «Россия для русских» — по данным «Левада-центра», эта цифра практически стабильна как минимум последние 14 лет

14% опрошенных являются ярыми приверженцами лозунга, хотя в 2013 году их было 23%. Также впервые за полтора десятилетия до 21 процента увеличилось количество тех, кому этот слоган безразличен.

Всего 18% респондентов заявляют о межнациональной напряженности в своем городе или районе — это минимальные значения за все годы замеров «Левада-центра». Еще меньше опрошенных (всего 12%) полагают, что в месте их проживания могут возникнуть такого рода конфликты. Хотя каждый четвертый полагает, что есть вероятность возникновения массовых кровопролитных столкновений на национальной почве в целом по стране.

Уровень этнофобии россиян стабилен уже третий год подряд: лишь пятая часть населения не имеет этнических предубеждений, 70% респондентов считают, что в России следует ввести ограничения на проживание в стране представителей отдельных национальностей. Почти 70% участников опроса полагают, что правительству России надо ужесточить иммиграционную политику.

Директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский объясняет, почему идея о «России для русских» все еще так популярна, из-за чего русские не любят приезжих и при чем тут телевизор:

— Ксенофобия — это в некотором смысле нормальное состояние для человека. Другое дело, что он с ней делает: готов ли он ее публично выражать, в какой форме он это будет делать.

Советский опыт мирного сосуществования наций не стоит идеализировать. Ксенофобия была и раньше, во времена Советского Союза, но тогда выражать такого рода идеи было небезопасно. После распада СССР это стало дозволено. Кроме того, у нас была империя, которая в один момент рухнула. Когда такое происходит, то всегда растет этническая напряженность — в каком-то смысле это нормальный процесс.

Но проблема в том, что в России процесс распада империи пока не может прийти к какому-то завершению, и поэтому в нашей стране наблюдается неустроенность межэтнических отношений. Пока в головах людей этот процесс реален и не окончен, ксенофобия будет не просто существовать, но явно проявлять себя.

Примерно с 2000 по 2012 год ситуация с межэтнической напряженностью в стране была стабильно плохой. А в 2013 году она резко ухудшилась из-за проведения антимигрантской кампании — больше всего она была заметна на федеральном телевидении.

Это было пиком межэтнической напряженности, а потом произошло отвлечение внимания. С одной стороны, этому способствовало то, что кончилась кампания, с другой — сразу же началась Украина. И люди переключились на другую тему.

Ксенофобия не исчезла совсем, просто ее показатели снизились. Какая-то часть людей забыла, что она не любит мигрантов, кавказцев или еще кого-то, и полностью переключилась на Обаму и бандеровцев.

Так что снижение интереса к идее «Россия для русских» и общее снижение уровня напряженности в этнической сфере связаны именно с переориентацией всех этих негативных эмоций вовне, на противостояние с Западом.

При этом русский этнический национализм — тот, каким мы его знали все путинские годы, — пришел к собственному кризису, который имел внутренние причины. Государственные репрессии в отношении националистов, которые наблюдаются последние пару лет, только ускорили развитие этого кризиса. И признаков того, что националистическое движение из него выходит, пока нет.

Но если националистов мало и поэтому на них не так сложно оказать давление, то с общественным мнением сделать это намного труднее. Здесь помогают не репрессии, а только телевизор. Но он не способен лечить людей от агрессивности и склонности перекладывать вину на соседа, а может лишь изменить вектор этой агрессии, поэтому мы и видим такой разворот с мигрантов на Запад.

util