12 October 2016, 19:04

Холодная война внутри и снаружи. Мы снова готовимся к худшему?

12 октября Минобороны РФ сообщило об успешных испытаниях межконтинентальных баллистических ракет; две были запущены с атомных подводных лодок, одна — с космодрома Плесецк. Эти пуски произошли в один день на фоне резкого ухудшения международных отношений и внутренней подготовки общества к мыслям о войне. Эксперты считают, что в ближайшее время ситуация не улучшится


«Крах системы международных отношений»

Последние серьезные разногласия между Россией и коалицией западных стран возникают из-за боев за Алеппо. С тех пор как в конце сентября сотрудничество по Сирии между Россией и США было свернуто, наступление правительственных войск стало более интенсивным, а в Сирию были переброшены российские зенитно-ракетные комплексы С-300. 4 октября Washington Post сообщила о том, что США рассматривают возможности ракетных ударов по силам Асада в Сирии; в ответ на это Минобороны пригрозило сбивать все неопознанные объекты. Западные лидеры все чаще прямо обвиняют Россию в военных преступлениях и использовании запрещенных методов ведения войны; последняя резолюция, внесенная в СБ ООН Францией и предлагающая запретить полеты авиации над Алеппо, была заблокирована РФ.

Последним серьезным инцидентом, свидетельствующим о международной напряженности, была отмена визита президента Путина в Париж. Встречу с Франсуа Олландом, запланированную на 19 октября (сообщают, что она готовилась более года) и посвященную обсуждению вопросов Украины, Сирии, двусторонних отношений, а также открытию православного центра в Париже, отменили по инициативе российской стороны. Источники Reuters сообщали, что недовольство Кремля было вызвано тем, что Олланд захотел говорить исключительно на тему Сирии. СМИ также предполагают, что причиной отмены визита могло послужить интервью Олланда, в котором он сообщил, что «не уверен» в своем желании встречаться с Путиным, равно как и в продуктивности подобных переговоров, а также затронул тему войны с Россией.

Федор Лукьянов, политолог и главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», в комментарии Открытой России придерживается такого же мнения: «Отмена визита произошла после того, как президент Франции несколько дней назад публично заявил о том, что он не хочет разговаривать с Путиным, а если Путин все-таки приедет, то разговор будет жесткий. То есть глава государства, принимающий другого главу государства, публично заявляет, что видеть он его не хочет. После такого, естественно, было бы странно, если бы Путин туда поехал». Сама отмена визита, по его словам, — экстраординарная ситуация в международной дипломатии и свидетельствует об очень серьезном конфликте: «До последнего момента я все время возражал против использования термина „холодная война“ применительно к ситуации, но сейчас по уровню отношений между странами, безусловно, это она — то есть системное противостояние без стремления его прекратить. С важными оговорками о том, что серьезные отличия от прошлой холодной войны все же есть: мировая ситуация совершенно другая».

Официально Кремль (устами Пескова) сообщил, что встреча была отменена из-за «выпадения этих пунктов из графика», добавив также, что Путин готов встретиться в любое удобное для Олланда время. Следующей попыткой договориться будет встреча в нормандском формате — фрау Меркель пригласила к себе на ужин всех участников «четверки» 19 октября. Лукьянов относится к предстоящим переговорам довольно скептически: «Встречаться сейчас достаточно бессмысленно. Не знаю, состоится встреча или нет при таких обстоятельствах, но при нынешнем уровне конфронтации переговоры в таком формате почти бесполезны — о чем там можно договориться? Сейчас все упирается в Сирию. На ближайший период времени мы оказались в варианте опосредованной войны с Америкой, когда они поддерживают одну сторону, а мы другую. Это классический вариант холодной войны, усугубленный тем, что и та, и другая держава не просто поддерживают стороны, поставляя им что-то, но и находясь на месте событий. Это создает риск нежелательных стычек. Инцидент между Россией и Америкой, подобный, например, сбитому российскому самолету над Турцией, может повлечь за собой во много раз более серьезные последствия. В целом это продукт не столько последних событий, не последних двух-трех лет, а крах всей модели международных отношений в том виде, в котором они строились после холодной войны».



Внутренний психоз

К мыслям о возможном вооруженном конфликте с Западом СМИ приучают россиян уже давно. Теперь же эта эстафета ушла от старого доброго телеведущего Киселева с его «радиоактивным пеплом» (в этот раз программа «Вести», конечно, тоже отличилась, рассказав о действиях российского спецназа) на места — к МЧС, школам и региональным изданиям.

29 сентября РИА Новости со ссылкой на МЧС сообщило, что в Москве достаточно бомбоубежищ, чтобы укрыть всех жителей города — это было достигнуто в результате «в результате внедрения новых подходов ведения гражданской обороны». Также сообщалось, что будут приняты меры по усилению обороны. Комментировать эту информацию пришлось Пескову: он назвал подобные заявления результатом «рутинной проверки» и посоветовал журналистам обратиться к его коллегам из МЧС.

6 октября «Областная газета» Екатеринбурга выпустила материал, также посвященный учениям МЧС (как и на учениях в Новосибирске чуть ранее, здесь в числе прочего проводилось обеззараживание техники). Журналист также удивлялся тому, что жителям не рассказали, к каким бомбоубежищам они приписаны. 10 октября «Фонтанка» сообщила об указе губернатора Санкт-Петербурга Полтавченко о норме получения хлеба в военное время: в течение 20 дней с начала военных действий петербуржцы смогут получать по 300 граммов хлеба в сутки. Спустя несколько часов Смольный эти сообщения опроверг, сообщив, что запасами ведает Росрезерв.

В одной из школ округа Ульянка Кировского района Санкт-Петербурга сегодня прошла лекция среди школьников на случай ядерной войны. Об этом Открытой России рассказал один из родителей: «Вместо двух первых уроков восьмиклассников собрали в помещении над бомбоубежищем в здании Морского технического колледжа и прочитали лекцию о войне с применением ядерного оружия в рамках „расширенного курса ОБЖ“, причем, признались, что подобная инициатива пришла сверху. Сказали, что всего за год будет еще 12 часов таких уроков».

Всполошились и военкоматы: так, медицинский сотрудник Российского научного центра медицинской реабилитации и курортологии Минздарава РФ в одной из социальных сетей рассказала, что 11 октября ей позвонили из военкомата и сообщили, что она находится на усилении, а в случае войны становится начальником ВВК и должна за 6 часов прибыть по месту назначения с санитарной книгой, едой и личными вещами. Также ей пришла повестка.

«Сложно говорить об одержимости идеей войны во всем обществе, но большое количество людей — те, кто сильно зависим от телевидения, — испытывают большое беспокойство на эту тему, что закономерно. Те, кто хотел эти кампании развернуть, добились своей цели», — считает Алексей Левинсон, руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра». По его мнению, элементы такой пропаганды запущенны централизованно и сверху, а теперь идут по инерции: «Это подхватили не только медиа, но и школы, и другие учреждения, прочитавшие этот сигнал. В подобной мобилизации общества нет какой-то „точки кипения“. Тем не менее в такие действия можно „заиграться“, они повышают риск случайного срабатывания системы, которое вызовет последствия более серьезные, чем просто разговоры в обществе. Я думаю, те, кто этим занимаются, представляют, насколько это опасно, но все равно это делают».

util