13 October 2016, 16:26

Сергей Жаворонков: «То, что четверть бюджета засекречена, — это показатель возмутительный»

Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Экономист Сергей Жаворонков объяснил задачи принятого Минфином «экономного» бюджета на ближайшие три года и назвал сектора, которые никогда не относились к государственным приоритетам в России

12 октября Министерство финансов опубликовало проект бюджета на 2017-2019 годы. Государство будет справляться с кризисом за счет сокращения того, что премьер-министр в своей программной статье назвал «менее эффективным статьями расходов»: к таким, как следует из нового бюджета, в первую очередь, относится здравоохранение.

Сокращение расходов на здравоохранение — одно из самых заметных изменений, заложенных в новом бюджете. В 2017 году финансирование этой сферы государством сократится на 33% и составит 362 млрд рублей. Расходы на оборону тоже будут урезаны, но всего на 6% по сравнению с 2016 годом, за который на этот сектор выделено около 3 трлн рублей.

Доходы бюджета оцениваются в 13,4 трлн рублей, притом что планируемый объем расходов — 16,1 трлн рублей. Таким образом, дефицит бюджета составит 2,74 трлн рублей.

Старший эксперт Института экономической политики имени Егора Гайдара Сергей Жаворонков объяснил принятые Минфином меры как спешное латание дыр, а засекреченные 25% статей бюджета, которые предположительно покрывают военные кампании последних лет, — возмутительным показателем:

— В чем причина такого серьезного сокращения бюджетных расходов на медицину?

— Это можно объяснить двумя вещами: первое — это приоритеты российских властей. Здравоохранение, образование и наука никогда не относились к государственным приоритетам. В условиях кризиса понятно, что правительство стремится сохранить, прежде всего, военно-полицейские расходы и расходы на покрытие дефицита Пенсионного фонда. Пенсионеры справедливо рассматриваются властями как, с одной стороны, их главный электоральный ресурс, а с другой — как публика, склонная к протестам в случае, если им что-то не доплатили. История с монетизацией льгот очень хорошо правительству запомнилась: они планировали снизить расходы на льготы, но в результате протестов их пришлось повысить. Соответственно, и здесь мы наблюдаем то же самое. Второе — это нынешний уровень цен на нефть: по результатам девяти месяцев цены колеблются на уровне $40 за баррель — это меньше, чем плановые $50, заложенные в бюджет на этот год. У нас стремительно заканчивается Резервный фонд. При этом уровне цен на нефть он гарантированно закончится в первом полугодии следующего года (а может, и раньше), а дальше придется расходовать Фонд национального благосостояния. А дальше, собственно, привет: нельзя будет поддерживать даже нынешний весьма невысокий уровень расходов, и придется либо печатать деньги, либо сокращать расходы. При этом я обратил бы внимание, что расходы на ту же национальную оборону в абсолютных числах не сильно сокращаются, как и расходы на национальную безопасность и правоохранительную деятельность.

— За счет чего планируется повышать доходы бюджета?

— Правительство планирует существенно нарастить объем заимствований, то есть занимать где-то по триллиону рублей в год. Этот бюджет является примером латания дыр: власти не готовы идти ни на какие серьезные реформы, они считают: «Здесь мы чуть-чуть повысим налоги, чуть-чуть повысим акцизы, здесь сократим расходы. С чего начинать? Конечно, со здравоохранения и образования как наименее интересных. Здесь мы побольше займем, и как-нибудь день пройдет, и слава богу. А там посмотрим». По плану у них Резервный фонд в следующем году заканчивается, и в следующем году они начинают расходовать Фонд национального благосостояния. Я напомню, что Фонд национального благосостояния предполагался по своей природе как инструмент инвестиций, прибыль от которого в дальнейшем будет балансировать пенсионную систему. И сейчас его планируется просто растратить.

— В новом бюджете 46 статей расходов являются секретными. Можно ли предположить, на что пойдут деньги?

— За пару лет секретные статьи бюджета, которые очень долго в России составляли порядка 10%, резко выросли до 25%. Понятно, что это за статьи: это война на Украине, война в Сирии, помощь зарубежным друзьям, которые хвалят Путина. То, что четверть бюджета засекречена, — это показатель возмутительный, как и вообще конструкция этого бюджета и его приоритеты.

— Насколько реальным становится выполнение майских указов президента в условиях такого бюджета?

— Майские указы Путина достаточно давно реализовывались издевательским образом. Например, запланировано повысить зарплату врачам в два раза — мы половину врачей увольняем, а второй половине повышаем зарплату, и с формальной точки зрения указ выполнен. В образовании при формальном повышении базовой ставки убраны так называемые стимулирующие надбавки, и в итоге доходы учителей не выросли, а сократились. Там используются бухгалтерские махинации, либо идет массовое сокращение. За последние годы в России уволили примерно 100 тысяч врачей, а на оставшихся растет нагрузка: формально им и повышают зарплату. Только им и работать приходится в два раза больше.

— В последнее время высказываются мнения, что от выполнения майских указов придется временно отказаться. Возможно ли это?

— Фактически они были задуманы в таком виде, чтобы зарплаты врачей были в два раза выше, чем средняя зарплата по региону, а зарплаты учителей сравнялись с средней зарплатой по региону. В том виде, как они были продекларированы, они не могут быть выполнены. Но власти этого не признают, потому что политически и с точки зрения пиара очень дурно будет выглядеть. Поэтому власти будут и в дальнейшем заниматься такими махинациями.

util