15 October 2016, 13:58

«Правительство боится браться за решение этой проблемы». Приморье может остаться без угольщиков

Работники Лучегорского угольного разреза.

Угольщики в Пожарском районе Приморья своими протестами добились от начальства компенсации после массового сокращения и урезания зарплат. Но дальнейшее функционирование предприятий под вопросом, а Лучегорск, административный центр района, вскоре может опустеть

14 октября заместитель генерального прокурора России Юрий Гулягин устроил встречу с сотрудниками Лучегорского угольного разреза, на которой присутствовал также прокурор Приморского края Сергей Бессчасный. Представители прокуратуры принимали личные жалобы от рабочих предприятия. Как отметили в прокуратуре, встреча была направлена на «обеспечение защиты прав и свобод граждан». Замгенпрокурора заверил рабочих, что лично проконтролирует проверку работы их предприятия, которой сейчас занимается специальная комиссия. О том, как прошла эта встреча, корреспонденту Открытой России сообщили в профсоюзе предприятия. Кроме того, рассказали рабочие, губернатор региона Владимир Миклушевский обратился к председателю правления ПАО «РАО ЭС Востока» Сергею Толстогузову с просьбой помочь с урегулированием критической ситуации, которая создалась на Лучегорском угольном разрезе, и рассмотреть вопрос о замене менеджмента этого предприятия.

Голодовка работников Лучегорского угольного разреза (ЛУР), градообразующего предприятия приморского поселка, стала резонансным трудовым конфликтом.

Год назад на ЛУР трудились 2,5 тысячи сотрудников; на сегодняшний день из них работы лишились 400 человек, а остальным вполовину урезали заработную плату.

8 октября около 600 работников ЛУР и Приморской ГРЭС АО «Дальневосточная генерирующая компания» (ДГТ) филиала «Лучегорского топливно-энергетического комплекса» (ЛуТЭК), где тоже происходят сокращения, вышли с митингом на центральную площадь Лучегорска.

Впоследствии 126 угольщиков объявили голодовку, которая продлилась два дня. По итогам «согласительной комиссии», которую провел с представителями ЛУР и ДГК вице-губернатор Приморского края Евгений Вишняков, было решено, что до марта 2017 года руководство этих предприятий не будет сокращать сотрудников, а к 17 октября работникам разреза выплатят премию на общую сумму более 28 млн рублей.

Председатель профсоюза ЛУР Михаил Шкулипа рассказал Открытой России о значении и нынешнем состоянии лучегорских предприятий«: «Лучегорск — крупный поселок городского типа, у нас жителей — около двадцати тысяч человек. Конечно, есть другие госструктуры и частные компании, но градообразующих предприятий только два — Лучегорский угольный разрез и Приморская ГРЭС. Здесь — основные места работы местного населения; больше энергетикам и угольщикам деньги заработать негде.

Сокращение работников и урезание зарплаты существенно снизят поступление налогов в казну и фактически приведут к уничтожению Лучегорска. Ситуация с бюджетом уже сейчас очевидна: в 2015 году он был около 100 млн рублей, а в этом году — только 63 млн.

К тому же в нашем районе нет сельского хозяйства — есть несколько частных фермерских подворий, но это совершенно не тот масштаб. Поэтому надо учитывать, что жители сел из всего Пожарского района тоже приезжают работать на эти предприятия».

Лучегорск — административный центр Пожарского района Приморья. Залежи бурого угля в этом районе обнаружили в XIX веке. С тех пор его добывали, наиболее активно — во времена СССР. В конце 90-х годов было образовано ЗАО «Лучегорский топливно-энергетический комплекс» (ЛуТЭК) за счет объединения предприятий «Лучегорский разрез», АО «Приморскуголь» и дочернего общества РАО «ЕЭС России» АО «Приморская ГРЭС». На сегодняшний день Приморская ГРЭС является самой мощной тепловой электростанцией на Дальнем Востоке.

«Конечно, лучше всего в Лучегорске жилось в советский период, когда была Всесоюзная ударная комсомольская стройка (строительство Приморской ГРЭС). Тем не менее, если брать в расчет уже российское время, тоже были годы, когда мы жили хорошо. С 1997 года, когда образовался ’’Лучегорский топливно-энергетический комплекс’’, и примерно до 2005-го сотрудникам платили достойные зарплаты, никто и не думал ни о каких сокращениях, — вспоминает Михаил Шкулипа. — В целом у нас неплохой поселок: хватает садиков, школ, больниц, есть спортивные секции, кружки различные. Вот раньше и в ЛУР была спортивная команда, проводились спартакиады, интересной жизнь была на предприятии. Сейчас, понятно, спорту внимания не уделяется совсем».

Первые проблемы появились, когда ЛУР вывели из состава Дальневосточной генерирующей компании (ДГК). Многие десятилетия ЛУР и Приморская ГРЭС были единым энергетическим комплексом, но с 1 сентября 2015 года ЛУР стал отдельным юридическим лицом, и предприятие стало жить исключительно на собственные средства. К тому моменту оборудование уже было сильно изношено, коэффициент добычи угля стал выше в разы, и удержаться на плаву самостоятельно оказалось непосильной задачей.

Приморская ГРЭС. Фото: Владимир Саяпин / ТАСС / Архив

Причина трудностей на втором градообразующем предприятим — Приморской ГРЭС — связана с тем, что киловатт-час на Дальнем Востоке очень дорогой.

Председатель первичной профсоюзной организации Приморской ГРЭС Сергей Беляков рассказал Открытой России, почему энергетика приходит в упадок: «Проблема в том, что в тарифе учтена только половина затрат на выработку киловатта: у нас не заложены 50% расходов на топливо, ремонт и заработную плату. Получается, власти искусственно сдерживают тариф для того, чтобы не было резкого роста. Начиная с царских времен и до 2006 года всегда обеспечивалась дотация дальневосточного киловатта. Во всех энергетических компаниях, электростанциях на территории Урала, Сибири, Европейской части России накидывали киловатт-часу по одной или полторы копейки, и эти средства потом изымались и перенаправлялись на Дальний Восток, чтобы нам хватало на покрытие всех затрат.

С 2006 года эта дотация прекратилась. За последующие десять лет энергетика Дальнего Востока наработала около 100 млрд рублей убытка. И я думаю, что наше правительство просто боится браться за решение этой проблемы.

Но если этим не заняться, не только наше предприятие рухнет. Сейчас ремонт делают по минимуму, только чтобы теплилась жизнь на электростанции. Топливо покупать приходится, без него никак, — и, видимо, к нашему сожалению, власти нашли решение проблемы в том, чтобы снизить зарплаты сотрудникам».

На Приморской ГРЭС есть сотрудники, отработавшие по 30, а то и по 40 лет, рассказывает Беляков. Это поколение советской закалки: они оставались работать в ночную смену, беспокоились за людей, которые должны получать электричество. Нынешняя молодежь, по словам Белякова, уже не такая: поработает и уедет за лучшей жизнью. Кто будет трудиться на градообразующих предприятиях через несколько лет, учитывая сложившуюся ситуацию, — большой вопрос.

Михаил Шкулипа предсказывает, что Лучегорск в отсутствие перспектив может опустеть: «На данный момент большинству работников уже начислили премию, я видел ведомости. Также приступила к работе комиссия краевой прокуратуры, которая должна дать правовую оценку сложившейся ситуации. Как мы будем жить дальше, учитывая трудное финансовое положение, не смогу ответить. Если будут периодические сокращения, перспективы нет совсем. Я родился в Лучегорске и не хочу отсюда уезжать, люблю рыбалку и охоту, а здесь это под боком. Будет очень жаль, если меня лишат средств к существованию, и я вынужден буду покинуть Родину, как и большинство трудоспособного населения поселка».

Cитуацию с работой во всем Пожарском районе можно назвать критической. C 1 октября приостановил работу Лермонтовский горно-обогатительный комбинат в поселке Светлогорье; других предприятий в этой местности нет.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Денег нет. Как протестует рабочая Россия

util