19 Октября 2016, 21:45

Виталий Мутко. Летс ми спик фром май харт

Спортивный обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Дурново — о феноменальной живучести Виталия Мутко


Бывший глава президентской администрации Сергей Иванов недавно сказал, что Владимир Путин дорожит кадрами. Виталий Мутко — живое тому подтверждение: события последних дней показали, что скорее для него возродят должность вице-президента, чем оставят без работы. Ну будет у нас снова вице-президент... по вопросам спорта. Чему удивляться? Какие могут быть вопросы, если человек, затащивший Россию в самый громкий и позорный спортивный скандал в ее истории, получает в итоге повышение?

Нет, конечно, ничего еще окончательно не ясно. Официально об этом еще не объявлено. Просто Медведев уже предложил, а Путин уже согласился. Как вы понимаете, больше ничего и не требуется.

Вероятность того, что Мутко не станет вице-премьером, курирующим спорт, составляет что-то около 0,0000000000001%. То есть примерно столько же, сколько вероятность высадки на Землю инопланетян. Вот тогда-то человечеству и станет не до спорта.

Вакантное место министра займет Павел Колобков — в прошлом олимпийский чемпион по фехтованию и участник шоу «Ледниковый период», а до среды — заместитель Мутко. Это человек из его команды.

Теперь попробуем во всем разобраться. Это важно, потому что в последние два-три месяца, как казалось, над Мутко сгущались тучи. О его отставке никто не говорил в открытую, но о ней все шептались. И как было не шептаться — после очередного футбольного провала, допингового скандала, едва не обернувшегося отстранением России от Олимпиады, и полной неясности с грядущим чемпионатом мира? Потому что чемпионат мира есть, а стадионов для него, считайте, нет. И дело не только в Петербурге, где стадион возводят по стандартам стройки Кельнского собора, а, например, и в Калининграде, и в Саранске. Там чемпионат мира тоже будет, а стадионов все еще нет.

Не удивительно, что к началу сентября появились явные признаки того, что под еще недавно всемогущим Мутко закачались его многочисленные кресла. Так, в сентябре были выборы главы РФС. Мутко баллотировался в президенты не единственным кандидатом, как привык, а с сильным конкурентом — Валерием Газзаев.

Валерий Газзаев — в прошлом один из самых успешных российских футбольных тренеров, затем — не самый сильный функционер, а ныне — депутат Госдумы. Человек он опытный и хвост держит по ветру. Президентом РФС он хотел быть еще год назад, когда оттуда изгоняли Николая Толстых. Но сразу после изгнания появилась идея вернуть в РФС Мутко, и Газзаев вдруг президентом быть расхотел — потому что Мутко тогда был безальтернативен, велик и спасителен. При избрании некоторые футбольные функционеры прямо говорили ему что-то вроде: «Виталий Леонтьевич, а можно мы вокруг вас консолидируемся».

Мутко образца 2015 года являлся Путиным российского спорта и отдельно — российского футбола: в этой сфере он был абсолютно незыблем.

Прошел год, и позиции его заметно ослабли. Ослабли настолько, что Газзаев вспомнил о своем желании рулить футбольным союзом и даже бросил министру перчатку. Впрочем, особого цимеса тем выборам придавало участие в них еще двух кандидатов: Сергея Прядкина и Игоря Ефремова, не последних в российском футболе людей — президентов двух крупнейших лиг страны. Оба — яростные сторонники Мутко. Для чего они шли на выборы? Тут тоже все просто. Существовала вероятность, что Мутко одернут из Кремля и попросят на выборы не ходить. На этот случай нужна была страховка в лице послушного и подконтрольного человека. Так что когда стало очевидно, что Мутко отзывать не будут, Прядкин с Ефремовым с выборов снялись, сообщив на прощание, что Мутко — спаситель российского футбола и его живое солнце.

Выборы Мутко в итоге выиграл с результатом 66%, что было явным показателем того, что дела у него идут неважно: год с небольшим назад объединиться вокруг тебя хотели все, а теперь — только две трети от всех. И после этих выборов все стали говорить, что это еще один очевидный признак скорой отставки Мутко с поста министра спорта. Что должность эту передадут кому-то другому, а Мутко оставят его любимый футбол.

Слухи множились и шли с разных сторон. Вот, например, в одной спортивной федерации приближались выборы президента, и кто-то из ее функционеров зазывал туда Вячеслава Фетисова. Федерация, кстати, не то что не хоккейная, но даже и не из зимних видов спорта, но в данном случае это совершенно неважно. А важно то, что Фетисову вроде как предложили, а он вроде как ответил отказом, добавив, что скоро может занять пост министра. Таких разговоров было много. И неслучайно еще в июле, когда спортивную Россию огрели докладом Макларена, в прессе стали мелькать самые разные фамилии.

Говорили и о Фетисове, и о Ирине Винер, матери отечественной художественной гимнастики, и даже о ее муже Алишере Усманове, отце очень крутого российского фехтования.

Причины были самые веские, поскольку так плохо, как нынешним летом, в российском спорте не было никогда. Был, конечно, Ванкувер-2010 (кстати, тоже эра Мутко) и депрессивные три золотых медали, но в самом спорте тогда царили тишина, покой и порядок. А тут — сплошной скандал. В Рио не поехали российские легкоатлеты и тяжелоатлеты, а могли не поехать вообще все. И Путин был сердит. Более того, Путин впервые за долгие годы рассердился на Мутко еще и из-за футбола. Провал российской сборной на Евро-2016 ничем от прочих ее провалов не отличался, кроме одной детали — совершенно идиотской петиции. Петиция, напомню, требовала роспуска сборной России, что само по себе идиотизм, так как сборная автоматически распускается после каждого турнира, на то она и сборная. Но петиция собрала миллион подписей, и ее передали в Кремль.

Обе истории произошли с разницей в месяц.

И тут надо отдать Мутко должное. Он не растерялся и в грязь лицом не ударил. Он вышел из ситуации почти по-королевски. Не просто избежал отставки, а еще и повышение получил.

Причем — и это главное — перестановка была осуществлена по правилам самого новоиспеченного вице-премьера. Даже в этой ситуации были два плохих варианта, равносильных отставке. Например, Мутко остается министром, но над ним учреждают вице-премьера, который его курирует. Это понижение, ибо министр перестал бы быть главным человеком в российском спорте. Вариант номер два: Мутко эволюционирует в вице-премьеры, а министром становится не Колобков, а, например, Фетисов. И это совсем другая история, потому что Фетисов Мутко подчиняться не стал бы. Должность вице-премьера стала бы фиктивной и походила бы на почетную ссылку.

Подытожим для ясности: за все скандалы, тряски и неудачи российского спорта Мутко никакой ответственности не понес. Напротив, он был вознагражден. Сохранив все свои функции, он оказался возведен в более высокий чиновничий ранг. Ему придумали новую должность — он стал десятым по счету вице-премьером российского правительства.

Я даже и не знаю, есть ли в мире еще хотя бы один кабмин, более богатый на заместителей своего председателя.

util