20 Октября 2016, 18:42

«Гадание на кофейной гуще». Чем ущербен прогноз Минэкономразвития о 20 годах стагнации

<img alt="Соровское месторождение нефтяной компании "Бурнефтегаз". Фото: Максим Слуцкий / ТАСС" class="image-with-caption" data-caption="" data-caption-link="" src="https://openrussia.s3.amazonaws.com/media/legacy/notes/redactor/o/92/03/92033a6b97b7.jpg"/>

"Если не проводить серьезные экономические реформы, то страна обречена на барахтанье около нуля«

<i>Экс-министр экономики России и президент банка «Российская финансовая корпорация» <b data-redactor-tag="b">Андрей Нечаев:</b></i>

— <b>В чем главный посыл такого экономического прогноза?</b>

— В данном случае надо понимать, из чего исходит это прогноз: ничего не поменяется. Все останется так, как есть, и в смысле внешнеэкономической конъюнктуры, и в смысле наших внутренних институтов системы экономического роста, отношения к бизнесу и так далее. Главный вывод, который делает министерство: для того, чтобы преодолеть эту хроническую рецессию или стагнацию, нужны экономические реформы. Собственно, главный посыл этого документа не в двадцати годах стагнации. Это такое гадание на кофейной гуще — никто вам не скажет 20, 16 или 22 года. Основной смысл в том, что если не проводить какие-то серьезные экономические реформы, то страна обречена на барахтанье около нуля и все большее отставание от стран-конкурентов.

— <b>Реформирование необходимо, но готово ли правительство проводить реформы?</b>

— Безусловно, реформирование возможно, но пока для этого нет политической воли. Любые реформы — это всегда риск, это опасность снижения популярности, рейтингов и так далее. И после нескольких серьезных потрясений в этом плане (монетизации льгот, которая вызвала массовое недовольство) наша власть принимает косметические меры или половинчатые. Хотя в итоге общий негативный эффект оказывается больше: страна переживает второй глубокий экономический кризис за последние шесть лет. Пока это не сказывается на популярности власти, но, тем не менее, это серьезный звоночек.

— $<b>76,7 за баррель в 2035 году — такая цена фигурирует в оптимистичном прогнозе Минэкономразвития. Какие для этого есть реальные основания?</b>

— Могу сказать, что, вне всякого сомнения, высокого спроса на традиционные углеводороды не будет: это в прошлом. Запад реально преуспел в технологиях: появились альтернативные источники энергии, которые когда-то были экзотикой, но сейчас они вышли на уровень промышленного использования — солнечная энергия, ветровая энергия, альтернативные источники, связанные с биотехнологиями. Наконец, были доведены до широкого промышленного использования технологии добычи традиционных углеводородов — сланцевого газа, сланцевой нефти. Поэтому, скорее всего, спрос на традиционную российскую необработанную нефть и сырой газ будет относительно снижаться.

— <b>Еще одна оптимистичная предпосылка позитивного варианта прогноза от Минэкономразвития </b>—<b> возвращение в Россию соотечественников и привлечение иностранных специалистов. Предполагается, что за счет этого численность занятых в экономике людей будет оставаться стабильной на протяжении 20 лет. Есть ли основания для подобного утверждения? Почему люди захотят вернуться в Россию?</b>

— Все зависит от того, какая политика будет в России проводиться. В данном случае речь идет не только об экономике, но и о том, какой будет политическая повестка дня, информационная. Если все останется так, как есть сейчас, то это, мягко говоря, вызывает большие сомнения, потому что сейчас мы наблюдаем прямо обратное. Идет активная эмиграция, уезжают образованные, креативные, энергичные люди, в том числе молодежь. Для того, чтобы направление этого движения сменилось на обратное, совершенно очевидно, что надо что-то менять и в политической системе, и в свободе информации, и, конечно, в экономической политике. Кто-то уезжает из-за политического гнета, а кто-то из-за того, что находит себе более адекватные и более достойные условия за рубежом, независимо от политической ситуации. В сумме это дает пока крайне негативный эффект.

<img alt="Министр экономического развития России Алексей Улюкаев. Фото: Андрей Епихин / ТАСС" class="image-with-caption" data-caption="" data-caption-link="" src="https://openrussia.s3.amazonaws.com/media/legacy/notes/redactor/o/d1/3a/d13ab4a80396.jpg"/>

«Механизмов нормального прогнозирования сейчас не существует»

<i>Заведующий центром анализа социальных программ и рисков Института социальной политики НИУ ВШЭ <b data-redactor-tag="b">Сергей Смирнов:</b></i>

— <b>20 лет стагнации: насколько реальным вам кажется такой прогноз?</b>

— Цена этих прогнозов равна нулю. Я не очень понимаю, как Минэкономразвития делает долгосрочные прогнозы, потому что в течение октября они три раза меняли краткосрочный прогноз на будущий год: понимаете, какова цена этим самым проработкам? Октябрь еще не кончился — может, будет и четвертый, и пятый прогноз. Я понимаю, что это рабочий процесс. Но когда речь идет о каких-то процентах и долях, когда говорят о 2035-м годе, мне хочется смеяться: ну ребят, ну о чем вы вообще?

Слишком много факторов неопределенности. Я вообще уверен, что более или менее прогнозировать экономику можно только в условиях той жесткой плановой экономики, которая у нас была в Советском Союзе. В данной ситуации прогноз мне кажется бессмысленным не из-за того, что низка квалификация у сотрудников Минэкономразвития. Просто механизмов нормального прогнозирования сейчас не существует. Сейчас исследования в экономической науке смещаются в совершенно другую плоскость — идут конкретные микро- и мезомоделирования.

— <b>Такого рода прогнозы учитываются при принятии политических решений?</b>

— Мне кажется, что основная особенность существования России в нынешних условиях состоит в том, что решения принимаются скорее под влиянием геополитических факторов и чтобы не допустить социальных взрывов. Посмотрите, что произошло с материнским капиталом. Есть предложения его не индексировать в следующем году, потому что не проиндексировали пенсии пенсионерам. Это некий маневр: мы не будем индексировать материнский капитал, но мы проиндексируем пенсии на уровень инфляции, как и обещали. Плюс вот эта подачка в виде 5 тысяч рублей. Мне кажется, что здесь совершенно другие факторы принятия решений. Конкретные решения все-таки принимаются ситуационно. Конечно, есть абсолютно дежурные механизмы — это скорее технически и технологически. Есть наблюдение за ценами, есть прожиточный минимум, есть состав корзины прожиточного минимума. Выросли цены на нефть, а на овощи снизились, а на хлеб и крупы повысились — картина пересчитывается, но это абсолютно дежурный алгоритм. Это не политика, это абсолютно четко экономика. Но такого рода сюжеты не ориентированы в будущее. Они констатируют уже произошедшее в экономике.

Такие стратегические документы, как прогнозы, — грош им цена. Политические документы — да, они действительно имеют серьезную долгосрочную направленность. Мы действительно заинтересованы в том, чтобы нанести урон американцам, конкретные меры будут болезненными, как вчера заявили наши официальные представители. Но я в этом очень сомневаюсь.



«Если товарищ Путин уйдет с поста президента, может, экономический рост начнется»

<i>Экономист <b data-redactor-tag="b">Сергей Жаворонков</b>: </i>

— Прогнозы по поводу 2035 года, конечно, на мой взгляд, смешны — просто слишком большой горизонт. Что касается ситуации на ближайшие годы, я разделяю оценку Минэкономразвития в том, что ничего хорошего они не ждут. Если товарищ Путин уйдет с поста президента, может, экономический рост начнется через пару лет. Если не уйдет, так и бог его знает, сколько он проживет. Это человек, который олицетворяет собой присвоение национального бюджета себе и узкой группе лиц. Поэтому при нем ничего хорошего не будет, а без него — неизвестно, но по крайней мере шанс появляется. При нем сейчас абсолютно невозможно реформирование экономики, и абсолютное безумие об этом рассуждать. Приватизацию «Башнефти» «Роснефтью» посмотрите, — и вы все поймете в российской экономике.

util