24 Октября 2016, 11:41

С полуфигой в кармане. Чем Сергей Брилев отличается от других пропагандистов?

Антон Орех посмотрел очередные «Вести в субботу» и пришел к выводу: Сергею Брилеву нельзя поставить больше тройки за промыв мозгов


В эту субботу я укрепился в своем давнем наблюдении: во всей пропагандистcкой команде нашего телевидения Сергей Брилев — безусловно, самый умный и расчетливый человек. А, может, и самый приличный.

Про этих ребят говорят: почему же ты стал первым учеником? Они как будто соревнуются друг с другом в мерзопакостности своей работы, а Брилев словно стремится доказать, что в этом классе он по успеваемости последний. Если не двоечник, то больше тройки за промыв мозгов ему не поставишь. И вообще они слишком контрастны — «Вести в субботу» с Брилевым и «Вести недели» с Киселевым.

Но если допустить, что Брилев действительно приличный, не подлый человек, то что же заставляет его работать в этой машине? В чужую голову не влезешь, но, конечно, для тех, кто пришел в «ящик» давно, трудно по доброй воле из него уйти.

Трудно отказаться от престижной и, безусловно, хорошо оплачиваемой работы. А судя по новому бюджету страны, на войне информационной экономить не будут так же, как на войне настоящей.

Уйти с такого места? Куда? И кем быть? И за какие деньги? Престижно ездить по миру с начальством. Брать интервью в интерьерах Кремля или Старой площади — как было в отчетном выпуске. Но можно при этом не злодействовать открыто и явно. Можно выполнять какой-то необходимый минимум и про себя думать: пускай Киселев завтра дерьмо швыряет на все вентиляторы сразу, а я тут между струйками просочусь.

В программах Брилева много наукообразности. У интерактивной карты он стоит и вычерчивает узоры, попутно рассказывая об истории вопроса на Ближнем и Среднем Востоке. Как эти земли делили колонизаторы, какие народы и как там сплелись, как сложно все здесь распутывать.

Когда Брилеву нужно выдать залп по идеологическим врагам, он не говорит эти слова сам, не рвет на себе пиджак, не играет голосом и не таращит глаза. Эту работу он доверяет другим. Вот Минобороны наше говорит о военных преступлениях в Мосуле — и говорит устами Конашенкова: на экране портрет генерала и его цитата, озвученная кем-то. А вот Мария Захарова сказанула что-то в фейсбуке про двойные стандарты — и на экране ее фейсбук. Брилев в этих случаях не более, чем конферансье. Ему чужой славы не надо. А что? Говорили же все это и в Минобороны, и в МИДе.

Любит Брилев и личные беседы с разными влиятельными товарищами. При этом с удовольствием говорит в кадре на языке «вероятных партнеров». Вот бывший когда-то генсеком Лиги арабских государств Амр Муса беседует с Сергеем об опасности разделения на части Сирии и соседних государств — чего Россия всячески старается не допустить. Вот Джон Миршаймер — политолог, которых обожает в последнее время наше телевидение. В старой советской традиции всегда нужно было показать, что и в Америке живет немало людей, которые Америку не любят и восторгаются нашей мудрой политикой. Миршаймер не совсем напрямую восторгается, но говорит главное: НАТО повинно в том, что сейчас творится. А что нам еще надо?

Сквозной темой программы проходит интервью с Дмитрием Песковым. Идея понятна: разделить хит на несколько частей, давать его порциями, чтобы зритель не отходил от экрана всю программу, ожидая новых и новых фрагментов этого сериала. У Брилева Песков даже временами перестает быть похожим на фразеологического робота, который выдает фантастические по бездушности канцеляризмы. Раскрывает нам бытовые детали из жизни небожителей. Любопытно же узнать, на каких языках говорят между собой во время встречи «нормандской четверки» Порошенко, Меркель , Олланд и Путин. Когда Путин говорит по-немецки, когда по-английски. Или когда Порошенко вдруг переходит на тот же английский. Правда, когда это делает он, все «недоумевают», а когда Путин всем вроде бы нравится.

Вообще, это странная идея — долго и подробно говорить с человеком, которому по должности не положено иметь своего мнения, а необходимо лишь внятно доносить мнение шефа. Но прямая линия проходит раз в год, как и большая пресс-конференция, а спрашивать чего-то хочется постоянно.

Вот так, рассуждая без криков и стенаний о Сирии, перемежая это неспешным Песковым, Брилев и заполнил большую часть своего эфира. Про американские выборы — ни слова вообще, кроме краткого невинного вопроса тому же Пескову. Про Моторолу и тяготы Новороссии — ни слова. Про скорый распад Америки, в отличие от возможного распада Сирии, — даже намека не было, а ведь эта тема стала излюбленной и у того же Киселева, и у Фадеева с Первого канала, и у Пушкова на ТВЦ. То есть откровенного, отчаянного треша в программе нет.

Правда, нет и новостей из России, кроме тех, что идут в традиционном обзоре «мир за 80 секунд». Но много ли за 80 секунд расскажешь? Так что про сокращение расходов на медицину — это не к Брилеву.

Впрочем, новости из России все же представлены, но какие-то частные сюжеты. На контрасте. Вот две офигевшие, оскотинившиеся девицы, которые с адской жестокостью мучили животных в Хабаровске. Дичь полнейшая. Но вот и всем уже известная чудо-девочка Бэлла Девяткина, которая в свои четыре года говорит на семи языках. И сам Брилев говорит с ней то по-английски, то по-испански, а внизу бегут титры с переводом. В студии федерального канала «Россия» ведущий несколько минут говорит на ненашем языке! Да еще защищает от мракобесов рок-оперу «Иисус Христос суперзвезда».

Такая полуфига в кармане. Она, я думаю, и становится знаком отличия Сергей Брилева от прочих пропагандистов. Он выполняет обязательную программу — выполняет от и до. Но произвольную уже не «катает».

util