25 Октября 2016, 18:42

Подземелья Челябинска: зачем местные парламентарии решили продавать места на кладбище

Фото: Денис Синяков / Reuters

Пока у федерализма в целом по России перспективы туманные, он расцветает в похоронном деле. Например, в Челябинске муниципальные чиновники на уровне города задумались о продаже земли на кладбищах


Похоронная отрасль в России находится в состоянии затяжных реформ. Страна до сих пор живет по закону 1996 года «О погребении и похоронном деле», который давно не отвечает изменившимся реалиям рынка. С 2013 года Министерство строительства и ЖКХ разрабатывает новый документ, регулирующий отрасль. Он предлагает ввести единые правила содержания кладбищ и организации похорон для всех регионов. Пока же в похоронном деле в России царит невиданный в других сферах федерализм — каждый регион регулирует похоронную отрасль и ритуальные отрасли как хочет.

Так, в Челябинске власти планируют узаконить продажу мест на кладбище, которая до сих пор в городе номинально отсутствовала. 25 октября издание «Новый день» сообщило: в Челябинске подготовлена дорожная карта по приведению в порядок городских кладбищ. Документ стал результатом работы специальной группы, созданной в челябинской городской думе в 2015 году.

Члены этой группы за прошлый год посетили 12 челябинских кладбищ. Во время их инспекций были выявлены «неустранимые» проблемы. Практически на всех кладбищах участки под захоронения составляют больше пяти квадратных метров — площади, предоставляемой каждому россиянину бесплатно. На некоторых некрополях захоронения по размеру занимаемой территории приближаются к жилым постройкам. Митрофановское кладбище давно вышло за свои границы, и часть захоронений незаконно находится на территории соседнего бора. Распространенным явлением оказались захоронения медицинских отходов и животных на городских кладбищах.

За время работы городской парламентской группы большинство выявленных на кладбищах нарушений так и не были устранены. Итогом ее деятельности стала разработка нормативно-правовой базы, регламентирующей работу кладбищ: так появилась дорожная карта. Согласно документу, челябинские кладбища ожидает ряд нововведений.

Во-первых, планируется проработать вопрос о взимании платы за резервирование места для семейного захоронения. Руководитель рабочей группы Илья Исайчук особо подчеркивает необходимость это меры: «Все мы знаем, что многие участки превышают законные пять квадратов, но плата взимается незаконным образом и идет не в бюджет».

Во-вторых, авторы документа ставит целью разработать регламент по предоставлению участка для захоронения, чтобы родственники умершего знали о своих правах и обязанностях.

В-третьих, планируется провести инвентаризацию всех захоронений на челябинских кладбищах. Парламентская группа выяснила, что статистики о количестве захоронений и свободных мест на кладбищах просто нет. Но, обращают внимание участники группы, пока денег на инвентаризацию в бюджете в городе не предусмотрено.

Об эффективности предложенных челябинскими парламентариями мер и возможностях повлиять на похоронную отрасль Открытой России рассказал Сергей Мохов, антрополог, главный редактор журнала death studies «Археология русской смерти»:

Сергей Мохов. Фото: личная страница в Facebook

— Наше законодательство в похоронной отрасли имеет свои особенности — в нем федерализм проявляется больше всего. Каждый регион, каждый местный орган самоуправления может принимать различные нормативные акты и сам регулировать всю эту сферу.

То, о чем говорят в Челябинске, — это в принципе нормально. Существование семейных захоронений предусмотрено федеральным законом.

Но с этим возникает ряд проблем. Непонятно, что такое семейное захоронение, что такое семья, кто будет определять родственные отношения и так далее. То есть, например, непонятно, являются ли родственниками по этому законодательству гражданские муж и жена, и кто будет это регулировать и оценивать. Например, тело из морга должен забирать только родственник или официальное лицо? Кто должен устанавливать родственные связи и по каким признакам в такой ситуации — совершенно непонятно.

Я подозреваю, что речь идет о семейном месте для нескольких могил, которое ты приобретаешь. Сейчас приобрести место для нескольких могил невозможно.

У нас государство работает по принципу: один покойник — одно место. Родственникам рядом место зарезервировать нельзя. Поэтому люди используют различные схемы и хитрости для обхода закона.

Это первый момент.

Второй момент — не очень понятно, что значит «продажа мест»? Его что — передают в собственность? Ты с ним можешь что-то делать, у тебя право бессрочного пользования — или это догосрочная аренда? Когда речь идет о каком-то старом кладбище вроде Ваганьково в Москве, там более или менее понятно; оно было, есть и будет. А вот на этих новых кладбищах неизвестно, как власти планируют юридически закрепить право на кусок земли. В международной практике никто никакие места не продает — существует только долгосрочная аренда.

Я подозреваю, что и в Челябинске будет использоваться долгосрочная аренда от 25 лет, под которую можно получить право пользования землей под семейные захоронения. Идея в принципе хорошая и правильная, но как это будет работать на практике?

Вот в Москве, например, семеные захоронения продаются. В Москве принято законодательство: можно купить так называемое место под семейное захоронение. Цены совершенно фатастические (На самом крупном московском Хованском кладбище самое дешевое место стоит 120 тысяч рублей. — Открытая Россия).

Как будет выглядеть реформирование похоронной отрасли в Челябинске, я пока не очень представляю. Вообще, это, конечно, путь в цивилизованную сторону. Но в России не всегда идея совпадает с формой, мир идей и мир вещей не всегда находит спайку.

util