25 Октября 2016, 23:08

Суд по делу об убийстве Немцова: показания свидетеля Петухова

Шествие в память о Борисе Немцове в центре Москвы. Фото: Елена Пальм / ТАСС

25 октября Дмитрий Петухов, который работал личным водителем Бориса Немцова более десяти лет и в том числе в день убийства, рассказал о последнем дне жизни политика и изучил вместе с присяжными часть доказательств

«Обвинение говорит, что мы тщательно планировали это все... убийство. Также говорит, что мы все знакомы, какой-то там Мухутдинов — заказчик... который, да. Я вообще не знаю его — ни Мухутдинова, ни Эскерханова, не об этом говорю. Я почему прошу, чтоб я и мой защитник... потому что я ехал на своей личной машине, которая на меня зарегистрирована, говорил по своему личному телефону, который на меня зарегистрирован. Я еду в аэропорт в день, когда планировал убийство, под тысячами, я не знаю, сотнями камер, — я еду встречать человека, который едет совершить преступление, да? Это вообще бред какой-то. Вот поэтому, чтобы объяснить, для чего я поехал, я, опять же, и сегодня говорю, и опять утверждаю, что я этого человека не знал, я первый раз этого человека в аэропорту... я же с самого первого дня объяснил. [На вопрос председательствующего, о ком идет речь] Шаваев Беслан, отчество я его не знаю. На этот момент я даже его фамилию не знал. Я приехал... я тысячу людей встречал в аэропорту, [обращаясь к судье] вы бы меня попросили, я бы и на вашу просьбу ответил. Я поехал человека встречать, я не знаю, почему, но этого видео нет: сейчас утверждает обвинение, что этого видео нет, нет этого видео. То, что я провожал человека, своего земляка двадцать пятого числа, — вот это видео просим. Двадцать шестого я встречал вот этого... который подорвался. И, заметьте, человек согласился за деньги совершить преступление, чтобы седьмого числа подорваться на лимонке, на гранате, на чем там... зачем ему тогда эти деньги нужны, если он собрался подрываться... [на повторный вопрос, о ком идет речь] Ну про человека, которого я встречал двадцать шестого числа. Беслан Шаванов. Двадцать шестого числа, одиннадцать тридцать или двенадцать, я поехал, встретил».

Из монолога подсудимого Шадида Губашева, 25 октября 2016 года


Проходя по коридору Московского окружного военного суда под конвоем, Анзор Губашев чему-то улыбался. «Ассалам алейкум!» — крикнул он родственнику, прежде чем его вместе с другими подсудимыми завели в зал. Чуть позже человек, с которым поздоровался Губашев, получит последнее, «китайское» предупреждение от приставов за то, что попытается сфотографировать подсудимых, находящихся внутри «аквариума», на телефон.



«Борю убили на мосту»

На заседание не пришли два важных свидетеля — Анна Дурицкая и Евгений Молодых, оба они были очевидцами убийства. Как утверждал МК, 27 февраля 2016 года Молодых шел по Большому Москворецкому мосту примерно в ста метрах позади Дурицкой и Немцова. Он смог увидеть киллера со спины и описать автомобиль, в который тот садился.

— От Молодых пришло уведомление, что телеграмма не доставлена, адресат отсутствует, члены семьи от приема телеграммы отказались. От Дурицкой нет никаких сведений, вручена ли телеграмма или письмо с повесткой; ну, естественно, это происходило на территории Украины, — пояснил председательствующий.

Поэтому в присутствии присяжных 25 октября решили допросить человека, возившего Немцова в день его гибели.

— Петухов Дмитрий Владимирович, — представился высокий лысый мужчина, подойдя к трибуне. Позади него тяжело дышала конвойная овчарка. Свидетель оглянулся и чуть отошел от нее.

Последний день политика, как следует из показаний водителя, складывался так.

В полдень Немцов вышел из дома в коттеджном поселке «Бенилюкс» и сел в ждавший его Range Rover Sport, за рулем которого был Петухов. Автомобиль поехал к аэропорту Шереметьево, где Немцов встретил ждавшую его уже на улице Анну Дурицкую. Затем они отправились в квартиру Немцова на Малой Ордынке, по пути заехав в отделение «Альфа-банка» на Пятницкой, где Борис Ефимович пробыл не больше пятнадцати минут. Машина свернула во двор приблизительно в половину третьего, Немцов с Дурицкой вышли из нее и поднялись в квартиру, откуда спустились уже в восьмом часу. Политик попросил Петухова довезти Дурицкую на улицу Пятницкую, сообщив, что сам пойдет пешком до Нового Арбата в редакцию «Эха Москвы». В четверть десятого Петухов забрал Немцова из редакции и поехал назад на Малую Ордынку. Во дворе дома, не выходя из машины, Борис Ефимович позвонил Дурицкой, и, выяснив, что та находится в ГУМе, попросил довезти его до Большого Москворецкого моста, откуда он собирался дойти пешком. В 21:45 Петухов остановился на островке безопасности.

— Сидя в машине, он что-то делал в своем телефоне, но недолго. После этого он попросил показать, где здесь переход, и вышел. Больше я его не видел, — закончил свой рассказ водитель. Потом, отвечая на вопросы стороны обвинения, он рассказал об отношениях Немцова с Дурицкой («около двух лет общались как мужчина с женщиной»), об обычных маршрутах, по которым он возил убитого («не было ежедневных маршрутов, но наиболее частые — из Подмосковья в Москву, в сторону Нового Арбата»), продиктовал единственный номер Немцова («Записываем», — скомандовала прокурор Семененко присяжным), объяснил, как можно было попасть во двор дома Немцова («ворота со стороны Голиковского переулка, калитка со стороны метро ’’Третьяковская’’»).

— Как вы узнали о случившемся 27 февраля? — продолжила прокурор.

— Мне позвонила Анна Дурицкая и сказала. По-моему, фраза ее была: «Борю убили на мосту». Она была в истеричном состоянии. Это было около двенадцати часов. После этого связь оборвалась.

После сообщения Дурицкой Петухов связался со своим напарником, Сергеем Авгеевым: они решили приехать на мост. Авгеев приехал быстрее и посоветовал Петухову ехать сразу на допрос.



Старые угрозы

Представитель потерпевших Ольга Михайлова спросила Петухова об угрозах, которые получал Немцов.

— Об угрозах или нападениях мне неизвестно. Были различные молодежные организации, у него могли быть конфликты с ними; когда он выступал, те могли надеть на него сачок, например.

— Могли или делали?

— И могли, и делали.

— Как вы думаете, почему это происходило?

— Я предполагаю, это связано с его политической деятельностью.

Дотошный допрос адвокатов подсудимых начал раздражать Петухова примерно на середине. Адвокат Дадаева Марк Каверзин спрашивал, замечал ли Петухов что-либо подозрительное накануне убийства, видел ли он кого-либо из обвиняемых и общался ли он с консьержем 27 февраля: на все вопросы свидетель ответил отрицательно. Затем Каверзин прощупал почву на предмет других источников угроз:

— Скажите, пожалуйста, как часто Борис Ефимович ездил в Ярославль для выполнения своих обязанностей?

— От двух раз в неделю до двух раз в месяц, в зависимости от того, как часто были заседания.

— Скажите, пожалуйста, говорил ли вам Борис Ефимович когда-нибудь, что у него есть конфликты с кем-то из депутатов ярославской думы, c лидерами партийных течений?

— Мне он этого не рассказывал.

— Может быть, какие-то угрозы на Украине ему кто-то высказывал или в каких-то других странах?

— Нет, я ничего об этом не знаю.

Продолжил поиск источников опасности Муса Хадисов, адвокат Анзора Губашева:

— Слышали ли вы от Немцова что-нибудь о журнале Charlie Hebdo, в котором публиковали карикатуры на пророка?

— Нет, не слышал.

— Кто из известных политиков были друзьями Немцову?

—Хм... Рыжков, например, Касьянов. Я не знаю, считать это дружбой или профессиональными отношениями, но они много общались.

— Немцов был оппозиционным политиком? С чем он был не согласен?

— Наверное, с курсом нашей страны. Подробнее мне неизвестно: я водитель, который везет его по маршруту.

Именно тут свидетель начал понемногу закипать. Добила его Анна Бюрчиева, адвокат Тамерлана Эскерханова. Отвечая на ее вопросы о том, где останавливался в Ярославле Немцов, о степени охраны поселка «Бенилюкс», сколько дней в неделю Немцов проводил в Москве и каким образом сам Петухов получал зарплату, он с трудом скрывал раздражение. Последним из защитников допрашивал свидетеля Заурбек Садаханов — его интересовало, имела ли Дурицкая украинское гражданство и содержал ли ее Немцов.

В «аквариуме» зашевелился Заур Дадаев: это значит, что он тоже хочет задать вопрос. Каверзин спешно подошел к нему. Кратко посовещавшись, он спросил у Петухова то же самое по второму кругу: сообщал ли Немцов о чем-либо подозрительном в день убийства, видел ли он автомобиль ZAZ и что ему сказала Дурицкая, позвонив после трагедии.

Петухов отвечал и постепенно терял самообладание. Немного разрядила обстановку прокурор Семененко: когда запасы вопросов у стороны защиты иссякли, она огласила показания Петухова, данные следователю непосредственно после убийства: в целом, они повторяли то, что он показал в суде. После этого объявили перерыв на двадцать минут.



Исследование доказательств

Хамзат Бахаев, сидя вполоборота, о чем-то перешептывается с Тамерланом Эскерхановым. Оба они улыбаются. Повернувшись направо, Бахаев видит конвоира в балаклаве, который следит за ним через бронированное стекло аквариума. Подсудимый переводит взгляд в пол, заседание продолжается.

Прокурор Львович вставил флешку в ноутбук и включил проектор. Присяжным продемонстрировали видео с камер наблюдения в доме Немцова — семь ракурсов. На видео Петухов нашел момент, когда они с Немцовым и Дурицкой приехали из банка, затем — уже на видео с другого носителя — как они отъехали от дома, потом — как Петухов возвратился один. Семененко заостряет внимание на двух неизвестных мужчинах на видеозаписи, но свидетель не может опознать в них подсудимых. После записей с камер наблюдения обвинение демонстрирует большую таблицу в «Экселе» — это данные из полицейской системы «Поток», которая отслеживает перемещение автомобилей. Система фиксировала нахождение автомобилей ZAZ, используемого, по версии следствия, убийцами, и Range Rover Немцова рядом в нескольких местах с небольшими временными интервалами. Кроме этого, тот же самый ZAZ был многократно уличен в неправильной парковке возле дома Немцова на Малой Ордынке: предполагаемые убийцы попались на этом не меньше пяти раз.

Следующее доказательство — записи с камер наблюдения возле входа в ГУМ и возле Bosco Cafe. Петухов узнает Немцова, Семененко несколько раз выделяет в кадре неизвестных мужчин, но Петухов не может опознать в них никого из тех, кто сидит на скамье подсудимых. После демонстрации Каверзин пытается выяснить у свидетеля, обратил ли он внимание на даты на видеозаписях, но тот не понимает вопроса.

— Вы уверены, что это именно Борис Ефимович зашел в дом, или это мог быть человек, загримированный под него? — внезапно спрашивает адвокат.

— Я утверждаю, что это был он.

После этого вопроса Петухова наконец отпускают.

— Сможете ли вы явиться в суд завтра к одиннадцати утра? — спрашивает его председательствующий.

—Да! — резко отвечает свидетель и быстрыми шагами покидает зал. После него уходят и присяжные.

Адвокат Шадида Губашева Магомед Хадисов ходатайствует о том, чтобы запросить видеозаписи из аэропорта, доказывающие, что его подзащитный 25 и 26 февраля провожал и встречал там своих родственников. Губашев поддерживает ходатайство пламенным монологом, но судья, тем не менее, отклоняет его, сообщив, что в данный момент оно преждевременно.

util