26 Октября 2016, 22:46

Суд по делу об убийстве Немцова: допрос свидетеля Петухова окончен

Фото из материалов дела

Адвокаты возмущаются, приставы засыпают, прокурор Семененко веселит присяжных, Петухов по-прежнему раздражается, а конвойная собачка звонко лает


26 октября стороны закончили допрос свидетеля Дмитрия Петухова, водителя Бориса Немцова, и в его присутствии обвинение представило новые доказательства — путь автомобиля ZAZ после совершения преступления, протокол осмотра брошенной машины и записи с камер наблюдения, на которых видны двое неизвестных возле Нового Арбата.



«Пусть прокурор эту карту домой унесет»

На прошлом заседании защита ходатайствовала о приобщении к материалам дела и использовании при допросе свидетеля двух карт — местности возле дома Немцова и возле Большого Москворецкого моста. Адвокат Дадаева Марк Каверзин тогда потребовал от прокурора пояснить, есть ли у организации, печатавшей карты, разрешение на эту деятельность. По его словам, гособвинению он доверяет, но все исследуемое в суде необходимо пропускать через фильтр допустимости доказательств. Требование прокурор Львович выполнил: на это заседание он пришел с официальным ответом из центра, где печаталась карта. В документе пояснялось, что изображение взято из открытых источников, а дополнительного разрешения на печать не требуется. Адвокатов ответ устроил.

— Зачем карта? Карта вообще не нужна, мы вообще не разбираемся... Вон прокурор пускай ее домой унесет, — возмутился аквариум с подсудимыми.

Впрочем, с возражением выступил только Дадаев:

— Очередная фабрикация, как и с уголовным делом. В связи с этим я возражаю.

— Фабрикация карты? Что там не так указано? — удивился председательствующий.

— Дело фабриковали... Внизу ниче не понятно. Че-то там изображено? Ничего не понятно. Вы че-то понимаете там, внизу?

— Внизу написано то же самое, что и вверху.

— Вы читать можете?

— Вверху могу.

— А внизу?

— Ну я прочитал.

— Там ничего не читаемо, как вы прочитали? Ну, очередная фабрикация, — расстроился Заур.

Судья, внимательно рассмотрев документ еще раз, счел, что нечитаемость отдельной части вызвана технической ошибкой. «Еще одна техническая ошибка?» — усмехнулись в аквариуме, вероятно, имея в виду оплошность следователя Молодцовой, неверно составившей акт упаковки гильз: именно технической ошибкой она назвала свои действия.

Использовать карту при допросе свидетеля и приобщить ее к делу председательствующий все-таки разрешил. В зал вошел Дмитрий Петухов. Пристав уже постучался, чтобы позвать присяжных, но тут Каверзин решил уточнить, как именно обвинение будет допрашивать свидетеля. По его словам, свидетель — не эксперт и не может быть допрошен шире тех рамок, в которых он давал показания. Некорректные вопросы были и на прошлом заседании, но он не стал прояснять этот вопрос при присяжных.

— Обвинение, готовы ответить? — судья повернулся к прокурору Семененко.

— Конечно, ваша честь. Вопросы свидетелю я задаю в соответствии с частью седьмой статьи 335-й и 252-й УПК РФ, — отчеканила она.

Адвоката Каверзина, конечно, такой ответ не устроил, и он продолжил пояснять, что допрашивать Петухова можно только о том, что он видел и слышал. Когда судья попросил его сослаться на норму закона, где указаны такие ограничения, Каверзину пришлось сесть на место, пообещав подготовить письменное ходатайство. Тогда, наконец, впустили присяжных, а Петухов занял свое место за трибуной.

Первым изученным доказательством была запись телеканала ТВЦ: прокуроры настояли на том, что вывести изображение на проектор технической возможности нет, поэтому они подходили к присяжным с ноутбуком, чем, конечно, вызвали недовольство Каверзина. «Да мы вообще молчим. Не переживайте, мы молчим», — ответила ему Семененко. На слово ей Каверзин не поверил, встав позади нее и Львовича, чтобы наблюдать за демонстрацией видео. «Вопросы сейчас задаю я. Вы потом зададите вопросы, когда у вас будет возможность», — остановила его прокурор, когда он попытался что-то вставить в ее речь.

Тем временем пристав, который должен был выключить свет, чтобы запись было лучше видно, уснул.

После видеозаписи обвинение перешло к изучению местности: с помощью омоновцев на диван поставили большую фанеру, к которой была пришпилена карта, и вызвали к ней свидетеля. Происходившее напоминало урок географии: водя по карте шариковой ручкой, прокурор Семененко просила Петухова назвать то или иное место в центре Москвы, присяжные смотрели на это нехотя и изредка что-то записывали в свои тетради — как будто для виду. Неуверенность, с которой Петухов отвечал на некоторые вопросы, не понравилась председательствующему:

— Названия улиц на карте подписаны. Почему ваш, Мария Эдуардовна, свидетель, постоянно говорит «наверное»?

— А это у него слово-паразит, ваша честь. Наверное... Давайте без «наверное», — обратилась она к Петухову.

Присяжные улыбнулись.

— А теперь покажите, пожалуйста, где Голиковский переулок, дом 8. Там, где машина стояла, ZAZ 649, — продолжила допрос Семененко, после того как Петухов показал на карте, по какому маршруту он подвозил Немцова на Большой Москворецкий мост.

— Ваша честь, я прошу прекратить это издевательство над судопроизводством, — не выдержал Заурбек Садаханов, адвокат подсудимого Бахаева. Председательствующий попросил прокурора не упоминать машину.

— А, про машину? Поняла, молчу. (Обращаясь к Петухову.) Тогда покажите просто, где Голиковский переулок, дом 8.

Присяжные опять слегка улыбнулись.


Путь автомобиля после преступления

Семененко снова обратилась к системе «Поток».

— Итак, информация о перемещении ZAZ Chance 649, начиная с 23:31 27 февраля 2015 года. После того как человек впрыгнул в автомобиль, подъехавший по Большому Москворецкому мосту, двигаясь со стороны Красной площади, и скрылся в направлении Болотной площади...

— Мария Эдуардовна, это вы что читаете? — прервал ее председательствующий.

— Она сама видела, как кто-то впрыгнул, — съязвил Садаханов.

Семененко назвала номер акта в уголовном деле и продолжила его оглашение — правда, без уточнений, кто именно и куда запрыгнул. В 23:32 автомобиль ZAZ находился на Болотной улице, 18, затем двинулся к улице Серафимовича, дом 2. В 23:34 он оказался на Новинском бульваре, 28/35, проехав через Никитский. Все эти материалы демонстрировались присяжным.

— На всех фотографиях один и тот же ZAZ, — торжествуя, Семененко постучала по томам дела ручкой.

— Уважаемые присяжные, на этой фотографии нет номера, — вмешался Каверзин, наблюдавший за действиями прокуроров.

— Система «Поток» зафиксировала этот автомобиль. Пожалуйста, вот номер.

После Новинского бульвара ZAZ повернул на Поварскую — там он, согласно системе «Поток», оказался в 23:37. Петухов на карте показал, как попасть с Большого Москворецкого на Новый Арбат через Болотную.

Следующее оглашение — протокол осмотра этого самого «ЗАЗа», найденного в Трубниковском переулке. Машину отбуксировали в НИИ ФСБ России на проспекте Вернадского, где вскрыли и тщательно изучили. Как следует из протокола, сиденья автомобиля были обтянуты тканью, под местом водителя и переднего пассажира были постелены листы картона. Следствие сделало смывы с ручек открывания дверей, кнопок блокировок дверей и рукоятки регулировки зеркала.

В салоне автомобиля были найдены 212 предметов, среди которых пластиковая бутылка объемом 0,5 литров с надписью «Кисель». Экспертиза показала, что биологический материал на ней принадлежит Анзору Губашеву.

Следующие доказательства — записи с камер видеонаблюдения на Трубниковском переулке, 30, стр. 1 и Большой Молчановке, 30/7. Записи показывают присяжным и свидетелю. Прокурор акцентирует внимание на фигурах двух мужчин. Водитель Петухов отмечает, что один из мужчин выше, одет в черный головной убор, в то время как другой — в серый, но никого из подсудимых опознать в них не может. Впрочем, он отметил сходство между этими фигурами и мужчинами, которых ему показывали вчера на записях из ГУМа.

Во время демонстрации видео председательствующий просит прокуроров не комментировать видеозапись — в объективности предоставления доказательств сомневаются адвокаты подсудимых.

— Сторона защиты и нужна, чтобы сомневаться, — отвечает прокурор Львович, показывая видео дальше.

— Сторона защиты нужна, чтобы закон соблюдать, — парирует адвокат Каверзин.

— Да-да-да-да, закон соблюдать, это мы слышали, — Львович раздраженно закатывает глаза, но Семененко тихо просит его остановить перепалку. Присяжные о чем-то шепчутся между собой, двое из них, обсуждая видео, указывают карандашом в сторону аквариума — то на Шадида, то на Анзора Губашева.

После демонстрации всех доказательств адвокаты подсудимых засыпали Петухова вопросами. Они интересовались, как он определил цвет головного убора на черно-белых записях («Я так вижу», — немного раздраженно ответил свидетель), есть ли у него картографическое образование, которое позволяет ему точно определять улицы и расстояние между ними (нет), точно ли на видео были двое мужчин, а не женщин («Они были одеты в мужскую одежду, я считаю, что это мужчины»), стояла ли на бордюре та фигура, что была выше (Петухов этого не заметил), видел ли он ZAZ Chance, о котором идет речь, возле островка безопасности в день убийства (нет). На этом Петухова отпускают, и заседание завершается.

Длинношерстная немецкая овчарка звонким лаем провожает конвой по коридору суда.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Суд по делу об убийстве Немцова: показания свидетеля Петухова

Суд по делу об убийстве Немцова: следователь Краснов не придет

Суд по делу об убийстве Бориса Немцова: в ожидании следователя Краснова

Суд по делу Немцова: день первый

util